"Историческая призма": 1915-1916. Зверства армян в Турции заставили Россию изменить планы

12 февраля 2015 07:00

Сформированные в конце 1914 года при поддержке царского правительства армянские добровольческие дружины отличались распущенностью и недисциплинированностью. В этом не было ничего удивительного, поскольку основу их составляли лица, за которыми числилось немало тяжких преступлений, в т.ч. совершенных на территории Османской Турции в 1895-1896 гг. и Южного Кавказа во время кровавых межэтнических столкновений 1905-1906 гг.

Выйдя на свободу после политической амнистии, объявленной в 1913 году царским правительством по случаю 300-летия дома Романовых, этим людям представилась очередная возможность свести счеты с османскими и азербайджанскими тюрками. Перейдя на вполне легальное положение, их лидеры открыто могли выражать свои политические взгляды по созданию государства за счет территорий Османской Турции, которые шли в унисон со стратегическими задачами царского правительства.
 

Уже в начале военных действий на Кавказском фронте русское командование стало свидетелем безобразного поведения членов армянских дружин, которые вовсе не считались с ним

Однако уже в начале военных действий на Кавказском фронте русское командование стало свидетелем безобразного поведения членов армянских дружин, которые вовсе не считались с ним. Об этом неоднократно в своих докладах начальству указывали русские военные чины различного ранга.

Так, в телеграмме начальнику Генерального штаба Кавказской армии Н.Юденичу от 20 января 1915 года генерал-лейтенант Зубов писал: "Прошу сообщить, какие армянские дружины сформированы на Кавказе с указанием фамилий их начальников, а также - кому они подчинены и какие из них предназначены к расквартированию в г. Карс. Сведения эти необходимы особенно потому, что у жителей с дружинами часто возникают серьезные недоразумения на почве убийств, грабежей и всякого рода насилий, а также ввиду антидисциплинированности и распущенности дружинников вообще".

Дело доходило до того, как писал 31 января того же года генерал Огановский в полевой штаб Кавказской армии, что армянские добровольцы вели "стрельбу по русским войскам, не пропускавшим их с награбленным имуществом".
 

Армянские добровольцы вели "стрельбу по русским войскам, не пропускавшим их с награбленным имуществом"

В начале мая 1915 года армянские дружины, идущие за русской армией, вступили в Ван. Приказом командующего русскими отрядами генерала Николаева в Ване было учреждено губернаторство во главе с армянским вожаком Арамом Манукяном, который должен был подчиняться русскому коменданту гарнизонных войск. Создание данной администрации настолько воодушевило армян, что они наивно поверили в возможность распространения ее власти и на другие армянонаселенные районы.

Однако это не входило в планы русских военных властей. Русское командование считало Ван завоеванным русскими войсками городом и не собиралось отделять Ванский вилайет от других земель, занятых по праву войны. Тем самым, армянам давали понять, что не стоит, впадая в иллюзию, рассматривать Ванское губернаторство как некое государственное образование, на базе которого они в дальнейшем могут поднять вопрос о предоставлении им автономии. Россия уже имела горький прецедент с Болгарией, которая, получив благодаря усилиям царского правительства независимость, вскоре отвернулась от нее и в 1915 году вошла в Четверной союз.

Начальник штаба Кавказской армии генерал Н.Юденич имел собственную точку зрения в вопросе управления Ванским районом. Он предлагал Кавказскому наместнику Н.Воронцову-Дашкову создать русскую власть с гражданскими чиновниками с необходимым числом стражников. В ходе дальнейшей переписки с исполняющим обязанности командующего Кавказской армии генералом Болховитиновым и с помощником по гражданским вопросам наместника на Кавказе Н. Петерсоном стороны остановились на точке зрения о необходимости создания в Ванском вилайете военного генерал-губернаторства.

Введение этого института означало сосредоточение военной и гражданской власти в руках одного лица, которым, естественно, должен быть русский военачальник. Причем, предлагалось интегрировать Ванскую армянскую администрацию в составе военного генерал-губернаторства, а армянским чиновникам предстояло стать составной, но не главной частью администрации.
 

Однако Ванское генерал-губернаторство так и не было создано, а армянская администрация города Вана просуществовала около 70 дней

Однако Ванское генерал-губернаторство так и не было создано, а армянская администрация города Вана просуществовала около 70 дней. 23 июля 1915 года русские войска оставили Ван, а вместе с этим была ликвидирована армянская администрация города. Вслед за этим встал также вопрос о расформировании или переформировании армянских дружин. Основанием для этого стали письма, поступавшие от русских военных чинов из Вана, которые сообщали о многочисленных фактах неповиновения армянских дружин русским военным властям.

События в Ване очень удручающе повлияли на моральный дух армянских дружин, командиры которых, как, например, Амазасп и Кери, несмотря на запрет русского военного командования, настаивали командировать их для переформирования в Эриван. К тому же, в это время появилось воззвание командира 1-й армянской дружины Андроника, в котором он требовал прибытия в Эриван и вступления в ряды дружины, реорганизация которой должна была быть закончена к середине сентября 1915 года.

Подобная самодеятельность армянских вожаков вынудила русское командование всерьез задуматься над тем, как далеко могут зайти бунтарские настроения в армянских вооруженных частях. Поэтому в телеграмме генерал-квартирмейстера штаба Кавказской армии П. Томилова генералу Н. Юденичу предлагалось "или заставить подчиниться дружины и оставить их в Ванском вилайете, или распустить их, предварительно отобрав винтовки, дабы в будущем не давать прецедента к предъявлению армянскими дружинами, имеющими военную организацию, каких-либо требований к производству самовольных действий".

Русское командование стало ясно осознавать, что армянские добровольцы, состоящие в своем большинстве из членов партии "Дашнакцутюн", являясь людьми с весьма темным прошлым, путем уклонения от боя, дезертирства, членовредительства и политиканства, будут действовать растлевающим образом на русскую армию. С другой стороны, после отступления в конце июля 1915 года русских и армянских частей из Вана, город оставался в руках турецкой армии всего лишь девять дней, после чего русская армия вновь заняла его и, уже без армян держала его в руках до весны 1918 года.

В июле 1915 года русские заняли Битлис, а весной 1916 года - Эрзерум. После установления русской армией полного контроля над данными стратегическими районами в Восточной Анатолии, активные военные действия на Кавказском фронте вплоть до начала 1918 года прекратились.

Армяне посчитали, что, установив контроль над районами, населенными армянами, царское правительство вскоре предоставит им автономию. Однако русские не собирались ни с кем делить плоды своей победы, а тем более с армянами. С окончанием активных военных действий необходимость в армянских дружинах отпала. Они и не представляли никогда той внушительной военной силы, на которую можно было бы опираться в случае проведения крупных военных операций. Русское командование умело использовало "патриотические" чувства армян в начале войны и с легкостью отказалось от них, когда стратегическая задача была уже достигнута.
 

С окончанием активных военных действий необходимость в армянских дружинах отпала. Они и не представляли никогда той внушительной военной силы, на которую можно было бы опираться в случае проведения крупных военных операций

Поэтому Главноначальствующим Кавказской армией было признано необходимым взамен дружин создать чисто воинские организации - армянские стрелковые батальоны под командованием строевых офицеров. Решение об этом было принято в начале марта 1916 года.

В момент издания этого приказа армянские дружины были рассеяны по всему Кавказскому фронту - в Османской Турции и Персидском Азербайджане. Чтобы довести армянские батальоны до нормальной численности, туда должны были быть откомандированы все офицеры и солдаты армянского происхождения из частей Кавказского фронта, выразившие желание служить в этих батальонах. Однако на предоставленное армянским добровольцам право вступить в эти батальоны откликнулась лишь самая незначительная их часть.

Высшее военное командование Кавказского фронта, по соображениям внутренней безопасности, вновь не стало объединять эти батальоны в крупные национальные войсковые части, что могло поощрить сепаратистские тенденции среди армян. Поэтому новые батальоны вновь были рассеяны по всему Кавказскому фронту, переходя из одной группировки в другую, постоянно меняя вышестоящее командование. Этот шаг царского правительства был встречен такими вождями армянских дружин, как Андроник, сильным разочарованием. Он признал крушение своих замыслов о создании автономии Армении, ради которых, как он высказался, он боролся 30 лет.
 

"Занятые дашнакскими отрядами турецкие деревни высвобождались от живых людей и превращались в развалины, наполненные обезображенными жертвами"

В целом, наиболее точное определение короткому армянскому добровольческому движению дал в своей работе армянский автор А. Лалаян: ""Добровольческое" движение характеризуется тем, что дашнакские отряды во главе с кровожадными хмбапетами (Андроник-пашей, Амазаспом и другими) проявляли максимум "храбрости" в деле истребления турецких женщин и детей, стариков и больных. Занятые дашнакскими отрядами турецкие деревни высвобождались от живых людей и превращались в развалины, наполненные обезображенными жертвами. Таким образом, один из итогов дашнакского добровольческого движения заключается в уничтожении десятков тысяч трудящихся турок". 

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!