"Историческая призма": 1918 г. Как Британия использовала армян для взятия Баку

6 мая 2014 06:00 комментариев

Новая историческая ситуация, сложившаяся в России после прихода в октябре 1917 года к власти большевиков, наполнила новым содержанием политику Великобритании, как и других западноевропейских стран в отношении бывшего союзника по коалиции.

В основе нового вектора политики британского правительства стояла интервенция в пределы России, где пришедшие к власти большевики вели сепаратные переговоры с Четверным союзом с целью выхода из войны и сосредоточения всех сил для укрепления своей власти внутри страны.

Идея допустимости прямого военного вмешательства в пределы бывшей Российской империи получила официальное признание в тайной англо-французской конвенции, заключенной в декабре 1917 г. о разделе сфер влияния в России. В сферу британской опеки включалась юго-восточная Россия, где Великобритания, выступая гарантом "стабильности и противодействия большевизму", осуществляла комплекс мер по закреплению своего положения в регионе.

Однако не готовое немедленно ввести свои войска в пределы Южного Кавказа английское командование, которое дислоцировалось в Персии, было обеспокоено выводом русской армии с Кавказского фронта, начавшимся вскоре после заключения Эрзинджанского перемирия в декабре 1917 года.

В этих сложных условиях для оказания сопротивления наступающей османской армии основная ставка делалась на различные национальные формирования и, прежде всего, армянские.
 

Для оказания сопротивления наступающей османской армии основная ставка делалась на различные национальные формирования и, прежде всего, армянские

Задача по координации действий национальных частей на бывшем Кавказском фронте была возложена на британскую миссию в Тифлисе. Для непосредственной работы в этом направлении в Тифлис из Тегерана, где находился штаб британского командования по наблюдению за событиями на Кавказе, был направлен бывший сотрудник Форин Офис Рональд Макдонелл. Проработавший более семи лет в должности вице-консула в Баку и переведенный в звании майора в британскую разведывательную службу, Макдонелл прекрасно знал культуру и обычаи народов Кавказа, владел местными языками.

По прибытии в Тифлис в октябре 1917 года Макдонелл выяснил, что большая часть русской армии уже покинула фронт. Армянские же части, входившие в бывшую русскую армию, по-прежнему оставались на фронте. Эти формирования начали создаваться ещё в период Временного правительства и комплектовались из армян, собранных с различных фронтов и вновь мобилизованных. В условиях, когда целые русские полки беспорядочно покидали фронт, Армянский национальный совет в Тифлисе обратился к армянским дезертирам не покидать траншей. Среди них были не только русские, но и турецкие армяне. Все они были экипированы армянским военным советом и посланы в окопы.

Архивные материалы Великобритании подтверждают, что ещё в октябре 1917 года группа богатых и влиятельных армян обратилась к послу Великобритании в Тегеране сэру Чарльзу Марлингу с просьбой оказать материальную помощь Андронику Озаняну, который возглавлял вооруженные отряды турецких армян. Английское командование откликнулось на эту просьбу, правда, выделив финансовые средства в размере одного миллиона рублей не напрямую, а через русских чиновников.

Таким образом британцы старались избежать слухов о поддержке их правительством исключительно одного национального подразделения. Однако сопутствующие обстоятельства, враждебная пропаганда и преувеличенные заявления самих армян оказались слишком сильными, и очень скоро британцы приобрели репутацию сил, поддерживающих армян.
 

Вскоре после получения вышеназванных денег армянский полк в бешенстве напал и вырезал несколько десятков мусульманских деревень в Эриванской губернии. В ответ на это глава британской миссии в Тифлисе подполковник Пайк запретил все последующие платежи армянским формированиям

Тот факт, что армянские дивизии продолжали удерживать позиции на фронте, побуждал англичан платить им за это. Вскоре после получения вышеназванных денег армянский полк в бешенстве напал и вырезал несколько десятков мусульманских деревень в Эриванской губернии. В ответ на это глава британской миссии в Тифлисе подполковник Пайк запретил все последующие платежи армянским формированиям.
 

В конце марта 1918 года, когда большевистско-дашнакские вооруженные формирования в Баку устроили резню мусульманского населения, представитель английской миссии в Тифлисе Макдонелл выразил протест Армянскому национальному совету и заявил, что они совершили одну из самых больших ошибок в своей истории, поддержав большевиков против мусульман. Макдонелл отмечал: "Вся вина лежит на Дашнакцутюн. Без поддержки армян, большевики никогда не осмелились бы начать действия против противоборствующих мусульман".

Английский представитель, видимо, недвусмысленно намекал на то, что оружие, которое было приобретено на английские деньги, было использовано не по назначению. Англичане с самого начала не поддерживали альянс дашнаков и большевиков, понимая, что он, как и османо-германский, может быть направлен против них. Поэтому Макдонелл, прибыв в Баку, начал готовить почву для высадки в город английских войск под командованием генерала Денстервиля, находившихся в Персии.
 

Англичане с самого начала не поддерживали альянс дашнаков и большевиков, понимая, что он, как и османо-германский, может быть направлен против них

Однако в создавшихся условиях, для транспортировки английских солдат в Баку необходима была подготовка Каспийского флота, а значит установление доверительных отношений с большевиками, армянами и социал-революционерами, т.е. с силами, под контроль которых после мартовских событий перешла реальная власть в городе.

Макдонелл разработал план действий и начал постепенно осуществлять его. В первую очередь, им были заведены дружественные отношения с большевистскими лидерами во главе с Шаумяном и его помощником Джапаридзе, с которыми он часто встречался, беседовал о социализме. Был он знаком и с другими комиссарами. Однако, несмотря на эти контакты, большевики наблюдали за Макдонеллом, подозревая его в связях с политическими силами, находившимися в оппозиции к большевикам.

Еще в начале мая 1918 г. англичане для координации действий установили тесные связи также с правыми эсерами. Внимание же англичан к дашнакам объяснялось тем, что после образования 25 апреля 1918 г. Бакинского Совнаркома ликвидация Армянского Национального совета не была доведена до конца, и армянские соединения продолжали автономное существование в составе вооруженных сил Бакинского Совета.
 

Достаточно отметить лишь тот факт, что 80 процентов личного состава Кавказской Красной Армии составляли армянские национальные части, особо "отличившиеся" в ходе мартовской резни в Баку

Достаточно отметить лишь тот факт, что 80 процентов личного состава Кавказской Красной Армии составляли армянские национальные части, особо "отличившиеся" в ходе мартовской резни в Баку. Кроме этого, Армянский национальный совет имел значительное влияние на большевистский Совет даже в вопросе назначения на разные посты в административном аппарате и полиции. Однако Шаумян и многие из его окружения по-прежнему смотрели с подозрением на Армянский Национальный совет, в котором они видели буржуазный институт. В отличие же от большевиков, настороженность англичан была вызвана тем, что антибольшевизм дашнаков мог быть нейтрализован боязнью турецкого наступления.

В конце июня 1918 года над большевистско-дашнакским режимом нависла реальная угроза столкновения с военными частями переехавшего в Гянджу правительства Азербайджанской Республики, который имел договор с турецким командованием. После краха наступления на Гянджу в битве близ Гейчая в конце июня - начале июля 1918 года и стремительного наступления азербайджано-турецких войск в направлении Баку, советская власть в городе дала трещину.

Призывы и обращения Бакинского Совета не находили поддержки у основной массы населения. Все чаще Шаумяну приходилось обращаться за военной помощью в Москву, которая в ответ отправила лишь небольшой отряд численностью примерно в 800 человек. Кроме этого, участились случаи дезертирства среди дашнакских отрядов. Дело дошло до того, что Шаумян и некоторые другие лидеры большевиков осторожно стали прощупывать почву для получения помощи от британцев. Большевики как всегда пытались играть на противоречиях.
 

Макдонелл, продолжая заигрывать с большевиками, одновременно через Армянский национальный совет внедрял своих агентов в секретную службу большевиков

Однако, англичане играли свою партию, не связывая себе руки долгосрочными обязательствами ни с одной из противоборствующих сил внутри Баку. Тот же Макдонелл, продолжая заигрывать с большевиками, одновременно через Армянский национальный совет внедрял своих агентов в секретную службу большевиков, а другие его агенты в большевистских комитетах предоставляли всю необходимую информацию. Однако, вскоре Макдонелл был разоблачен и обвинен в заговоре против правительства Шаумяна с целью его свержения. Нити заговора тянулись к русскому генералу Л.Бичерахову в Персии. Макдонелл был арестован и должен был предстать перед революционным трибуналом. Однако, позже за недостаточностью улик был отпущен, после чего покинул город.

Тем временем острота ситуации собрала 25 июля 1918 года чрезвычайное заседание Бакинского Совета. Большевики настаивали на снятии с повестки дня вопроса о приглашении англичан, выступая за объединение сил против наступающей на город азербайджано-турецкой армии. В ходе бурных дебатов родилось предложение: поставить на голосование две резолюции. В результате прошло предложение эсеров о приглашении англичан и создании коалиционного правительства. Большевистская фракция отказалась от участия в новом правительстве, но осталась в Совете.

И в этот чрезвычайно сложный момент Бакинский Совнарком во главе с Шаумяном на экстренном заседании 31 июля сложил с себя полномочия.

1 августа 1918 г. власть в Баку перешла к блоку эсеров, меньшевиков и дашнаков, который образовал правительство, получившее название "Диктатура Центрокаспия". Едва только новое правительство успело взять бразды правления в свои руки, как согласно выработанному уже плану послало к командующему английских войск в Персии Денстервилю гонцов с просьбой о помощи. Приглашение было принято, и 4 августа первый английский отряд численностью в 40 солдат Гентского полка под командованием полковника Стокса высадился в Бакинском порту, возвестив о предстоящем прибытии основных английских частей генерала Денстервиля.

Накануне, 6 августа за подписью Денстервиля была издана Декларация, в которой говорилось, что британские войска пришли в Азербайджан "по соглашению со своими союзниками... согласно просьбе бакинского населения" и что целью прибывших войск является борьба с турками и немцами.

17 августа, после полудня, пароход "Президент Крюгер" с генералом Денстервилем на борту прибыл в Баку. Однако представителей правительства "Центрокаспия" ожидало глубокое разочарование по поводу прибытия незначительного отряда английских войск, общее число которых не превышало 900 человек. Англичане, в свою очередь, были поражены обстановкой, которую они застали в Баку. Вместо того, чтобы сражаться, русские и армянские солдаты проводили бесконечные политические митинги, войска были совершенно дезорганизованы.
 

Англичане, в свою очередь, были поражены обстановкой, которую они застали в Баку. Вместо того, чтобы сражаться, русские и армянские солдаты проводили бесконечные политические митинги, войска были совершенно дезорганизованы

Отношения Денстервиля с правительством "Центрокаспия" не сложились. При таких обстоятельствах Денстервиль высказал намерение уехать из Баку, что еще больше ухудшило отношения с местной властью. А тем временем азербайджано-турецкие войска так близко подошли к городу, что держали под прицелом весь Баку. 14 сентября, после длительного артиллерийского обстрела, они атаковали наиболее укрепленную часть линии обороны.

Было ясно, что Баку долго не продержится. Генерал Денстервиль приказал своим войскам отойти с линии фронта и, дождавшись наступления ночи, англичане погрузились на корабли и отплыли из Баку. Уходом отряда Денстервиля из Баку закончился первый этап английского военного присутствия в Азербайджане, длившегося 40 дней, когда попытка захватить и удержать город не имела успеха.

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!