"Историческая призма": XIX век. Армянство в роли пятой колонны на Кавказе

24 февраля 2014 08:05 комментария

Начиная с XVIII века, одним из главных направлений внешней политики России становится т.н. "восточный вопрос", в основе которого стояла задача раздела территорий Османской империи, захват черноморских проливов и занятие Стамбула.

Важнейшим элементом данной политики являлся Кавказский регион. На протяжении двух веков Россия, пытаясь проникнуть в данный регион, сталкивалась здесь со своими извечными соперниками - Персией и, чаще всего, с Османской Турцией. В этой борьбе важнейшим фактором, на который опиралась Россия, было христианское население региона, и прежде всего армяне.

До начала "поступательного движения России на Ближний мусульманский Восток", а затем и в направлении Кавказа армяне, жившие в основном в составе Сефевидской и Османской империй, и не помышляли выражать недовольство своим положением, будучи "подданными султана и шаха", поскольку имели довольно комфортные условия для развития собственной экономики и культуры. Более того, ранее армяне дважды лишались государственности христианской Византийской империей в IV и XI веках. Однако, по мере приближения христианской Российской империи к "Ближнему мусульманскому Востоку" и Южному Кавказу, политико-конфессиональная ориентация армян, подданных султана и шаха, претерпела изменения.
 

Армяне, жившие в основном в составе Сефевидской и Османской империй, и не помышляли выражать недовольство своим положением, будучи "подданными султана и шаха", поскольку имели довольно комфортные условия для развития собственной экономики и культуры

Теперь ориентир изменился: на первый план все явственнее выступала христианская Российская империя, а врагом своим армяне стали считать мусульман. Это был осознанный подыгрыш армян России, которая со времен Петра I, с рубежа XVII-XVIII веков, начала движение в южном направлении, где ей неоднократно пришлось скрестить оружие со своими мусульманскими соседями.

Таким образом, военно-политическое противостояние между православной Россией и ее южными мусульманскими соседями имело, помимо геополитической и экономической, и конфессиональную компоненту. В результате составной частью региональной политики царизма становилось покровительство христианским народам, прежде всего персидским и турецким армянам, которые рассматривались как лояльный, дружественный и полезный элемент в реализации стратегии расширения России в южном направлении.

Армяне в свою очередь всеми возможными средствами старались содействовать продвижению русской армии на Кавказе. Особенно ярко это проявилось в ходе двух русско-персидских (1804-1813,1826-1828) и русско-турецких (1806-1812, 1828-1829) войн в первой трети XIX века, в ходе которых армяне, подданные местных азербайджанских ханов, персидского шаха и турецкого султана, по своей инициативе организовывая ополчения, переходили на сторону русской армии и принимали активное участие во всех ее оборонительных и наступательных военных действиях.
 

Подобное коварство и рвение армян было воспето даже русскими историками

Подобное коварство и рвение армян было воспето даже русскими историками. Так, описывая взятие Эриванского ханства в 1827 году, в ходе которого предательские действия местных армян позволили русским захватить самую непреодолимую крепость Южного Кавказа, русский историк, профессор Ковалевский писал: "В 1827 году армяне сдержали свое слово. Нерсес, архиепископ армянский, одним из первых поспешил к полкам русским... Когда генерал Тучков вступил в Ширак, тут же к ним присоединились сотня конных армян. Армяне всюду были верными нашими союзниками, разведчиками и помощниками. Не отделяя польз своих от польз России, армяне извещали их о каждом движении неприятеля, служили им проводником и действовали с ними на поле".

27-28 сентября 1827 года католикос Нерсес обратился к крестьянам Эчмиадзина с призывом оказать содействие русским войскам. После взятия Эривана в середине октября 1827 года здесь было создано временное правление во главе с генералом Красовским. В состав этого правления войдет также армянский католикос Нерсес.

Таково также утверждение Ковалевского о предательстве армян и при описании осады шушинской крепости войсками Аббаса Мирзы в 1826 году: "Татары перешли на сторону турок... но армяне вооружались и в числе 1500 присоединились к русским" (русский автор называет татарами тюркское население Карабаха. А осаждали Шушу те же тюрки, но в составе армии принца Аббаса Мирзы - И.Н.).

Позже известный русский историк В.Потто посвятит армянам, участвовавшим в завоевании Карабахского ханства, целую книгу под названием "Первые добровольцы Карабаха". Армяне, хорошо владевшие персидским и турецким языками, зная местность, с успехом собирали для русского командования информацию о местоположении и численности войск противника, часто помогали русским войскам выходить из окружения, переправляя их войска через малопроходимые и труднодоступные дороги. Благодаря информации армянских проводников, курьеров и лазутчиков русские войска очень часто внезапно оказывались в тылу противника и проводили успешные атаки.
 

Благодаря информации армянских проводников, курьеров и лазутчиков русские войска очень часто внезапно оказывались в тылу противника и проводили успешные атаки

Армяне приняли активное участие на стороне русской армии и в войнах России против Османской Турции. "В Баязете и Карсе более двух тысяч армян, - пишет русский историк В.Потто, - сражались в рядах русских солдат, и везде, где появились русские флаги, армяне разрывали свои вековые отношения с турками". Так армяне выражали свою "преданность" Османской империи, в составе которой веками жили в роскоши и богатстве, занимали значительные государственные посты, свободно занимались ремеслом и торговлей, умножали свою численность.

Армянский коллаборационизм был по достоинству оценен царской Россией. Кроме того, что армян вознаграждали немалыми денежными средствами, бывшие подданные персидского шаха и османского султана, которых они предали, получили право переселиться на вновь приобретенные Россией земли Южного Кавказа. Переселенным армянам выделяли земли за счет местного мусульманского населения, их освобождали от несения повинностей, выделяли значительные денежные ссуды из казны.
 

Переселенным армянам выделяли земли за счет местного мусульманского населения, их освобождали от несения повинностей, выделяли значительные денежные ссуды из казны.

Общая численность первой волны армянских переселенцев на Южный Кавказ из Персии и Османской империи в период 1828-1830 годов составила около 130 тысяч человек. В отличие от мусульман, государственные образования которых были немедленно ликвидированы после их покорения, армянам указом царя Николая I от 21 марта 1828 года за счет территорий бывших азербайджанских Нахчыванского и Эриванского ханства было создано автономное образование - Армянская область.

Массовое переселение армян в Северный Азербайджан положило начало процессу, который растянется на целый век.

Более того, армян можно было считать завоевателями, так как они приняли позже активное участие в покорении, а потом и в усмирении Кавказа русской армией, где они будут занимали значительные посты.

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!

2 комментария

  • Аноним

    24 февраля 2014 13:29

    Что за страна - земля тюркская,
    алфавит эфиопский? Правильно армения .

  • Аноним

    25 февраля 2014 09:15

    Наконец то, начали разоблачить армян, но недостаточно! В IV и XI веках, армяне государственности не имели. Если имели, назвали бы Хаястан! Всегда Хайы присвоили чужие имена и называние.