Чего армянство не может простить России - РАССЛЕДОВАНИЕ

2 ноября 2015 06:45 комментарий

24 октября 2015 года в действующем музее Москвы и культуры наций, расположенном на территории резиденции Российской и Ново-Нахичеванской епархии армянской апостольской церкви по благословению главы епархии архиепископа Езраса Нерсисяна состоялось торжественное открытие памятника российскому императору Николаю II.

Однако данное событие было воспринято далеко неоднозначно и вызвало переполох в среде некоторых представителей т.н. армянской общественности российской столицы, в рядах которых появились протестные настроения по случаю данного мероприятия. 

Суть этих настроений выражалась в том, что последний русский царь якобы не достоин столь высоких почестей, поскольку сыграл весьма противоречивую роль в судьбе армян и во многом повинен в тех трагедиях, которые постигли этот народ в конце XIX - в начале XX веков. Поэтому было принято обращение к главе Ново-Нахичеванской и Российской епархии Армянской Апостольской Церкви архиепископу Езрасу Нерсисяну, в котором по пунктам излагались конкретные обвинения в адрес Николая II.

Заранее отметим, что мы не собираемся выступать в роли адвоката русского царя, однако, основываясь на источниках, попытаемся разобраться в этом вопросе.

Армяне обвиняют Николая II в том, что русский царь, принимая участие в Бальморальских переговорах с Англией в 1896 г., в ходе которых лишь эпизодом был затронут вопрос о положении армян в Османской империи, не проявил беспокойства "в связи с резней армянского населения Османской империи в 1894-1896 гг.".

Как известно, после решений Берлинского конгресса 1878 года именно благодаря царской России и Англии "армянский вопрос" стал дежурным и занял свое место в международной политике. Впервые название "армяне" было включено в международный документ, и они стали рассматривать Османскую Турцию как главное непреодолимое препятствие, стоящее на пути их культурного и политического самовыражения.

В дальнейшем Россия и Англия не упускали случая, чтобы не использовать армянскую карту для давления на Османскую Турцию. В то же время, решения Берлинского конгресса привели к интернационализации проблемы, т.е. Россия вплоть до начала Первой мировой войны потеряла первенство в решение "армянского вопроса", а вместе с ней ключевой повод для вмешательства в дела Османской Турции в качестве особой покровительницы христианских народов.

Пальма первенства в этом вопросе перешла Англии.

Вот как описывает положение армянского вопроса и роль в ней Англии французский посланник в Константинополе Камбон в 1894 г.: "Англия очень заинтересовалась армянским вопросом. Как государство заинтересованное, имеющее громадные колонии на Востоке, в целях удержания своего господства там, она должна была прочно обосноваться и в Малой Азии. Она должна была помешать России продвигаться к Дарданеллам. Поэтому она должна была ухватиться за "армянский вопрос".

В Лондоне армяне нашли лучший прием: кабинет Гладстона собрал недовольных, сгруппировал их, дисциплинировал и обещал свою поддержку. С этого времени кабинет пропаганды утвердился в Лондоне и получал здесь соответствующие директивы. Лондон внедрил турецким армянам две весьма простые идеи: идею национальности и идею свободы.

В течение нескольких лет армянские тайные общества вели пропаганду о пороках и недостатках турецких властей. Таким образом, почва была подготовлена. В 1894-1896 гг. в разных частях Азиатской Турции деятели "Дашнакцутюн" начали провоцировать беспорядки с использованием методов террора, жертвами которых были также их соотечественники. Здесь действовал принцип - мертвый армянин дороже живого.

Уже после этих событий, осенью 1896 г. состоялись англо-русские переговоры, поводом для которых послужил приезд 22 сентября в Англию царя Николая II с царицей в связи с поездкой по европейским столицам после коронации.

Эти переговоры принято называть бальморальскими по названию летней резиденции королевы Виктории, замка Бальморал.

Переговоры в Бальморале вовсе не были вызваны действиями османских властей против армянских беспорядков и носили больше неформальный характер.

3 октября 1896 года состоялась встреча русского царя с премьер-министром Великобритании лордом Солсбери. Основное место на переговорах занял вопрос о разделе Османской империи, низложение султана Абдуль Гамида, передачи контроля над черноморскими проливами России.

Как отмечал лорд Солсбери, который вел запись беседы с Николаем II, русский "царь был определенно расположен к сохранению в настоящем территориального статус-кво Турции" и признавал опасным для любой державы попытку принудить Турцию путем захвата любой части ее территории, что обострило бы противоречия между державами и привело бы к войне в Европе.

Англо-русские переговоры 1896 года не привели к какому-либо соглашению между сторонами. Что же касается армянского вопроса, то он не был на повестке дня и стороны лишь эпизодом коснулись его. Так, Николай II высмеял предложения некоторых филантропов в Англии, которые требовали, чтобы России оккупировала приграничные районы Турции, где жили армяне. По утверждению русского императора, подобная оккупация явилась бы "слишком дорогим предприятием, которое не принесет возмещения России и не поможет всем армянам, разбросанным по Османской империи".

А глава английского правительства в заключение беседы заявил, что державы должны предпринять меры для предотвращения возможных в будущем беспорядков в Константинополе, так как они угрожают безопасности подданных держав и персонала посольств. Таким образом, позиция сторон в армянском вопросе полностью соответствовала тону переговоров, в ходе которых они согласились решать проблемы с Турцией пока в рамках сохранения целостности её границ.

Протестующие против памятника русскому царю, обвиняют царя Николая II в якобы "армянских погромах" в Баку в 1905 году и попустительстве властей.

В этом плане наиболее полную характеристику поведения и ответственности бакинской администрации во время тех событий дал сенатор А.Кузминский, который по горячим следам составил подробный отчет о них:

"Само по себе бессилие власти, растерянность ее и обнаружившаяся полнейшая неспособность к подавлению пятидневной резни с очевидностью показывают всю несостоятельность приписываемого ей участия в подготовлении февральских событий. В действительности причины февральских событий лежат гораздо глубже, они нарождались постепенно, имеют за собой историю..."

К глубоким причинам же относились принятое в 1898 году царскими властями решение о передаче армянских церковно-приходских школ в ведение Министерства просвещения. Это оживило деятельность многочисленных армянских националистических кружков и партий, в т.ч. "Гнчак" и "Дашнакцутюн", которые стали распространять обличительные прокламации, направленные против "произвола царских властей", "удушения национальной культуры" и т.п.

Вторым сильным ударом по позициям армянских националистов стал закон от 12 июня 1903 года о порядке управления делами армяно-григорианской церкви, утвержденный Императором Российским.

Закон предусматривал передачу государству значительной части церковного имущества; патриарх (католикос) был лишен права решать единолично брачные дела; в законе были также пункты о государственном языке, присяге, административном (а не судебном) разрешении споров об имуществе бывших армянских церковно-приходских школ и т.д. В целом закон от 12 июня был серьезным ударом по интересам католикоса и армянской теократии.

Без сомнения, данные решения были реакцией официальных властей на подрывные антиправительственные действия церкви и партии "Дашнакцутюн". Обнаружились слишком явные признаки их политической неблагонадежности. В частности были выявлены многочисленные факты не только причастности армянской церкви и "Дашнакцутюн" к армянскому движению, но также их главенствующая в нем роль.

Кровавые события в Баку в феврале 1905 года, имевшие продолжение в городе также в августе месяце того же года, стали начальным шагом для последующих армяно-азербайджанских кровавых столкновений в различных уездах Елизаветпольской и Иреванской губерний, имевших место в 1905-1906 гг.

Как пишет в своем отчете сенатор Кузминский: "Трудно представить себе более благоприятные условия для агитации против правительства, чем те, которые создали эти события. Они доставили обширный материал для доказательства полной несостоятельности правительственной власти, бездействие и растерянность которой привели к тому, что агитация велась совершенно открыто и коснулась почти всех слоев общества".

После начала кровавых событий в Баку, 18 февраля 1905 года по указу царя Николая II в Баку и в Бакинской губернии было введено военное положение и был восстановлен институт наместничества. Наместником был назначен князь Н.Воронцов-Дашков. Вступив на свой пост, Н.Воронцов-Дашков начал кропотливую работу по оживлению старой традиции, по которой дружба с армянами служила основанием правления России на Южном Кавказе.

Наконец, последним обвинением в адрес русского царя является то, что "с началом Первой мировой войны 1914-1918 гг. царские власти в Закавказье с ведома Николая II поощрительно отнеслись к созданию армянских добровольческих отрядов в составе русской армии на Кавказском фронте, однако в дальнейшем царское правительство стало проявлять недоверие к армянским добровольческим формированиям и распустило их, побоявшись, что армянский народ пожелает получить суверенность".

Действительно, накануне и после начала войны царское правительство связывало с армянами определенные планы и использовало их патриотический пыл при занятии турецких территорий. Однако, армяне забывают, что царская Россия вступила в войну с Османской Турцией не ради решения пресловутого "армянского вопроса", а для расширения своих границ до черноморских проливов и занятия Константинополя. Это была стратегическая задача, заложенная ещё Петром I. А это значит, что территории Османской империи, включая те, на которых турецкие армяне надеялись создать себе автономию, подлежали включению в границы Российской империи на правах новых губерний и уездов.

Поэтому наивно было бы надеяться, что царское правительство создало бы для армян что-то вроде государства в государстве. Царское правительство отказалось от подобных проектов уже в первой половине XIX века, при царе Николае I, когда ликвидировала Польское царство, Финляндское княжество, Армянскую область, унифицировав административное деление на всей территории империи.

В заключение хотелось бы напомнить армянским общественным деятелям, если их подводит короткая память, благодаря кому они сегодня пустили глубокие корни в России и создали себе государство на Южном Кавказе.

Ведь около двухсот лет назад, по Туркменчайскому (1828) и Адрианопольскому (1829) договорам, более 120 тысяч армян были переселены на вновь завоеванные российские территории из Персии и Турции русским царем Николаем I, в честь которого и был назван последний русский царь Николая II, коронованный на престол в 1894 году. Позже, благодаря другому прадеду Николая II Александру II, "армянский вопрос" получил международное признание. При Николае II же численность армян только на землях Северного Азербайджана достигла 1,3 миллиона человек.

Это было итогом той политики, которой твердо следовали все русские цари, начиная с указа царя Петра I от 10 ноября 1724 года: "всяким образом стараться армян... принимать их ласково и в прочем содержать во всякой милости и охранении, отводить им в пристойных местах удобные для их поселения земли, и отдавать им в городах и селах те дворы и пожитки, которые пусты".

Ильгар Нифталиев

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!

1комментарий

  • Аноним

    2 ноября 2015 08:10

    И почему же мы никогда не требовали автономию в Армении? Ведь там испокон веков жили наши азербайджанцы! А вот они всегда все делали наперед...