Связанного с Ираном нефтяного апокалипсиса скоро ждать не стоит – ТОЧКА ЗРЕНИЯ
Интервью Day.Az с главным экспертом Американо-азербайджанского фонда содействия прогрессу Алексеем Синицыным.

- Всем известно, что именно США являются главным игроком "шестерки", заключившим в Вене соглашение по ядерной программе Ирана. Но в то же время несколько тысяч американцев вышли на центральную площадь Таймс-сквер в Нью-Йорке, требуя от Конгресса США отклонить договоренности, достигнутые Ираном и международными посредниками. Значит ли это, что судьба документов, подписанных в австрийской столице, еще до конца не определена?

- Для американского истеблишмента она уже точно определена. Организаторы массовой акции "Остановить Иран" ("Stop Iran Rally") рассчитывали на гораздо большее число участников, чем 10 тысяч возмущенных граждан, скандировавших "Отменить сделку!". Для США это не масштаб. И кто, собственно, протестовал? Те, кого называют "произраильскими активистами", и сторонники порядком подзабытой "Чайной партии", т.е. консерваторы до мозга костей.

Из заметных политических фигур, "засветившихся" на митинге, я могу назвать только Джорджа Патаки, бывшего губернатора штата Нью-Йорк и одного из возможных, но бесперспективных кандидатов от республиканской партии на пост президента США. Он, действительно, громко требовал от Конгресса сказать твердое "нет" венскому соглашению от имени американского народа.

- Но его позиция - это не "глас вопиющего в пустыне". И в Сенате, и в Конгрессе есть немало известных политиков, явно недовольных, пользуясь новым выражением, "Венским пактом".

- Конечно, есть. Это, как минимум, почти все республиканцы и всё израильское лобби в обеих палатах. Но, даже если законодатели попытаются заблокировать пресловутый "Венский пакт", то президент обязательно воспользуется своим правом вето. А даже самый яростный противник иранской сделки - сенатор Маккейн, скрепя сердце, признаёт, что республиканцы не смогут собрать две трети голосов в Сенате и Палате представителей, чтобы преодолеть президентский запрет.

Впрочем, я уверен, что в начале сентября без всяких громких заявлений, а, тем более, скандалов законодатели одобрят соглашение, заключенное в венском отеле "Палас Кобург".

- А на чем основывается такая уверенность?

- Джон Керри сейчас лично убеждает конгрессменов в жизненной необходимости соглашения по Ирану. К этой работе привлечена масса специалистов. Белый дом даже открыл аккаунт в Twitter, призванный стать площадкой для тех, кто трудился над венскими договоренностями. Пропагандистская машина работает на полных оборотах, но дело не в ее КПД, а в том, что "Венский пакт", действительно, выгоден Соединенным Штатам.

Ядерная программа Ирана заморожена на долгие годы. Моя позиция покажется неожиданной, но для администрации Обамы не менее важным козырем, чем венские договоренности, является принятая на днях резолюция Совета безопасности ООН по ядерному досье Ирана.

- Однако известные эксперты уделили этому документу не так много внимания...

- Очень жаль, но эта резолюция - знаковая. Допустим, что США и их союзники − Лондон, Париж, Берлин - заявят о нарушении Ираном венских договоренностей, с чем Тегеран, конечно, не согласится. Тогда вопрос будет поставлен перед конфликтной комиссией, заключение которой наверняка будет не в пользу иранцев. И через тридцать дней санкции будут автоматически возобновлены без специального голосования в Совете безопасности. Таким образом Москва добровольно отказалась от возможного использования права вето в разрешении множества противоречий, связанных с "ядерным досье" Тегерана. А Пекин, естественно, не стал ни во что вмешиваться.

- А чем можно объяснить такой странный зигзаг российской дипломатии?

- Над этим сейчас ломают голову многие аналитики. Совершенно очевидно, что Кремль пытается всеми силами восстановить прежние отношения с Белым домом. Поэтому уверен, что никакие российские зенитно-ракетные комплексы в Исламской Республике так и не появятся.

Кроме Ирана и Украины с известным "Минском-2" будут еще шаги, сделанные Москвой навстречу Вашингтону. Но причина российской уступчивости не только в проблемах российской экономики, вызванных "украинскими санкциями". Их-то отменять точно никто не станет. Скорее всего, Россия хочет выиграть время для завершения программы перевооружения к 2020 году.

- А как могут сказаться итоги венских переговоров и, главное, возможная отмена санкций на ситуации в южно-кавказском регионе?

- В плане карабахского урегулирования - никак. А если кого-то беспокоят разговоры о "нефтяном апокалипсисе", грядущем падении цен на все углеводороды из-за возвращения Ирана на энергетический рынок, то эти опасения преждевременны. Отмена санкций, а она не может начаться раньше весны 2016 года, превратится в долгую, нудную бюрократическую процедуру, которая будет каждый раз по-новому запускаться только после очередной инспекции МАГАТЭ по ядерным объектам ИРИ. А отношения этой организации и тегеранского режима никак не назовешь сотрудническими.

Санкции будут отменяться очень дозировано, медленно и не до конца. Американцы, как минимум, не собираются сворачивать из-за иранской нефти и газа собственное производство сланцевых углеводородов.

- Значит ли сказанное вами, что венское соглашение в течение ближайшего десятилетия будет определять всю евразийскую политику?

- Вовсе нет. Американцам присуща скверная привычка загонять кошку в угол. Иногда несколько кошек в один угол. Они не откажутся от ЕвроПРО, расширения НАТО, вполне могут наращивать требования по Сирии, БРИКС, по другим позициям и все больше давить на Иран. А у Москвы и Тегерана есть свои политические "красные линии", через которые они перейти просто не смогут. Так что, о завершении нынешнего периода "политической турбулентности" говорить рано.