Как уже сообщалось, в Армении после 40 дней ареста на волю вышел Гурген Аганян, которого в России подозревают в убийстве спецназовца ГРУ Никиты Белянкина. В Госдуме уже взяли этот вопрос на контроль и пообещали выяснить, почему подозреваемый в тяжком преступлении находится на свободе. Формально Москва не прислала документы, подтверждающие вину Аганяна. Но в Ереване видят в этом и элемент политической игры, передает Day.Az со ссылкой на российское издание ВЗГЛЯД.

Замглавы комитета Госдумы по безопасности Александр Хинштейн признался, что ситуация, при которой Россия не потребовала продления ареста, выглядит "странной и дикой" - с учетом резонанса этого дела "и очевидности в совершении тяжкого преступления".

"Я в понедельник направлю запрос, в первую очередь генеральному прокурору, поскольку вопросы, связанные с международно-правовыми поручениями, отнесены именно к компетенции прокуратуры, а не органов следствия. Есть порядок, установленный законом и нормативными актами, по которому Генеральная прокуратура, имеющая соответствующее подразделение внутри себя - международно-правовое управление, обращается с теми или иными правовыми запросами. Почему в этой ситуации этого сделано не было, я теряюсь в догадках", - сказал Хинштейн газете ВЗГЛЯД.

В любом случае Аганян оказался далеко не первым, кто в последнее время сумел скрыться в Армении от российского преследования. В начале сентября Армения предоставила статус беженца Виталию Шишкину, который ранее был осужден в России за экстремизм. Шишкин известен как один из организаторов "русских маршей" и участник беспорядков на Болотной площади.

Научный сотрудник Института Кавказа Грант Микаелян (Ереван) в беседе с газетой ВЗГЛЯД не исключает, что освобождение Аганяна вызовет гневную реакцию у многих в России, независимо от причин, по которым это произошло.

"Общественное мнение в России чувствительно к таким вопросам, так что такая реакция возможна. Кроме того, в России могут решить, что это освобождение имеет политический подтекст, - заключил Микаэлян. - Отдельно этот инцидент, конечно, не может повлиять на отношения Москвы и Еревана, но будучи встроенным в контекст, он может добавить негатива, учитывая имеющиеся сейчас тенденции".