"Воскресное чтиво" на Day.Az: "Не отпускай меня!" В рамках рубрики "Воскресное чтиво" Day.Az представляет рассказ "Не отпускай меня!" нашего постоянного читателя, который представился как Fidelio.

 

Мы призываем наших читателей продолжать посылать на электронный адрес office@day.az различные публикации, касающиеся искусства, истории, культуры, этнографии, традиций Азербайджана, и многих других областей жизни нашей страны, а также свои рассказы, ранее не печатавшиеся в прессе.

 

Я помню, как-то днем холодным

Я ждал тебя душой волшебной,

Тогда казалось, был свободным

Тот сладкий миг мой совершенный.

Я ждал и все вокруг застыло,

Душа ждала, а сердце билось,

Я ждал тебя, я звал тебя,

Ко мне пришла днем сентября.

Теперь я вновь стою и жду

Душа все ждет, а сердце ноет,

Я жду тебя, но не зову,

Я знаю, что ты не придешь

Посмотришь вслед и вспомнишь что-то,

И так и не придешь ко мне,

А я не стану горевать.

Я буду часто вспоминать

Тот сладкий миг, то ожидание

И те слова, и то прощание....

Холодный ветер весеннего Баку бил в лицо. Вокруг него, казалось, скапливается облако дыма. Дыма, без запаха, густого. Сгущаясь, он становился уязвимее, сердце вот-вот вырвется наружу.

Дым или туман... нет, не дым и не туман, это была его душа, душа, которая никак не могла найти покоя и хотела вырваться наружу. Он сидел на той самой скамейке, где когда-то проходили милые, нежные разговоры.

Тогда было все равно, что холодно, но теперь охладевший от ветра металл обжигал его, обжигал все тело. Казалось душа рвется улететь куда-то вдаль, туда, где найдет покой. Она будет летать, пока не найдет свое убежище...

Ветер усиливался, мелкие песчинки устроили вальс, кружась в ритме ветра, туман стал принимать его силуэт, силуэт становился отчетливее. Как будто из глины вылепили фигуру, его фигуру, так отчетливо все было. Казалось, эта фигура из дыма мучается, пытается что-то сказать, прокричать.

В какой-то момент дым сжался, и будто какая-то неведомая сила изнутри расширила его, и фигура из дыма разлетелась на хлопья. Будто хлопья снега, они летели над городом длинной вереницей. Вереница поднималась все выше и выше, хлопья, словно прикованные друг к другу, летели не отрываясь.

Он остался там же в парке, он был неподвижен, взгляд был отсутствующим, и только слеза стекала по его лицу. Глаза смотрели высоко, вслед за вереницей хлопьев души. Каждая из этих частиц души несла в себе воспоминания, воспоминания тех дней, прошедших, которые уже не вернуть. Теперь все эти осколки души летели вдаль...

День выдался трудным. Она, вымотанная пришла и упала на кровать. Не хотелось ни есть, ни спать. Но какое-то чувство не давало покоя. Она старалась все забыть и продолжать жить так, как это было до их знакомства. Но ничего не проходит бесследно, то и дело что-то напоминало о тех днях, о днях прожитых, как она говорит, вместе, когда они прошли отрезок пути, но так и не смогли понять друг друга.

Жизнь порой преподносит свои испытания, свои сюрпризы и их надо принимать такими, какие они есть. С другой стороны, она теперь свободна, свободна как ветер. И часто в голову лезет вопрос: а стоила ли эта свобода того, что ушло и никогда не вернется? Вечный вопрос, вечное сомнение, но, как оказалось, она все меньше и меньше задавалась этим вопросом. Вот и теперь она затрясла головой так, как будто вытряхнула из нее воспоминания.

Она опустилась на кровать и глубоко вздохнула. За окном усиливался ветер, и, сама того не замечая, она уснула...

Посмотрев вместе очередной фильм, они вышли и решили прогуляться. Погода была прекрасная, летний ветерок, казалось, проходит сквозь тело и бодрит его. Ничего не может быть прекраснее, чем вместе гулять по прекрасной набережной и радоваться жизни, забыв при этом все проблемы, которые в последнее время их так беспокоили. На временами казалось, что ноги оторвались от земли и все земное осталось внизу, в этом омуте, в этой будничной суете. Он взял ее за руку...

Она вскочила, давно она видела во сне прошлое, прошедшее, но почему он не оставит ее в покое, ведь так хочется просто взять и стереть из памяти, все, что было, чтобы начать жизнь заново, чтобы начать все с чистого листа. Да, именно так - все осталось в прошлом, а он просто эпизод из ее жизни, эпизод, который она не хочет вспоминать и хочет стереть. Но память к нам жестока, память нас испытывает на протяжении всей нашей жизни, память - это кинотеатр, в котором фильмы крутят без остановки...

Эту вереницу из кусочков души, летящих к ней, никто не видел. Видеть это зрелище могла только она, только ей было суждено это увидеть, только для нее это предназначалось. Она вновь легла и уснула с надеждой, что прошлое больше не будет ее беспокоить.

Осколки души летели, не зная преград, их даже не остановило закрытое окно, через которое прошли, словно вода через сито. Осколки души словно снег, посыпались на кровать, где она сладко спала. Каждый осколок словно целовал ее, ласкал ее, медленно опускаясь на нее. Вдруг словно по чьей-то воле осколки стали объединяться так же стремительно, как и разлетелись, они стали принимать тот самый силуэт, который остался там, в парке. И вот туманная фигура села на краешек кровати и рукой, полной воспоминаний, провела по ее щеке...

Он сидел в этом холодном парке, но ему было приятно. Он, казалось, вновь счастлив, он своей рукой ощущал ее шелковую кожу, ее нежные волосы, он поднял руку и водил ею в воздухе так, словно он гладил ее, словно она была рядом. Удивительно, но все его движения в точности походили на движения фигуры из осколков души. Он был безгранично счастлив, что он вновь ощущает тепло родной души, любимой души, частички его сердца...

Она не видела никаких снов, но ощущение было необычное, даже уснув крепким сном, у нее было ощущение, что рядом кто-то есть, кто-то смотрит на нее, кто-то дотрагивается до нее...

Он не мог от нее оторваться, его тянуло к ней, это сильнее его, это природа, это небеса. Продрогшими от пустоты души губами он повторял "обними меня, обними меня, не отпускай меня"...

Осколки души начали вновь сжиматься, они словно старались в последний раз поговорить с ней, прошептать ей нежные слова. Но она только улыбалась во сне, то ли ей вновь начал сниться он, то ли ей было приятно от прикосновений души, то ли она была рада, что все так и закончилось...

В какой то момент он просто прошептал:

- Оставь меня, отпусти меня, я потерял покой, я хочу покоя, не тревожь мою душу...

Душа в человеческой фигуре сжимались все сильнее и сильнее, и в какой-то момент вновь, как и тогда, в парке, разлетелась на мелкие осколки. Именно осколки. Это были не хлопья и обрывки души, это были осколки. Каждый из них содержал все то, что было в памяти обоих, все то, что вспоминали они оба, все то прекрасное, что у них было. Осколки летали по всей комнате, они метались от стены к стене, от угла к углу. Их движение больше напоминало беспорядочный полет листьев на осеннем ветру...

В этом сумасшедшем вихре осколков души он пробормотал:

- Спасибо тебе за дни, когда мы были счастливы...

На ее лице расплылась улыбка, и во сне ее губы прошептали:

- И тебе спасибо....

В этот момент осколки вылетели из комнаты и разлетелись по небу. Каждый осколок был свидетелем истории, свидетелем любви. Они так и остались блуждать по небу, сами собой, независимые, в пространстве...