"Воскресное чтиво" на Day.Az: "Лето 1979-го" В рамках рубрики "Воскресное чтиво" Day.Az представляет рассказ "Лето 1979-го" одной из наших постоянных читательниц.

 

Мы призываем наших читателей продолжать посылать на электронный адрес office@day.az различные публикации, касающиеся искусства, истории, культуры, этнографии, традиций Азербайджана, и многих других областей жизни нашей страны, а также свои рассказы, ранее не печатавшиеся в прессе.

Лето. 1979 год. До чего приятно выйти из дома ранним летним утром, когда еще нет нашей удушающей летней бакинской жары, и нежная прохлада радует и придает какое-то свежее ощущение легкости.

Я с удовольствием иду на работу: мне она нравится, я работаю уже третий год гидом-переводчиком. Хотя, скорее гидом, чем переводчиком. Поначалу приходилось нелегко, даже не всегда получалось понимать специфику речи различных диалектов и разных народностей. Но, как говорится, все приходит с опытом. И сегодня я уже по одной фразе могу определить страну англоязычного туриста, и даже угадываю говор некоторых американских штатов.

Итак, сегодня у меня обычная работа - провести экскурсию по старому Баку для прибывшей накануне вечером группы американских туристов.

Для начала проверим, как их кормят в нашем ресторане, закажем им обед и ужин, познакомимся с руководителем группы (он же представитель турфирмы), спросим, нет ли каких-либо нареканий на ресторанную пищу и т.д. Словом, утро хлопотное, но привычное.

Автобус подан, с людьми познакомилась - можно отправляться!

Ну вот, дневная жара уже начинается. Туристы рассаживаются в автобусе и его салон приятно пахнет дорогими дезодорантами (какой же это дефицит для нас! Им и не понять, что за хороший дезодорант мне приходится платить десятую часть своей месячной оплаты. Да, мы такие разные).

Я всегда люблю наблюдать за туристами. Вот уж когда можно говорить о том, что у каких-то народов есть присущие только им черты. Немцев узнаешь по какой-то слаженной групповой скученности и организованности, восточно-европейцев, напротив, очень трудно собрать и организовать, они любят поглазеть и погулять подальше от экскурсионного автобуса, вот и приходится их искать или ждать опоздавших. Сегодняшняя группа, по словам руководителя, очень разнообразна по регионам проживания и по профессиям. Но в основном - это врачи и медицинские сестры. Американцев тоже сложно организовать - можешь раз двадцать повторять, что сбор у автобуса через пятнадцать минут, все равно придут не раньше, чем через полчаса, сорок минут. Приходится учитывать национальную, так сказать, специфику.

Наблюдение первое: они не спешат занимать первые ряды в автобусе. Как же мы отличаемся - обычно наши, то есть в прошлом советские туристы всегда пытаются первыми пройти в автобус и занять первые ряды.

Наблюдение второе: они раскрепощены, хотя и очень деликатны по отношению друг к другу и к принимающей стороне. Но держат ощутимую дистанцию, и эту холодность ощущаешь чуть ли не физически. Со мной все очень вежливы, доброжелательны, но даже в улыбках нет теплоты и искренности. И я тоже очень вежлива, доброжелательна, но без теплоты. Один официоз.

"Все же мы такие разные, они, наверное, и дружат только если им это выгодно, - мысли о разнице между "нашими и не нашими" часто приходят в голову, - да, но ведь я встречаюсь только с определенными группами общества. Хотя представитель турфирмы, получается, мой коллега, довольно заносчивый парень и пренеприятный тип. А в прошлый раз была дама, которая вела себя так высокомерно, что обращалась я к ней только официально и по необходимости. Просто кукла разрисованная была, а не живой человек"...

Солнце уже высоко и стало очень жарко. Во Дворце Ширваншахов туристы уже стали выдыхаться и от жары, и от усталости пешей экскурсии. Вопросов стало меньше, шутки и комментарии тоже уменьшились. Да, надо возвращаться в гостиницу, скоро обед, надо дать им время освежиться у себя в номере.

Автобус уже накалился под солнцем, и пожилой водитель тоже разморен и ленив. Ну вот, вроде, все сели в автобус, экскурсия закончена, надо как всегда пересчитать присутствующих, а то не дай Бог, кого забудешь, так потом проблем от начальства не оберешься.

Но что это? Автобус не заводится. С водителя враз слетела вся сонливость, он пытается что-то сделать, но автобус заглох намертво. В салоне послышались смешки. "Сейчас начнутся комментарии о достижениях социализма, я это уже не раз слышала. Поймите, в душе я полностью разделяю ваши комментарии и даже насмешки над нашим обществом и даже над нашим образом жизни, но мне всегда очень обидно слышать это от вас. Пусть уж мы сами себя будем критиковать, но никак не вы. И потом, какие же мы с вами разные, вы с легкостью можете ругать свое правительство, а я могу только восхвалять социалистический строй и должна с вами спорить и доказывать преимущества социализма. Меня этому учили и даже тестировали. А потому, если что не так скажу, то меня тут же выгонят с этой работы и даже, как говорится, с "волчьим билетом""...

Водитель с испуганными глазами сказал, что надо подтолкнуть автобус, иначе он не заведется. Да разве скажешь такое этим холеным и надушенным врачам, о том, что надо впрячься и подтолкнуть автобус! Так, думай, что можно сделать и ищи выход...

- Я постараюсь позвонить из метро нашему транспортному диспетчеру - пусть пошлет другой автобус. А людей попросим подождать в тени и не беспокоиться.

Мне показалось, или действительно некоторые из туристов внимательно вслушиваются в наш с водителем разговор?

Неожиданно один из туристов встает и обращается к мужчинам в автобусе с просьбой выйти и толкать тяжелый "Икарус", иначе придется в жару ждать другой транспорт. Я не удивлена, очень часто в группах встречаются люди, говорящие по-русски и даже по-азербайджански. Обычно это люди в первом или втором поколении эмигрантов. Ну что ж, так даже лучше, вы сами приняли это решение.

И вот уже высокомерные американские врачи общими усилиями толкают автобус, который ну никак не хочет заводиться. Вокруг нас собираются люди, некоторые из них пытаются тоже помочь. И тут вдруг раздается сначала тихое, а потом, все громче и громче, пение американских туристов:

"Э-Э-э-й у-у-хнем, еще раз, эй ухнем"...

Послышались смешки от людей на автобусной остановке, и тут же несколько местных жителей с улыбками стали помогать, и песня стала уже громче, на всю улицу. И тут автобус заурчал, зачихал и завелся. Вся улица захлопала, люди улыбались и пожимали друг другу руки. Послышалась русская речь с американским акцентом. Всем вдруг стало так весело и легко.

Оказывается, что мы все не такие уж и разные на самом-то деле! Ведь мы все - люди.