"Историческая призма": XIX век. Как армяне выторговывали себе государственность

9 апреля 2017 21:45

Начиная со второй половины XIX в., понятие "армянский вопрос" постепенно внедрилось в мировое общественное сознание. Главным содержанием данного вопроса были претензии армян на земли соседних народов и государств. Армянский вопрос стал геополитическим мячом, а армянские умы, поверив в обещания, стали усиленно заботиться о своей истории, писали различные исторические опусы, где "доказывали" свои права на претендуемые территории.

У них так разыгралась фантазия, что будущая Армения должна была омываться аж тремя морями. Так, завоеванное Российской империей азербайджанское Иреванское ханство армяне сочли "Восточной Арменией", а территории Восточной Анатолии Османской Турции, где жили армяне, они приняли за "Западную Армению". Таким образом, целью армян было объединение "Восточной Армении", т.е. земель азербайджанского Иреванского ханства, с землями Восточной Анатолии и создание "великой Армении".

Эта сформулированная на фантазиях армянская цель была на руку как Российской империи, так и западноевропейским странам.

После окончания Крымской войны (1853-1856), еще до заключения Парижского договора, 1 февраля 1856 г. в Вене был подписан протокол, проложивший путь к мирным переговорам. 4-ый пункт документа оговаривал включение в грядущий мирный договор положения об уравнивании в правах христианских подданных Османской империи с мусульманами. Устанавливался срок и место созыва мирной конференции - в течение 3 недель в Париже. 18 февраля 1856 г. султанское правительство обнародовало манифест о реформе.

Опубликовав манифест о реформе до начала Парижской конференции, Турция стремилась показать, что это ее собственная инициатива. Более того, в подписанном 30 марта 1856 г. мирном договоре отмечалось, что державам вручен документ о реформах в Османской империи, что вовсе не означает вмешательство держав во внутренние дела Турции. Однако все это было лишь соблюдением внешних приличий. Истина заключалась в том, что право покровительства христианам признавалось теперь не только за Россией, но и за всеми другими державами. Основными уступками, даруемыми немусульманам, были признание за ними прав занимать чиновничьи должности и поступать в гражданские и военные учебные заведения, разрешать наследственные споры в патриаршествах, издавать уголовные и торговые законы помимо официального на языке меньшинств, быть представленными в местных собраниях двумя депутатами от каждой общины и, наконец, признание за иностранцами права на собственность.

После подписания Парижского договора четыре великие державы (Россия, Англия, Франция, Австрия) под видом защиты интересов религиозных меньшинств стали неприкрыто вмешиваться во внутренние дела Османской империи. На фоне происходивших событий стали проявляться некоторые волнения и в армянской общине.

Так, в феврале 1862 г. армянское население Вана выступило с оружием в руках против турецких властей. Бои между армянами и турецкой полицией приобрели широкий размах. На помощь повстанцам города поспешило армянское население окрестных сел. Повстанцы захватили Ванскую крепость и закрепились в ней. Только после вмешательства войсковых частей армяне подчинились властям.

Летом 1862 г. крупное восстание вспыхнуло в Зейтуне, который стал одним из центров армянских банд. Султанское правительство обратило на Зейтун особое внимание в середине XIX века. Опасаясь того, что эта провинция может стать одним из очагов армянского сепаратизма, султанское правительство сразу же подавило выступление армян, однако в многочисленных органах армянской периодической печати были опубликованы статьи, посвященные "героическому Зейтунскому восстанию", так как эта пропаганда могла послужить примером для жителей других областей Турции.

Так армяне ковали себе беду.

Спустя год после Зейтунских событий, в 1863 г., произошли выступления среди армянского крестьянства провинции Муш, а в 1865 г. - в провинции Чарсанджак. Поднявшиеся там против местных феодалов крестьяне направили делегации в Константинополь, прося Высокую Порту облегчить свое положение. Однако главной целью было создание самостоятельной "великой Армении", а не улучшение их положения, поэтому делегаты были арестованы, выступления крестьян подавлены.

Таким образом, после введения принципов "танзимата", армянская община в Турции активизировалась. Система великодушного поощрения обернулась против самих османских властей. Армяне, почувствовавшие определенную важность своего существования, попытались извлечь свои выгоды из сложившегося международного положения. Опираясь на своих западных покровителей, они стали целенаправленно идти на противостояние с властями, чтобы потом, когда прольется армянская кровь, кричать на весь мир, что их угнетают. Так, виток за витком усиливалась межнациональная напряженность и вражда между армянами и турками, до сих пор мирно сосуществовавшими. Дестабилизирующей силой в этом противостоянии стала тайная и явная борьба великих держав за контроль над Ближним Востоком. В этой большой игре вопрос об "армянской независимости" являлся мелкой разменной монетой, которую партнеры поочередно бросали на кон.

Очередным этапом в "армянском вопросе" стали результаты русско-османской войны 1877-1878 гг. 16 статья Сан-Стефанского русско-османского договора, заключенного по итогам войны, была посвящена армянам. В ней отмечалось, что Османская империя обязуется осуществить соответствующие местным условиям реформы в заселенных армянами населенных пунктах Восточной Анатолии и что оккупированные территории будут освобождены после проведения реформы.

Армяне по этому условию автономии не получали. Если бы перечень вилайетов, подпадавших под условия реформы, не был пересмотрен и изменен на Берлинском конгрессе, то, видимо, не только Батум, Карс и Ардаган, но и Эрзерум с прилегающей территорией не был бы возвращен Турции, и проживающие в этих вилайетах армяне оказались бы под Российским протекторатом. Были бы они довольны подобным решением - это другой вопрос. Даже Россия не сомневалась в том, что условия Сан-Стефанского мирного договора будут пересмотрены. Не случайно подписанный основной документ даже был назван предварительным. И действительно, как только текст договора был обнародован, против него выступили Австрия и Англия, естественно, к ним присоединилась и Франция.

Наконец, по инициативе германского канцлера Отто фон Бисмарка было принято решение о созыве конгресса в Берлине, который начал свою работу 13 июня, а 13 июля был подписан Берлинский договор.

В промежутке между подписанием 3 марта Сан-Стефанского договора и началом работы Берлинского конгресса 13 июня армяне не бездействовали.

17 марта 1878 г. стамбульский патриарх Нерсес посетил английского посла Лейерда, в телеграмме которого изложена беседа с патриархом, просившего сохранить ее в тайне от Османского правительства.

Патриарх заявил, что не имеет претензий к турецкому правлению в прошлом и предпочитает оставаться под османской властью, чем присоединиться к России. Было принято даже решение, продолжал он, послать армян на военную службу, но успехи русских и известие о передаче России некоторых восточных областей изменили настроение. Теперь армяне были очень недовольны им за то, что сначала он занял антирусскую позицию и его могут побить камнями. Продолжая признания, патриарх сообщил, что армяне готовы бороться за свои права, требуют таких же привилегий, которые предоставлены другим христианским народам, и если они не добьются выполнения требования с помощью Европы, то обратятся к России и будут бороться до тех пор, пока Россия не присоединит их к себе. Патриарх настаивал на оказании помощи армянам в получении автономии.

Лейерд в ходе беседы задал патриарху вопрос, что тот подразумевает под понятием "Армения". Из ответа следовало, что Армения должна будет включить в себя Ванский и Сивасский пашалыки (губернаторства), большую часть Диярбекира, старое Киликийское царство. На замечание Лейерда, что большую часть населения указанных территорий составляют мусульмане, патриарх, подтвердив это, добавил, что и мусульмане недовольны существующими порядками и поэтому здесь будет установлено христианское правление.

Лейерд выразил сомнение в возможности осуществления столь грандиозного плана. Патриарх вновь повторил, что в случае равнодушия к требованиям армян они восстанут против правительства и будут добиваться присоединения всей указанной территории к России.

Этот важный документ полностью вскрывает намерения армян. Искать иных причин для объяснения вспыхнувших затем армянских восстаний, имея в своем распоряжении свидетельство патриарха Нерсеса, - излишнее дело, на наш взгляд.

В своих выводах Лейерд отмечает, что вокруг армян разыгрывается серьезная интрига, и создание автономной Армении, в конечном счете, приведет к захвату ее Россией и выходу русских к границам Сирии, что вряд ли отвечает интересам Англии.

Во втором донесении Лейерд пишет о том, что очень влиятельный правительственный чиновник армянского происхождения строго конфиденциально сообщил ему о том, что армянские лидеры готовят предложения об автономии Армении, которые будут обнародованы в Берлине, и если их требования будут отвергнуты, то они готовы продолжать свои действия до победного конца.

И, действительно, армяне вынесли на конгресс свою справку. Судя по сохранившейся информации, уже в то время была разработана и вторая, приведшая к большому кровопролитию, часть армянского плана - общенациональное восстание.

Патриаршество проявляло активность не только в самом Стамбуле. Его подрывная деятельность разворачивалась и в столицах стран-участниц Берлинского конгресса. Бывший патриарх Хримян и архиепископ Хорен Нарбей были направлены в Париж и Лондон. Нарбей затем посетил Петербург и был принят царем. Египетский армянин Нубар паша (отец руководителя делегации турецких армян на Парижской, Лондонской конференциях) присоединился к эмиссарам патриаршества.

В Париже эта троица посетила английского посла во Франции лорда Ланса. Патриарх намеревался лично принять участие в работе Берлинского конгресса, но, не получив разрешения, направил в Берлин курсировавших по Европе Хримяна и Нарбея, которые прибыли к месту назначения 13 июня. Армянские делегаты вручили конгрессу армянский проект создания на территории Турции самостоятельного государства Армении. Однако данный проект был отклонен.

Степень разочарования армян итогами конгресса наиболее точно изрек раздосадованный бывший патриарх Хримян: "Европейцы не сочли нас за людей". А откровенным издевательством для армян стали слова Бисмарка, сказанные Хримяну, что "надо являться на конгресс не со смиренным прошением, а опираясь на победный меч".

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!