Игры в чувства: на бакинской сцене показали "Риголетто" в исполнении звезд - ФОТО - РЕПОРТАЖ
Словно приятным дополнением к праздничным дням стала постановка на сцене Театра оперы и балета одного из самых красивых, выражаясь современной терминологией, шлягерных оперных опусов Верди с участием пяти народных артистов из четырёх стран. Это очаровательная украинская сопрано Ольга Нагорная, обаятельный во всех отношениях грузинский тенор Теймураз Гугушвили, очень артистичный белорусский баритон Владимир Петров, бесподобный отечественный бас Али Аскеров и замечательный маэстро Джаваншир Джафаров.

Опера не просто красивая, а божественная. Даже далёкие от классического искусства персоны подхватить первую же фразу знаменитой "La donna e mobile" (Сердце красавиц склонно к измене) смогут сразу. Впрочем, в основе, даже по современным меркам весьма актуального сюжета, скорее, обратная ситуация - он о сердце, точнее, бессердечных богатых мажорах, которые постоянством отнюдь не отличаются, коллекционируют словно бабочек сердца и честь красавиц, накалывая их на булавку и отправляясь за очередным трофеем.

В её основе - драма В.Гюго "Король забавляется". И хотя в опере король превратился в герцога Мантуанского и, соответственно, были переименованы остальные персонажи, - сила социального обличения не уменьшилась. В музыкальной драматургии противопоставлены фигуры распутного, легкомысленного, живущего только ради наслаждения властителя Мантуи и горбуна-шута Риголетто, у которого только одна радость - его дочь, красавица Джильда. Шут, по науськиванию герцога, смеётся над отцовским горем графа Монтероне. Монтероне проклинает Риголетто ("Да падёт на тебя моё несчастье") и, как следствие, дочь шута становится очередной "жертвой" распутного герцога. Замыслив жестокую месть герцогу, Риголетто невольно становится убийцей своей дочери.

На сей раз, как и приличествует звёздному статусу, все исполнители были на высоте и, как следствие, бурные аплодисменты публики, стоя приветствующей вокалистов на финальном поклоне. И всё же на вершине зрительских симпатий - украинская дива Ольга Нагорная. Обладательница эффектной внешности и не менее эффектного вокала уже с первого появления очаровала зал своей энергетикой - светлой, переливающийся всеми красочно-колоратурными изысками.

Что касается сценического воплощения, то тут певице явно не позавидуешь. Если бы не гениальная музыка Верди, сценическое воплощение образа Джильды можно было бы назвать добродетельным недоразумением. Традиционное инженю (актёрское амплуа простушки) Джильды, соблазнённой и покинутой гламурным герцогом-ловеласом, а потом ещё и инкогнито жертвующей жизнью ради него, вызывает не чувство умиления, а недоумения - не любовь, а какая-то болезненная психологическая зависимость.

Белорусский баритон на днях был впервые (и довольно удачно) апробирован в партии графа-злодея Луны из другого оперного опуса Верди - "Трубадура". Публике он понравился и, видимо, это и стало причиной приглашения В.Петрова на партию дворцового шута - Риголетто. Партия во всех отношениях сложная: и по части вокала, и по части актёрского воплощения. В целом - понравилось, учитывая, что это первое исполнение В.Петрова на бакинской сцене (незнакомая сцена всегда вызывает некий дискомфорт, не говоря уже о постоянном контроле по поводу исполнения новых мизансцен). Думается, уже в следующий приезд, белорусский баритон, помимо замечательной вокальной составляющей, в полной мере раскроет и свой актёрский потенциал.

Любимец бакинской публики Т.Гугушвили в партии легкомысленного герцога музицировал от души. Ну, а в сцене флирта с красавицей Магдаленой (Сабиной Асадовой) проявил себя истинным ловеласом. Правда, и его героя можно понять - как не приобнять столь очаровательную партнёршу?

При всём моём галантном отношении к именитым гастролёрам, когда на сцену выходит Али Аскеров, создаётся такое ощущение, что все исполнители словно уходят в тень. В партии солидного рассудительного бандита и, по совместительству, наёмного убийцы, Спарафучилле со своей специфической криминальной этикой, наш бас был просто неподражаем. В небольшой, но очень колоритной сцене сделки с шутом по поводу убийства герцога, Али Аскеров, несмотря на традиционный костюм бандита с неизменной косынкой-банданой на голове, создал роскошный образ солидного киллера-интеллектуала, а его мощный и таинственный бас добавил интригу в повествование.

Каждый раз приятно удивляет маэстро Джаваншир Джафаров. Вот и на репетиции маэстро просто поразил автора этих строк доскональным знанием всех нюансов не только инструментальной, но и вокальной составляющей партитуры. Одновременно дирижируя, маэстро умудрялся пропевать с Т.Гугушвили и В.Петровым все дуэты, заменяя их отсутствующих партнёров по сцене. В таких нюансах проявляется истинный профессионализм музыкального руководителя спектакля. Ну, а уже во время спектакля в оркестре был и блеск мантуанского дворца, роскошная любовная кантилена, нервно-пульсирующее биение мечущего по сцене шута, узнавшего о бесчестии дочери, и чуткий аккомпанемент в знаменитом финальном квартете.

На сей раз весьма артистично и пластично в партии хитрого царедворца Марулло смотрелся Турал Агасиев. Роль небольшая, но сыграна на сей была раз ярко и запомнилась. Ещё один приятный и неожиданный плюс спектакля - довольно хорошее звучание мужского хора. Если не изменяет память, это - мой первый хвалебный отзыв по поводу мужского хора - значит, может звучать и играть, и весьма прилично!

То ли весенняя атмосфера так благоприятствовала исполнению, то ли энергетика замечательного и красивейшего вердиевского опуса так непосредственно подействовала на исполнителей, но весь спектакль смотрелся "на одном дыхании". И в плане визуального эффекта свита герцога Мантуанского не заблудилась в восьми дворцовых колоннах, а у самого Риголетто - привычный костюм шута и традиционный горб. И хотя конец оперы довольно трагичен, - публика спектаклем осталась довольна, подтверждая старую истину о том, что не только королям суждено забавляться в стенах театра.

Нажмите на фотографии для увеличения: