"Историческая призма": Севрский договор. Правда, которая не понравится армянам - ФОТО

31 августа 2016 23:00

Несколько дней назад исполнилось 96 лет со дня подписания Севрского договора.

Армянские историки и пропагандисты разных мастей всегда, когда пытаются оправдать свои территориальные притязания к соседней Турции, любят бравировать положениями данного договора. У незнающего читателя может создаться впечатление, что этот договор был подписан непосредственно между Турцией и Арменией. Однако Севрский договор был заключен 10 августа 1920 года между странами Антанты и Османской империей и представлял собой целый комплекс положений, касавшихся обязательств Османской Турции перед странами-победителями.

Достаточно сказать, что весь договор состоял из 13 глав и 433 статей. Лишь несколько статей договора касались Армении, которая в ее подписании участия не принимала. В частности, в договоре предусматривалось признание Османской Турцией независимости дашнакской Армении (ст.88), подчинение Турции арбитражному решению президента США в вопросе турецко-армянской границы (ст.89).

Последний пункт был особенно важным и всегда произвольно интерпретировался армянскими историками. В нем не было указано, как пытаются это представить армянские историки, что четыре вилайета Турции должны присоединиться к Армении. В данном пункте отмечалось, что договаривающиеся стороны соглашаются передать на арбитраж президента Соединенных Штатов Америки вопрос о границах между Турцией и Арменией в Эрзерумском, Трабзонском, Ванском и Битлисском вилайетах и принять затем его решение. В то же время, в части III договора были четко определены не только права, но и обязательства Армении, в частности, в отношении охраны прав национальных меньшинств (имеются ввиду прежде всего тюрки-мусульмане) (ст.93) и необходимости определения границ с Грузией и Азербайджаном по соглашению с данными странами (ст.92). Данные положения договора окончательно должны были быть утверждены после принятия США мандата на Армению.

Идеалистический образ президента США Вудро Вильсона, притягательность его программы (14 статей) послевоенного устройства и особенно то обстоятельство, что США не вступили в войну с Турцией, делали его кандидатуру наиболее подходящей для роли арбитра в территориальном разграничении Армении и Турции. Однако в июне 1920 года Сенат США 52 голосами против 23 отклонил предложение Верховного совета Союзных держав принять мандат. А когда 22 ноября 1920 года Вудро Вильсон все же начертил эти границы, эту карту, то это было уже простым рисованием. Поскольку турки уже были в Александрополе (Гюмри), а Красная армия входила в Каравансару.

Несмотря на эти нюансы, данные пункты договора ясно свидетельствовали о политической и дипломатической поддержке европейскими странами Армении и использовались последней в качестве правового обоснования своих территориальных притязаний в отношении соседних государств.

Однако время подписания договора явно совпало с неблагоприятной для Армении геополитической конъюнктурой, сложившейся вокруг Турции и Южного Кавказа. Созданное в Анкаре в апреле 1920 года правительство Великого Национального собрания Турции во главе с Мустафой Кемаль пашой объявило о незаконности любых договоров, которые ставили бы под сомнение территориальную целостность страны после подписания Мудросского перемирия 1918 года. Положения Севрского договора были настолько унизительными для султанского правительства, что оно также не признало их. С другой стороны, постепенно к границам Армении подступала большевистская Россия, которая разными дипломатическими маневрами заигрывала с дашнакским правительством, пытаясь выиграть время для нанесения против него решающего удара.

Большевики в это время вошли в стратегический союз с анатолийским движением. Данный союз носил взаимовыгодный характер, и, главное - был направлен против единого противника - интервенции Антанты. Однако для борьбы с интервенцией большевикам и кемалистам была крайне необходима помощь извне. Единственной надеждой кемалистов стало сотрудничество с большевиками, обещавшими поддержку всем борющимся с империализмом народам. Для создания стабильных и надежных отношений с Москвой кемалистам требовалось пойти на некоторые уступки.

Главной уступкой стала готовность Турции способствовать включению республик Южного Кавказа в круг советских государств в обмен на советскую помощь. В свою очередь, Москве также были выгодны инициативы турок. Советская Россия под флагом мировой революции пыталась восстановить границы бывшей царской империи и одновременно экспортировать пожар революции в восточном и западном направлении. Оказывая помощь Турции, большевики пытались также создать заслон вторжению на Южный Кавказ войск Антанты и, таким образом, взяв в плотное кольцо прозападные правительства Азербайджана, Грузии и Армении, планировали в ближайшей перспективе завершить их советизацию. Кроме того, в случае неуспеха кемалистов и турецкого национально-освободительного движения территория Анатолии неизбежно превратилась бы в английскую зону влияния, что также в геополитическом плане было крайне невыгодно и опасно для советской России. Москва не могла допустить решения вопроса власти в Турции в пользу Османского султана, который находился под опекой Антанты и представлял для большевиков идеологически чуждую политическую силу.

Еще одним мотивом оказания помощи Турции являлось желание большевиков завоевать симпатии других тюркских и мусульманских народов. Развитие диалога также позволяло бы и кемалистам, и большевикам выйти из международной изоляции. Поэтому советская Россия пыталась оказывать военную и финансовую помощь Анкарскому правительству. Вопрос о прямой территориальной связи между советской Россией и Анкарским правительством был одним из важнейших условий данной помощи. Подобная связь могла быть установлена лишь через территорию недавно признанных Антантой молодых государств Южного Кавказа, которых Москва в апреле-мае 1920 года избрала в качестве основных объектов военной экспансии.

Но в отличие от Азербайджана, в Армении и Грузии большевики имели слишком слабую политическую и социальную базу и поэтому строили с местными правительствами отношения путем компромиссов. Ярким примером тому стало заключение в один день с Севрским договором Иреванского соглашения между Советской Россией и Арменией, по которому Москва фактически признавала легитимность дашнакского правительства и обещала свое посредничество в его территориальном конфликте с большевистским Азербайджаном. Ранее в переговорах с Арменией Москва обещала ей также добиться решения армянского вопроса в Малой Азии.

Казалось, что вот-вот для Армении наступит "звездный час", и она решит свои проблемы с соседями. Тем более, что на ее руках были такие договора. Однако дашнаки просчитались.

Впав в эйфорию, правительство Армении решило самостоятельно провести границы с Турцией. Начавшееся летом 1920 года наступление армянской армии на турецком направлении развивалось по привычному для армян сценарию уничтожения гражданского населения. В результате нападения армянских вооруженных формирований на турецкий район Бардиз 24 сентября 1920 года было сожжено 32 деревни, убито около 2000 мирных жителей. В одном из секретных сообщений российского агента в секретариат НКИД (от 27 августа 1920 года) о положении на границах Армении с Турцией и Азербайджаном сообщалось, что "дашнаки, уверенные в пассивности турок, систематически производят налеты на села, поголовно вырезая турок".

"В Сурмалинском уезде из 105 сел осталось 35 горных деревень, в августе было вырезано еще 8 сел", - сообщал данный источник.

"Дашнаками, - отмечалось далее в сообщении, - практикуется поголовное уничтожение всех мусульман смешанных сел пограничной полосы, заселяемых затем армянами для будущих мирных переговоров".

Однако, в результате контрнаступления турецкой армии, начавшегося в конце сентября 1920 года, армянская армия потерпела тяжелое поражение. При этом Армения не сумела установить контроль не только над указанными в Севрском договоре территориями Турции, но и потеряла районы Карсской области, переданные под ее управление англичанами в мае 1919 года. Лишь вмешательство большевистской России и советизация позволили Армении сохранить территории в границах, установленных Батумским договором 1918 года.

По 10-му пункту Александропольского договора, заключенного 2 декабря 1920 года с правительством Мустафы Кемаля, бывшее дашнакское правительство отказывалось от условий Севрского договора. Согласно 2-му пункту Карсского договора между Турцией и тремя советскими республиками Южного Кавказа от 13 октября 1921 года новое коммунистическое правительство Армении также брало на себя обязательство признать новые границы Турции и не признавать никаких международных актов, не признанных национальным правительством Анкары.

Последнюю точку в истории Севрского договора поставила Лозаннская конференция 1923 года. Лозаннский договор установил новые границы Турции, юридически оформив распад Османской империи и закрепив территорию Турции в ее современных границах. Договор провозглашал мир между Турцией и державами Антанты. Турция сохранила за собой территории, подлежавшие отторжению от нее по Севрскому договору.

В период заключения Лозаннского договора Армения была уже советской и, по соответствующему пункту Карсского договора, автоматически признавала новые границы Турции, установленные в Лозанне. Сегодня, несмотря на суету армянской пропаганды, положения Лозаннского и Карсского договоров остаются в силе. Они являются единственными международно признанными документами, регулирующими границы между Арменией, Азербайджаном, Грузией и Турцией.

Еще одна деталь, которой часто пренебрегают армяне, говоря о событиях 1915 года, - это статья 31 Лозаннского договора. В ней содержится следующее положение: каждый бывший гражданин Османской империи, который стал гражданином одного из новых независимых государств, образовавшихся на месте империи, имеет право в течение 2 лет приехать в Турцию в качестве турецкого гражданина. Естественно, статья 31 открывала двери государства для всех османских армян, которые покинули страну во время войны или по какой-либо причине оказались за границей после войны. К тому же, следует иметь в виду, что армян не изгоняли из Османской империи после устроенных ими беспорядков в Восточной Анатолии - их только эвакуировали в безопасные провинции, находящиеся в глубине империи.

Статья 31 была внесена специально для армян, которые хотели вернуться в Турцию. По этому договору каждый армянин, который был гражданином Османской империи, мог до 24 июля 1925 года вернуться в Турцию в качестве турецкого гражданина. И многие вернулись, став полноправными гражданами Турецкой Республики, пользуясь всеми правами и свободами, предоставленными Конституцией этой страны.

Таким образом, факты опровергают всю дискуссию вокруг мнимого "изгнания".

Ильгар Нифталиев

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!