Армения превращается в черную дыру для денег Евросоюза - ИНТЕРВЬЮ С РОССИЙСКИМ ЭКСПЕРТОМ

6 декабря 2017 16:22

Day.Az представляет интервью Аzernews.Аz с известным российским историком и политическим аналитиком Олегом Кузнецовым.

- Чего можно ожидать от предстоящей встречи азербайджанского и армянского министров иностранных дел, намеченной на 6 декабря в Вене?

- Лично я не ожидаю от этой встречи ничего принципиально нового и позитивного, даже несмотря на все предпринимаемые в последние дни усилия спецпредставителя ЕС, побывавшего на днях в Баку.

Стремление Евросоюза заполучить более выгодную для себя позицию в вопросе нагорно-карабахского урегулирования после того, как Армения подписала соглашение с ЕС об ассоциации и последующей евроинтеграции, очевидно.

Европейский союз в новых для себя условиях геополитической конъюнктуры совершенно очевидно и прогнозируемо хочет получить для себя политические дивиденды миротворца в регионе Южного Кавказа, держа в уме перспективу замены российского влияния в этом регионе своим собственным. Для этого, собственно говоря, более десятилетия назад и развертывалась программа "Восточного партнерства", главной целью которой являлось стремление к минимизации России на всем постсоветском пространстве. ЕС удалось или принудить, или заинтересовать Ереван, точнее - его правящую политическую элиту сменить внешнеполитическую ориентацию с пророссийской на проевропейскую, вследствие чего для режима бывших полевых командиров незаконных вооруженных формирований армянских сепаратистов Нагорного Карабаха, захватившего власть в Ереване в результате государственного переворота 1999 года, сложилась уникальная ситуация по закреплению за собой ранее завоеванных азербайджанских территорий.

Надо понимать, что государственно-конституционная реформа, завершающаяся сейчас в Армении, имела своей целью окончательную и полную легитимизацию нынешнего политического режима в Ереване в глазах международного сообщества. До недавнего времени в глазах либеральной Европы Серж Саргсян выглядел почти что узурпатором власти, поскольку его "карабахский клан" отстранил от власти элиту "ереванских" армян, а сама Армения находилась под военно-политическим контролем Ханкенди.

После того, как в Армении произошла смена формы правления - с президентской на парламентскую республику - хунта бывших полевых командиров карабахских сепаратистов разделила власть в стране с доморощенными элитами и тем самым получила общенародную поддержку. Тем самым на практике реализовался главный лозунг, и он же принцип современного армянского национализма - "Армения, диаспора, Арцах". Теперь в глазах Европы официальный Ереван уже не выглядит авторитарным или автократическим режимом, внешне он достаточно презентабелен и вполне либерален, и поэтому теперь с ним "можно иметь дело".

Для Евросоюза это абсолютно выигрышная в политическом плане позиция, поскольку ЕС всегда в качестве точки отсчета своей новой политики по отношению к Армении будет называть дату подписания соглашения об ассоциации, начиная с которой, Европа будет воспринимать Армению как "освобождавшуюся от российского влияния".

Это обстоятельство в моем понимании будет определять мотивацию и интонацию поведения армянского министра иностранных дел на встрече со своим азербайджанским коллегой 6 декабря. Морально-политическая поддержка ЕС сейчас на стороне Армении, после чего Эльмару Мамедъярову, вполне вероятно, придется столкнуться с попыткой разговора с позиции силы. По состоянию на сегодняшний день, пока в достаточной степени не проявились все, прежде всего, материальные - финансово-экономические, военно-технические и прочие - последствия сближения Армении и Европы в политико-правовом пространстве, но уже имеются в наличии морально-психологические и эмоциональные последствия такого сближения, у главы внешнеполитического ведомства Армении имеется реальная возможность и связанный с ней соблазн предпринять "кавалерийскую атаку" на позиции Азербайджана в переговорном процессе. Зная этнический темперамент и национальный менталитет армянской стороны, могу смело прогнозировать, что встреча министров иностранных дел сведется к бравурной демонстрации якобы новых возможностей Армении в переговорном процессе. Именно поэтому я считаю, что встреча не будет ни конструктивной, ни плодотворной.

- Что, по вашему, хотел показать Саргсян своим недавним визитом в Нагорный Карабах и наблюдением за проходящими там военными учениями?

- То же, что он всегда и говорил с первых дней своего президентства, когда озвучил формулу триединства элементов всемирного "армянства" - "Армения, диаспора, Арцах". Иными словами, говоря языком математической науки, в его понимании Армения и оккупированный Карабах являются равноправными между собой подмножествами единого множества более высокого порядка - "армянства", которое не обращает внимание на то, как относится к этому вопросу все остальное человечество. Именно поэтому Серж Саргсян, являясь по занимаемой им должности главы государства еще и главнокомандующим вооруженными силами Армении, с чистой совестью посетил учения армянских войск в Нагорном Карабахе.

После боев в апреле 2016 года, когда среди погибших военнослужащих армянской армии (по крайней мере, среди официально объявленных потерь) не оказалось ни одного (!) уроженца или жителя Нагорного Карабаха, всему миру стало понятно, что в зоне конфликта нет никакой фантастической "Армии обороны Карабаха" или "Армии обороны Арцаха", но есть группировка вооруженных сил Армении. Поэтому нет ничего удивительного в том, что президент Армении наблюдает за учениями своих офицеров и солдат на территориях, которые он считает своими.

Я понимаю чувство негодования, которое при этом испытывает азербайджанское общество, но факт остается фактом, и лучше честно признать очевидные вещи, чем врать самому себе. Символичен и тот факт, что эти учения совпали и с подписанием соглашения об ассоциации Армении и ЕС, тем самым официальный Ереван вполне конкретно сигнализировал в Москву и в Баку, что все его действия согласованы с Евросоюзом и одобрены им. Поэтому присутствие Сержа Саргсяна на этих учениях преследовало цель в большей степени не внутриполитической, а внешнеполитической демонстрации. Именно поэтому вся армянская пресса уделила этому в принципе абсолютно рядовому событию столь пристальное внимание, всячески раздувая его пафосность и значимость.

- Охладеют ли отношения между Москвой и Ереваном ввиду недавнего подписания соглашения между Арменией и Евросоюзом?

- Не вижу для этого особых оснований, хотя на первый взгляд может показаться, что Кремль получил от официального Еревана достаточно звонкую пощечину. Но если отбросить в сторону все эмоции, то дело для России в этом вопросе обстоит не так уж и плохо. Сейчас все зависит от того, как поведет себя Ереван, насколько он устоит перед требованиями Евросоюза "прищемить нос Кремлю". То, что я вижу сегодня в русскоязычной армянской прессе, очень сильно напоминает то, что происходило в Украине два года назад. Впрочем, и до этого события в Армении были очень похожи на украинские и даже развивались по однотипному сценарию, написанному явно не в Киеве или Ереване, но специально для них. Украина и Армения в равной степени поупражнялись в гонениях на русский язык и вообще на русскоязычное население, потом началась эпоха героизации местных фашистских коллаборационистов и превращение их в национальных героев с установкой им памятников и переименованием в их честь улиц и площадей. Последнее делалось явно не для внутренней аудитории, а исключительно в расчете на иностранных кредиторов и инвесторов из Европы. Этими шагами официальный Ереван как бы говорил: "мы тоже воевали против советской империи", в нынешнем понимании - России.

Армении должна по планам евроинтеграторов развязать войну в Карабахе с участием России, причем второй стороной конфликта в этом случае должен быть не Азербайджан, а его единственный союзник в регионе - Турция. Масштабная российско-турецкая война во имя интересов Армении - вот главная цель и заветная мечта всех армянских националистов, которая в полной мере совпадает с планами и желаниями политического истеблишмента Евросоюза и НАТО. По итогам такой войны Россия будет ослаблена, Турция - наказана за "неверность" евроатлантическим принципам, после чего можно будет пожинать плоды победы и над Россией, и над Турцией.

Однако надо понимать, что в Кремле сидят не дураки, российские спецслужбы располагают обширной и очень информированной агентурной сетью, поступающую от нее информацию обрабатывают очень сильные аналитики, от внимания которых не скрылось то обстоятельство, что сценарии евроинтеграции для Украины и Армении практически идентичны.

Естественно, в полном соответствии с пониманием данного факта были разработаны меры противодействия. Прежде всего Россия в кратчайшие сроки восстановила ранее похолодавшие отношения с Турцией, президенты Путин и Эрдоган в течение только 2017 года встречались семь или восемь раз, после чего вероятность возникновения войны между двумя странами равна нулю. Не стоит забывать и о той роли, которую сыграли российские спецслужбы в деле предотвращения государственного переворота в Турции в прошлом году, за которым стояли США, после чего российско-турецкие отношения приобрели новую динамику и качественно новый уровень доверительности. Такой поворот событий явно не входил в планы евроинтеграторов Армении, но инвестиции на это дело уже были выделены и истрачены, а поэтому нужно было доводить его до конца, даже невзирая на все возможные последствия.

А последствия эти для Армении достаточно печальны. Она лишится дотаций России, и при этом не получит дотаций от Европы, после чего ситуация а стране будет еще хуже, чем есть сейчас, но на внешнюю помощь ей рассчитывать уже не придется. Тем более, что свою главную задачу - развязать российско-турецкую войну - Армения так и не выполнит. А это значит, что финансировать ее за просто так никто не будет.

Армения станет на долгие годы "черной дырой" для финансов Евросоюза. Но финансироваться она будет не по первоочередному, а исключительно по остаточному принципу, "чтобы не умерла с голоду", но для армянских гастарбайтеров это уже не будет иметь никакого значения. Если говорить языком экономики, то России в лице Армении удалось исключительно за счет средств рекламы избавиться от неликвидного товара, продав его своему конкуренту, издержки которого от такого очень сложно оценить в самой ближайшей перспективе. Но это уже не головная боль России.

Рашид Ширинов

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!