Известные западные кавказоведы осудили заявление премьер-министра Армении Никола Пашиняна о трагедии в Ходжалы, сделанное им на днях в Церкви 40 младенцев в Милане, передает Day.Az со ссылкой на Вестник Кавказа.

Напомним, Пашинян заявил, что отрицает причастность Армении к Трагедии в Ходжалы, где от рук националистических незаконных вооруженных формирований погибли 613 ходжалинцев, включая 106 женщин, 63 малолетних ребенка и 70 стариков.

Объясняя свое желание снять ответственность за это преступление с Армении, со своего предшественника Сержа Саргсяна, организовавшего атаку на Ходжалы, и, как следствие с самого себя, он сослался на слова экс-президента Азербайджана Аяза Муталибова, который якобы обвинял в резне азербадйжанскую оппозицию.

Первым на эту очередную попытку Пашиняна уйти от ответственности за преступления армянской власти отреагировал вашингтонский журналист, эксперт по проблемам безопасности на Кавказе и Ближнем Востоке Джошуа Кучера, назвав премьер-министра Армении "отрицателем Ходжалы".

"Пашинян оказался отрицателем Ходжалы", - написал он в Twitter, приложив ссылку с миланской речью Пашиняна.

Этот твит прокомментировал всемирно известный британский исследователь новейшей истории Южного Кавказа, автор знаменитой книги о нагорно-карабахском конфликте "Черный сад" Томас де Ваал. Де Ваал обратил внимание на использование Пашиняном фейковой цитаты и отрицание признаний Сержа Саргсяна об организации резни в Ходжалы.

"Боже мой. [Пашинян говорит это], даже несмотря на то, что бывший азербайджанский президент (Муталибов) отмечал, что его слова были искажены, а бывший армянский президент (Саргсян) признавался, что в самом деле устроил [резню в] Ходжалы...", - ответил он на слова Кучеры.

Отметим, что Аяз Муталибов 15 лет назад отверг приписываемую ему цитату, подчеркнув, что "ссылки на мое мнение о том, что Hародный фронт организовал или способствовал падению Ходжалы - это беспардонная ложь и бред".

Фейковость выступлений Никола Пашиняна кристально ясна специалистам-кавказоведам по всему миру. Но понимает ли он сам, что его ложь не может никого обмануть?