"Историческая призма": XIX-XX века. Как армяне убивали русских

16 июля 2017 23:00

С конца 1880-х гг. армянский национализм оказался в противоречии с проводимой царским правительством политикой на национальных окраинах, что привело к драматическим переменам в русско-армянских взаимоотношениях.

Масло в огонь подлило продолжающиеся  уже не одно десятилетие противоречия между кавказской администрацией и армянским духовенством. Причиной тому было принятое ещё в 1884 году Особым  совещанием под председательством министра внутренних дел Д.А. Толстого решение о запрещении  открытия армянских церковно-приходских школ вне церквей и монастырей и требование ввести в них преподавание русского языка, истории и географии России на русском языке.

Однако правительство столкнулось с жестким сопротивлением армянского духовенства.

"Историческая призма": XIX век. Как армяне выторговывали себе государственность

В конце 1895 года главноначальствующий гражданской частью на Кавказе С.А. Шереметев во всеподданнейшей записке обратил особое внимание на "обнаружившееся повсеместно в течение последнего десятилетия сепаратистское движение среди армян" и предложил в целях предупреждения возможных осложнений и обострения армянского вопроса изъять вопросы образования армянского населения из сферы влияния армяно-григорианской церкви и передать учебные заведения, существующие при церквях и монастырях, в ведение Министерства народного просвещения. 

В результате в 1897 году все армяно-григорианские церковные училища, кроме Духовной академии и семинарий, были переданы в ведение министерства, что привело к возникновению споров об имуществе церковных школ. Армянское духовенство по приказу католикоса стало подавать судебные иски о возвращении имуществ церкви и выиграло несколько процессов.

В качестве выхода из положения новый главноначальствующий на Кавказе Г.С. Голицын в представленной в 1899 году всеподданнейшей записке предложил передать казне все недвижимое имущество армяно-григорианской церкви.

После долгих обсуждений в ходе Особых совещаний предложенные  Г.С. Голицыным радикальные меры были приняты. 12 июня 1903 года Николай II утвердил Указ о секуляризации имуществ армяно-григорианской церкви.

Проведение в жизнь Указа вызвало активное массовое сопротивление армян. Среди армянского населения стали возникать т.н. комитеты самообороны, а фактически террористические отряды, ставшие опорой в распространении влияния партии "Дашнакцутюн" на Южном Кавказе. Показателем роста напряженности ситуации на Кавказе стало совершенное в октябре 1903 года покушение двумя армянами на главноначальствующего Г.С. Голицына. Трое армян нанесли ему опасные раны кинжалом, однако князь, сохранивший присутствие духа, сумел продержаться до прибытия жандармов и казаков, которые обезвредили террористов.

"Историческая призма": 1828-1829. Как армяне подставили Грибоедова

После этого покушения на убийства и сами убийства следовали одно за другим, и никто не считал себя свободным от террора. Нахальству "Дашнакцутюна" не было пределов, и к концу 1904 г. террор  "Дашнакцутюн" достиг своего апогея. Елизаветпольская и Иреванская губернии находились в эпицентре армянского террора. На протяжении 1904-1906  гг. десятки сотрудников правоохранительных органов и чиновников гражданской администрации Елизаветпольской и Иреванской губернии погибли от рук армянских террористов вследствие исполнения ими своих служебных обязанностей. В данной статье мы приведем имена лишь некоторых из них. В первую очередь, хотелось бы коснуться тех русских чиновников, кто служил в Елизаветпольской губернии.

Василий Петрович Щербаков в 1889 году был переведен на Кавказ на должность податного инспектора Шушинского уезда. Во время своей службы в Шушинском уезде Щербаков не пользовался расположением со стороны местного армянского общества и особенно партии "Дашнакцутюн", постоянно присылающего ему угрожающие письма разных содержаний. Причем последнее из таких писем он получил в декабре 1904 г. с предложением, чтобы он выехал из Шуши не позже 15 декабря, в противном случае, как его предупреждали, он будет убит. Щербаков, не испугавшись угроз армянских террористов, остался на своем посту, предпочитая честно умереть. В результате 19 декабря 1904 г. Щербаков был убит в Шуше двумя злоумышленниками-армянами, причем тремя пулям наповал. Преступники скрылись. После убийства В.П. Щербакова армянами были подброшены письма, чтобы никто не хоронил и не делал гроба для Щербаков под угрозой смерти.

Сергей Иванович Сахаров с 1903 г. работал старшим помощником уездного начальника с откомандированием заведовать Шушинской городской полицией. 15 декабря 1904 г. С.И. Сахаров, выйдя из своей квартиры в 10 часов утра, направился в полицейское управление в сопровождении городовых. Не пройдя 100 шагов от дома, он был обстрелян на многолюдной улице тремя армянами и одним из выстрелов был убит наповал. Сопровождавшие его городовые остались невредимы, преступники скрылись.

Александр Кириллович Федоров был  помощником пристава 1-й части города Шуша и состоял на наружной полицейской службе. По сообщению Шушинского уездного начальника, 19 мая 1905 г. Федоров вышел из своей квартиры по делам службы и бесследно исчез. После тщательных розысков, предпринятых администрацией, хотя труп покойного так и не был найден, все же было установлено, что покойный был убит членами партии "Дашнакцутюн".

"Историческая призма": 1905-й. Зверства дашнаков потрясли российские власти

Александр Ксавьерьевич Шумакевич с 28 августа 1901 г. был  приставом 2-го участка Шушинского уезда. Из сведений, сообщенных Шушинским уездным начальником, видно, что Шумакевич погиб при следующих обстоятельствах: 28 апреля 1905 года, возвращаясь из Шуши, где он был по делам службы, в сопровождении полицейских стражников Халилова и Саркисова, он успел лишь 5 верст отъехать от города, как вдруг из засады был дан залп неизвестными злоумышленниками, после чего Шумакевич упал вместе с раненой своей лошадью, а туземные стражники остались невредимыми. Злодеи вырезали у несчастного щеки с усами, а затем тремя выстрелами, произведенными в упор, покончили с ним окончательно. Шумакевич до убийства получал анонимные угрожающие письма, но не придавал им никакого значения. Следствием было установлено, что зверское убийство А.К. Шумакевича было совершено по распоряжению партии "Дашнакцутюн". Мотивы убийства, по сообщению Шушинского уездного начальника, заключались во вражде к нему местного армянского населения.

Иван Зурабович Бодриев был бухгалтером Шушинского казначейства. 30 июня 1905 г. Бодриев в сопровождении присяжного Ковтунова возвращался с почты с полученными казенными деньгами в сумме 43.066 руб. 62 коп. Но на многолюдной армянской улице он был окружен тремя неизвестными злоумышленниками, которые нанесли ему тупым оружием смертельную рану в голову и тяжелую травму присяжному Ковтунову, схватили деньги и скрылись. Грабители не были найдены, а вместе с ними пропали и деньги.

Аким Подшивайло был жандармским унтер-офицером. 6 октября 1904 г. он был убит членами партии Дашнакцутюн 5-ю револьверными выстрелами на многолюдной улице города Шуша, неподалеку от своей  квартиры.

Полицейский стражник Григорий Бабенко 27 мая 1905 г., возвращаясь с разъездов вместе со стражником Лагуновым, в 3-х верстах от Шуши подвергся обстрелу армян из засады. Бабенко и его лошадь при этом оказались убитыми, а Лагунов остался невредим.

"Историческая призма": XIX век. Переселенные на Кавказ армяне стали головной болью для империи

Полицейский стражник Кузьма Лагунов будет убит спустя четыре месяца. 7 октября 1905 г., возвращаясь на пост вместе со стражником Каминюсом, он подвергся обстрелу со стороны армян, причем Лагунов был убит наповал, а Каминюс был ранен в правую руку навылет. Однако преступники не были обнаружены.

Полицейский стражник Иван Коляда вместе с другими стражниками в числе четырех человек сопровождал почту из Шуши в Герюсы. Во время этой поездки они подверглись вооруженному нападению армян, которые смертельно ранили стражника Коляду, убили трех почтовых лошадей и украли 3000 рублей. Принятыми мерами были обнаружены следы преступников, но задержать их не удалось, а найдена была только часть похищенных денег.

Еще одной жертвой армянского политического террора стал подполковник Михаил Борисович Авалиани, начальник полиции губернского города Елизаветполь (Гянджи) и пригородного уезда, убитый вечером 7 апреля 1908 года. Причиной убийства Авалиани было то, что во время резни азербайджанцев, предпринятой армянами в Елизаветполе, он сильно препятствовал преступной деятельности последних. В Елизаветполе им было обнаружено немало складов оружия. Партия "Дашнакцутюн" сперва прислала ему несколько смертных приговоров, но когда не устрашенный ими Авалиани продолжал вскрывать склады оружия и мешать их преступлениям, постановила привести приговор в исполнение. 7 апреля 1908 г. в 8 часов вечера подполковник Авалиани направился по Елизаветинской улице из своей квартиры в Общественное собрание. По дороге, не доходя до Чавчавадзевской улицы, на тротуаре неизвестный человек из револьвера системы "Маузер" сзади в упор произвел несколько выстрелов, числом до 7-ми. От полученных ран Авалиани моментально скончался. Произведенное по факту убийства подполковника М.Б. Авалиани расследование установило личности двух убийц, которыми оказались Асцаватур Давидов и Арутюн Хачатуров, которых опознали три свидетеля, видевшие их на месте преступления. Но никто из них не решился подтвердить ранее данные показания на судебном заседании, опасаясь мести армянских террористов, в результате чего оба преступника оказались на свободе.

"Историческая призма": 1914-й. Как армянские рецидивисты планировали удар в спину России

В докладе Кавказского наместника Воронцова-Дашкова премьер-министру Российской империи П.Столыпину в июле 1908 г. перечисляются имена и должности высокопоставленных чинов царской администрации в Эриванской губернии, которые стали жертвами армянских террористов: "Так, если бы с партией "Дашнакцутюн" в Эриванской губернии с самых первых шагов ее зарождения велась бы борьба, и притом непрерывная и напряженная, то едва ли бы в прискорбной хронике ее событий могли иметь место такие явления, как убийства Сурмалинского уездного начальника, подполковника Богуславского, подъесаула Гнутова, помощника полицейского пристава гор. Эривани Юханаева, поручика 1-го Кавказского железнодорожного батальона Костенко, тяжкие поранения бывшего Эчмиадзинского уездного начальника, капитана Шмерлинга, помощника Александропольского уездного начальника, капитана Павлова, пристава гор. Александрополя Нашанского, покушения на жизнь помощника Шаруро-Даралагезского уездного начальника, Скибинского, и бывших Нахичеванских уездных начальников, капитана Дудникова и подполковника Энкеля, не говоря уже о целом ряде нижних полицейских чинов, сельских должностных и частных лиц, павших жертвами исполнения своего служебного и гражданского долга в борьбе с партией "Дашнакцутюн" в период ее террористической деятельности, главным образом, на почве закона 12 июня 1903 года.

Это отнюдь не полный список должностных лиц российской администрации на Кавказе, которые стали жертвами армянского террора в период его активной фазы. Этот кровавый список можно было бы продолжить. Суть в другом. Даже несмотря на то, что жертвами армянского террора стали государственные чины различного ранга, царское правительство отнеслось к террористам довольно гуманно. Многие из них вскоре после арестов и последовавших за ними судебных приговоров 1911-1912 гг. попали под амнистию 1913 г. и накануне начала Первой мировой войны оказались на свободе.

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана