Африканский скандал мертвой организации: итоги провального саммита в Ереване

13 октября 2018 10:35

"Пришло время признания: иммобилизация, лень, неумение и компромиссы медленно, но верно разрушают нашу организацию. Они стали новыми формами тлена и регрессии, потому что организация, идущая на сделку со совестью и намеренно забывающая принципы своей деятельности, ни что иное, как уже умирающая организация".

Выступление уже бывшего генерального секретаря Микаэль Жан стала последней каплей в чаше терпения между двумя противоборствующими группами организации. Франция, Канада и другие "большие" страны противостояли африканским странам, вот уже 16 лет пытающимся, по словам представителей "Черного континента", сбросить ярмо "золотого миллиарда" и превратить организацию в настоящую, истинную трибуну франкоговорящих стран.

"Запад" проиграл Африке. Министр иностранных дел Руанды Луиз Мушикивабо избрана на должность генерального секретаря Международной организации Франкофонии (МОФ), заменив на этом посту Микаэль Жан. Об этом было объявлено на закрытии 17-го саммита МОФ в Ереване.

Она избрана сроком на 4 года.

На должность генерального секретаря претендовали два кандидата - Мушикивабо и уже бывший секретарь Микаэль Жан.

Микаэль Жан занимала должность генсека с 2014 года.

"Мы сумели не только противостоять современным вызовам, но и создать новые ценности", - подчеркнула она, предвидя свой проигрыш и осознавая неотвратимость выбора, сделанного без нее.

Выбор стал результатом ожесточенного противостояния между президентом Франции Эммануэлем Макроном и премьером Канады Джастином Трюдо.

Макрон ратовал за Мушикивабо, а Трюдо всячески оберегал и защищал бывшего губернатора Канады Жан.

Амбиции Макрона понятны: Париж не желает и не хочет, чтобы на посту генсека МОФ оставалась Микаэль Жан, человек, абсолютно равнодушный к геополитическим стремлениям и неоимперским замашкам Франции, страны с очень богатым и кровавым колонизаторским прошлым.

Джастин Трюдо же, как глава развитой промышленной державы, поддерживал Жан не только как соотечественницу и радикальную политвумен на посту генсека МОФ: Канаде нужен выход в как можно большее число африканских стран. Для бизнеса, освоения природных богатств и обогащения канадских компаний - как транснациональных, так и местных.

Потому и саммит МОФ в Ереване превратился в арену грязной битвы между Францией и Канадой за Африку, где впервые за всю историю международного права и политики глава организации в своем выступлении назвала свою структуру "мертвым организмом".

Мировая история еще не знала таких прецедентов и "признаний", а также очень нелицеприятной кампании в СМИ, направленной на очернение и дискредитацию главы организации, якобы всячески поддерживаемой страной, выбравшей целью объект дифирамб.

Во всех ведущих французских СМИ за последние дни публиковались статьи, показывались репортажи и "расследования" деятельности Микаэль Жан. Писали, что она безграмотна, импульсивна, расположена к роскоши, а также ко лжи. Французские журналисты обвинили генсека МОФ в расходовании 500 тысяч евро только на ремонт главного офиса организации и расположенности к безумным тратам во время многочисленных зарубежных визитов.

Франция однозначно желала ухода Жан и добилась своей цели: глава МИД Руанды Луиз Мушикивабо будет руководить МОФ.

Избрание Мушикивабо после жесточайшего французского прессинга на остальных стран-членов МОФ - в основном, на представителей африканских государств - можно расценить и как очередной неуклюжий реверанс Парижа в сторону Кигали.

Напомним, что во время резни в Руанде, когда в 1994 году в войне между народностями хуту и тутси, где погибли приблизительно 800 тысяч человек, официальный Париж оказывал всяческую поддержку военным, повинным в геноциде против тутси.

А когда бывший президент Франции Николя Саркози во время своего официального визита в Кигали хоть и косвенно, но признал неблаговидную роль Парижа в истреблении сотен тысяч безвинных людей, у руандийского руководства больше не было вопросов. Были разочарование, ярость и ненависть, что стало причиной объявления в 2008 году английского языка официальным языком в Руанде. Взамен французскому.

Далее Руанда, никогда и никоим образом не имевшая исторических связей с Британией, стала страной-членом Британского Содружества.

Потому и делегаты от "Черного континента", а также представители Африканского Союза пытались торпедировать избрание главы МИД Руанды на пост генсека МОФ. Но они не усердствовали, понимая, что за Мушикивабо стоит Франция, "кормчий и рулевой" международной организации.

Таким образом, Париж надавил на МОФ и в результате главой организации франкоязычных стран "избран" представитель страны, где английский является государственным языком общения.

А тем временем Пашинян

Он ликовал. Как же, двухдневный саммит Франкофонии (Международной организации сотрудничества франкоязычных стран, МОФ) собрал в Ереване более сотни делегаций из 84 стран мира. Это почти 4000 человек, включая около трех десятков руководителей государств и правительств, в том числе президента Франции Эммануэля Макрона и премьер-министра Канады Джастина Трюдо.

Кроме того, к Армении перешло председательство в МОФ на последующие два года, вплоть до следующего саммита в Тунисе.

Саммит Франкофонии открылся аплодисментами в память о недавно скончавшемся Шарле Азнавуре, а незадолго до этого лидеры Армении и Франции погасили посвященную шансонье марку. Армянский премьер-министр Никол Пашинян, открывший форум, удивил гостей, да и сограждан не только своим французским, но и безыскусным вербальным вывертом про Нагорный Карабах. По словам Пашиняна, карабахские армяне, оказывается, вот уже 25 лет как независимы и живут в "независимом государстве".

Далее он сподобился на то, что Армения, оказывается, защищает в Нагорном Карабахе жизнь людей: "Мы защищаем, в первую очередь, жизнь и безопасность этих людей, потому что видим угрозу для них".

Потом Никол Воваевич, скорее всего, понял, что сморозил глупость и по сути подтвердил, что Армения оккупировала территорию другого государства и пытается оправдать свои действия, что может грозить карами и санкциями международного сообщества. Он также заверил, что, де, Армения не пытается изменить формат переговоров, а Азербайджан, оказывается, не желает вести переговоры с террористической хунтой, созданной Арменией в Карабахе. Чем вызвал немалое удивление как гостей форума, так и самих армян: как же, если карабахские армяне независимы и еще проживают в "государстве", то почему Армения до сих пор пожинает плоды дипломатических поражений на карабахском фронте - гадали армяне.

В дни работы форума в Ереване многие армянские франкофоны (преподаватели, переводчики и те, кто получил образование во Франции) задавались риторическим вопросом о закономерности проведения такого мероприятия именно в Армении.

После репатриации французских армян и франкоговорящих, прибывших после Второй мировой войны из стран Ближнего Востока, на улицах Еревана можно было частенько слышать французскую речь. Сегодня даже при наличии в Ереване Французского университета и французской школы (все предметы в ней преподаются на этом языке, - ред.) число франкоговорящих не увеличивается.

Судя по словам Пашиняна и его министров, саммит МОФ чуть ли возвысил Армению над всеми соседними странами.

Увы и ах, это не так.

Саммит проведен в Армении не за какие-либо политические, экономические или дипломатические успехи армян. Нет, все только и исключительно в порядке очередности, т.е. банальной ротации. Так, два года назад на саммит собрались в столице Мадагаскара, в 2014 году - в Дакаре, а 2012 году - в Киншасе, столице Демократической Республики Конго.

Агония франкофонии

Как писал Токвиль, когда прошлое больше не освещает будущее, дух входит во тьму.

Это был смысл существования Лиги Наций, а затем Организации Объединенных Наций, Европейского союза, которые были построены на обломках двух мировых войн, с ожесточенной решимостью обеспечить, наконец, мир и безопасности, содействовать экономическому и социальному прогрессу на основе сотрудничества между народами, а также на основе признания достоинства, свобод и основных прав человеческой личности.

Западу очень часто не удавалось избежать худшего, но сообщество наций, объединенных в рамках многосторонних организаций, заявляло, что продолжает движение, шаг за шагом продвигается по пути достижения тех идеалов, которые еще предстоит достичь.

Впервые термин "франкофония" был употреблен в 1880 году французским географом Онезимом Реклю, который в своей научной классификации жителей планеты решил исходить от языка, на котором они говорят. Вплоть до официального учреждения Франкофонии как международного института это понятие обозначало географические территории, где распространен французский язык, или совокупность людей, говорящих по-французски.

И вот, после первого, проведенного в 1986 году в Париже саммита МОФ превратилась из исключительно культурного в организацию, претендующую на существенное влияние в международных отношениях, в частности, в сферах политики, экономики, безопасности, информационных технологий, что, в свою очередь, совмещается с активной культурной деятельностью.

Но все воззвания, заявления, декларации и т.д. МОФ не смогли перешагнуть границы обычных желаний и грехов. Организация так и не стала локомотивом целостного гуманизма и универсальности, симбиоз которых обусловлен чертами нашей цивилизации, культур самых разных народов во всем их богатстве и взаимодополняемости, когда общие ценности ведут к процветанию.

МОФ так и не смогла адаптироваться к геополитическим реалиям и вызовам глобализованного общества.

Микаэль Жан, в Ереване ведя борьбу за свой пост, в своей речи призналась: "Мы каждый день работаем. Много работаем. Все устали. Я первая, которая признается в этом".

Такое признание дорогого стоит. Ибо МОФ, как импульс франкофонии, возникшая как политическая и дипломатическая многоуровневая, хитрая схема объединения франкоговорящих стран, не сумела укрепиться в международной арене, превратившись в солидную, эффективную, самое главное - действенную организацию.

До сих пор нет адекватных действий в области практики демократии, прав и свобод в франкоязычном пространстве, а также в предотвращении конфликтов и безопасности человека, пересматривая их в свете новых угроз.

Ереванский, 17-й саммит МОФ потому и стал набатом, тревожно звенящим по мечтам и чаяниям франкоязычных стран третьего мира.

МОФ не готова к исполнению собственных обещаний, не сумела объединить франкоязычные страны ради общей цели и забыла, что не бывает прекурсоров равновесия, безопасности и мира.

МОФ стала еще одним надгробным памятником в аллее захоронения идефиксов, обернутых в блестящую и такую заманчивую мишуру общих слов, ничего не значащих, пустых лозунгов.

Ереванский саммит - это эманация разложения МОФ, метастатическое разочарование свершившегося факта.

Страны-члены МОФ знают, что Армения ведет оккупационную политику, захватила 20 процентов территорий Азербайджана и, что бы ни говорил новоявленный "якобинец" Никол Пашинян, внешняя политика Армении подвержена миазмам шовинизма, одноклеточного национализма и территориальных притязаний к соседним государствам. Всем, без исключения.

Франция и Канада, эти "регенты" МОФ прекрасно видят, что Южный Кавказ "стараниями" Армении превратился в активный вулкан, в любую минуту готовый разверзнуться ревущей лавой войны в зоне нагорно-карабахского конфликта.

МОФ не слеп и не глух - организация не может не знать, что в Армении нарушаются основные права и свободы граждан, не соблюдаются конституционные принципы демократии и управления. Повсюду рев толпы, рост агрессивного шовинизма, узколобый национализм - и все направлено против двух стран, против Азербайджана и Турции.

Нынешняя Армения ни что иное, как казус международного либерального порядка, гримаса уличной демократии и власти толпы.

Исходя из всего, когда МОФ, усиленно напыжившись и придав себе победный вид, готовится к пятидесятой годовщине франкофонии, признала ли в Ереване свое поражение, задав себе простой вопрос: на какой стороне истории они хотят быть?

Готова ли МОФ признать, что официальный Ереван попросту использует ее в своих партизанских целях для решения вполне конкретных задач по спасению обнищавшей, слабой и потерянной страны?

Понимает ли МОФ, что ереванский саммит не только превратился в арену склок и противостояние между внутренними группировками, но и стал реквиемом по всем принципам свободного мира? Ведь нет большей насмешки над разумом и издевки над логикой, как произносить речи о демократии, прав и свобод человека в столице страны, усилиями всех властей - бывших и нынешних - ставшей моноэтнической, убившей десятки тысяч и превратившей в беженцев миллион азербайджанцев?

Готовы ли лидеры МОФ признать никчемность заявлений и деклараций о культурном релятивизме, когда убийцы в Ереване, облачившись в дорогие костюмы, говорили о Всеобщей декларации прав человека 1948 года?

Разве все это не есть выражение квинтэссенции поразительной терпимости к убийствам на основе этнической принадлежности?! Или это всего лишь "реальная политика, основанная на прагматических интересах"?

Форум МОФ в Ереване стал индикатором близорукого эгоизма, исключительно меркантильного подхода к международному сотрудничеству, напрочь отвергающего солидарность, честь и равноценное партнерство.

Пришло время для лидеров МВФ, как и для многих других многосторонних организаций, выбирать между реагированием или отпуском, достижением прогресса или регрессом.

Действительно, иммобилизм, промедление и компромисс уже являются формой регрессии, потому что организация, которая обманывает ценности и принципы, уже является отжившей организацией.

Как МОФ...

Эльчин Алыоглу,
Заместитель главного редактора Milli.Az
специально для Day.Az

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!