Day.Az представляет интервью с заслуженной художницей Азербайджана, известным куратором Сабиной Шихлинской, которая рассказала о творческом процессе, роли куратора и влиянии искусства на мир.

Быть художником  - это особый способ дышать, особый способ восприятия мира. Когда ты не можешь получить какой-то ответ на вопрос, который тебе задает жизнь, или хочешь среагировать на что-то или наоборот не хочешь реагировать, в этот момент ты обращаешься к творчеству, начинаешь создавать, и тогда все встает на свои места.

Я мыслю себя художником. А кураторство - один из видов моей творческой деятельности, которая весьма разносторонняя. Меня может занести в сайт-специфик арт, в социальный активизм, ленд-арт, точно также меня заносит в кураторство. И делаю я это все, воспринимая мир с позиции художника.

Я всегда была ответственной ученицей, при этом порой симулировала некие заболевания, для того, чтобы, оставшись дома, обложиться журналами "Огонек" и "Вокруг Света", вырезать оттуда разные образы, ситуации, чтобы собрать впоследствии из них совершенно другой мир. Через много лет я поняла, что одним из моих первых увлечений в визуальном искусстве был коллаж.

Мне всегда нравилось наблюдать. Я часами сидела и смотрела на жизнь вокруг, наблюдала за людьми, придумывала им свои истории. Наблюдая за происходящим, часто возникают вопросы, на которые нет ответов. Например, последние годы меня очень заботит тема памяти и сохранения того, что человек создал творческим умом. Я не нахожу ответа на вопрос - как ее сохранить, потому что она исчезает. Но почему многие не реагируют на это с такой болью как я? Они говорят, что одно приходит на смену другому. Да, память должна быть, но не нужно так больно относиться к тому, что что-то исчезает, хотя бы визуально.

Я боюсь терять. Это и стало основной причиной создания большинства проектов, которые вывели меня из мастерской во внешний мир.

Я училась традиционному искусству, которое подразумевало, что я буду проводить время перед холстом, создавая произведение в стенах своей студии. Но однажды, в конце 90-х, я вышла из стен мастерской и никогда уже туда не вернулась. Теперь мастерская служит неким хранилищем для моих холстов, книг, альбомов, записей, фотографий, архивов... Если раньше я создавала там работы, то теперь я создаю их в других местах. Я выхожу в город, выезжаю из города, сижу где-то, смотрю, думаю, затаиваюсь, собираю свою информацию о жизни и реагирую на что-то.

Я была художником-модернистом, заботилась о красоте, об "измах", о чувствах. А сейчас я больше забочусь об идее, концепции. Сложно было перейти от одного к другому. Эстетизм, форма, конечно,  довлеют над традиционным художником. Но в концептуальном искусстве форма не является сутью. То есть порой  нет необходимости в хорошем фотоаппарате с большим объективом, вполне достаточен плохой мобильник, чтобы сделать фото. Чтобы написать концептуальную работу, пользуясь красками, можно забыть о том, как цвета сочетаются друг с другом, забыть все оптические законы, забыть  все понятия колорита, забыть о том, что живопись имеет определенную глубину и свет. Забывая обо всем этом концептуалист по-иному достигает своих целей.  

Есть два варианта создания работ. Или человек сам реагирует на окружающий мир и занимается творческим процессом, что-то создает. И есть другой вариант, когда заявляется тема и только после этого  художник импровизирует на эту тему. Я, например, могу создавать только как в первом примере. Мне сложно работать на заданную тему.  

Никогда, ни в одной из своих кураторских работ, я не давала задания художникам создавать в определенной теме. Ни в одной из своих выставок, где я участвовала в качестве художника, я не делала что-то под тему. Поэтому я как куратор работаю исключительно с готовыми работами.

Есть кураторы, которые работают под тему. Это очень распространено. Я этого никогда не делаю, не потому что я не верю художнику, что он не сделает хорошую работу, а потому что я не за этот путь. Я за то, что ты просто реагируешь на что-то и создаешь. Это чисто творческий процесс. А затем пригодилась работа,  востребовалась ли, это "как карта ляжет".

Исходя из этого, я работаю с произведениями, которые уже видела, которые уже знаю. Я просто выставляю их как куратор, соединяя друг с другом, добавляя к ним свое восприятие их концепции, находя пересечения между высказыванием художников и моей интерпретацией.

Как художник я люблю делать сольные проекты. А в кураторских - многоголосье, когда есть разные голоса, говорящие об одном и том же. Так возникали практически все мои кураторские проекты. 

Например, одна из последних выставок "Исчезновение", прошедшая в здании на "Советской", которое должно было быть разрушено. Там были показаны произведения  видео-арта азербайджанских и зарубежных художников. Целью было - спасти это здание, привлечь к нему внимание, что и получилось.

Здание 1890 года было в ужасном состоянии. Там было сложно показывать видео-арт. Легче было бы сделать это в любой галерее, но задача была другая. Это был перфоманс - акция одного дня, показ работ об исчезновении таких же построек, чтобы  сохранить эту. Я тогда стала узнавать, кто из художников работал на эту тему. И оказалось, что так как думаю я, думают еще и другие художники. Также было с проектом "To be a Woman".

Как я становлюсь куратором? Есть, например, тема, которая мне интересна, я над ней работаю. Сейчас мне интересна тема нефти, как индустрии, которая дает все возможности человечеству, и в то же время нефти, как счастья или зла, продукта, который убивает экологию и человека.

Я уже не первый год работаю над этой темой, и вдруг я, например, узнаю, что  еще несколько художников, которые мне интересны, тоже к этой теме обращаются. В таких случаях я понимаю, что один голос хорош, но много голосов, по-разному говорящих об одном и том же, в хорошем миксе могут превратиться в некий джаз.

Главное, что будучи самой художником, я знаю, что об авторе и его работе нужно максимально позаботиться. Ведь само слово "куратор" происходит от слова "cure" (лат. "забота").

Произведение является частью художника, его продолжением. Поэтому ему сложно абстрагироваться от работы и посмотреть на нее со стороны. Он не всегда знает, как ее правильно представить.  Куратор же позаботится обо всем. Мне к тому же интересно создать возможность уже единожды прозвучавшей работе, прозвучать вновь по-новому.

Порой, когда я оказываюсь лицом к лицу перед  множеством перипетий кураторской деятельности, я себя очень сильно корю. Я говорю себе: "Сабина, что такое с твоим эго, что за самоуничижение, ты что такой плохой художник, что сейчас тратишь свое время на все это? Зачем ты это делаешь?" Но потом, когда появляется желаемый результат, я понимаю, что нет разницы между тем, каким творческим путем я его достигла, как куратор или как художник.

Раньше я очень заботилась о том, как отреагирует зритель на мою работу. Сегодня реакция зрителя меня не сильно волнует, потому что я изменила свое отношение к причинам создания произведения. Меня волнует реальная польза, которую оно может принести миру.

Искусство должно нести в себе социальный элемент. Мне кажется, что жизнь такая динамичная, такая проблемная, такая сиюминутно-острая, что искусство не должно оставаться в стороне, не должно быть отвлеченным, эфемерным, эстетским. Я за социальную вовлеченность в искусстве. Со мной не согласится большинство художников, скажут что искусство должно служить чему-то возвышенному, что красота единственное, что человек получает от него. Я уважаю их мнение, но остаюсь при своем.

Искусство может влиять на происходящее в мире. Я верю, что месседж, который получает общество через культуру, попадает прямо в душу, будит, а порой и шокирует сознание.

Произведениями искусства человечество говорило о войне, диктатуре, смерти, любви, вечности, обо всем на свете. Есть тысяча примеров того, что искусство на что-то повлияло. Но в то же время искусство это не агитационный плакат. Оно не должно агитировать буквально. В любом произведении искусства зрителю необходимо работать чувствами, интеллектом.

Однажды Пабло Пикассо очень хорошо пошутил на эту тему. Сказал, почему люди никогда не спрашивают, отчего поют птицы. Они просто слушают и наслаждаются. Почему же, когда они видят произведение искусства, то сразу спрашивают, "а что это". Ну, подумайте, включите свое воображение, свои чувства, свой интеллект. Во многом проблема непонимания искусства связана с отсутствием у зрителя должного художественного образования.

Миром движет не внешняя красота, а внутренняя - культура, духовное развитие. Мы судим об уровне цивилизаций, оценивая их духовный потенциал. Первым мы вспоминаем их культурное наследие, а уже после достижения в других сферах.

Франгиз Агаларова

Фото: Адиль Юсифов, Фахрия Мамедова, Натаван Вахабова