"Историческая призма": XIX-й. Как провалилась попытка армян создать "царство" на Кавказе

4 сентября 2014 06:00

Активный процесс присоединения земель Азербайджана к Российской империи, который завершился оккупацией Нахчыванского и Иреванского ханств, потребовал от российских властей создания новой системы управления на захваченных территориях.

После занятия в 1827 году русскими войсками Нахчыванского и Иреванского ханств, т.е. еще до официального их присоединения к России по русско-иранскому Туркменчайскому договору в феврале 1828 года, в них было создано временное управление. По приказу командующего Кавказским корпусом русской армии И.Ф. Паскевича от 6 октября 1827 года были утверждены общие правила и создано временное управление Иреванской областью во главе с генералом А.И. Красовским.

После подписания 10 февраля 1828 года русско-иранского Туркменчайского договора встал вопрос о дальнейшем статусе бывших Нахчыванского и Иреванского ханств. Необходимость решения данного вопроса именно в отношении этих двух ханств проистекала также из содержания 15-й статьи договора, которая предполагала массовое переселение из Ирана армянского населения.

В связи с этим ещё накануне подписания Туркменчайского договора некоторые армянские деятели попытались воспользоваться создавшейся благоприятной ситуацией и предложили Петербургу очередной проект о создании армянского царства под покровительством России.
 

Армянские деятели попытались воспользоваться создавшейся благоприятной ситуацией и предложили Петербургу очередной проект о создании армянского царства под покровительством России

Автором его стал Христофор Лазарев, специально командированный из Петербурга в подчинение командующего русскими войсками на Кавказе. 25 декабря 1827 г. Лазаревым был подан "особый" проект под названием "Некоторые предположения о Грузии и сопредельных ей областях". Лейтмотивом его являлась мысль о "возрождении армянского царства" в составе Российской империи. Хотя проект не был принят, однако армянские политики продолжали искать пути к сердцу русского царя.

После подписания Туркменчайского договора, который закрепил присоединение к Российской империи Нахчыванского и Иреванского ханств, последовала новая записка Х.Лазарева царю Николаю I, которая уже более детально поясняла русскому самодержцу истинные желания армян. Записка датировалась концом февраля - началом марта 1828 года. В ней Лазарев предлагал Николаю I принять титул царя Армении "дабы возбудить армянский народ к большему водворению в Россию, особенно в новопокоренные области".

В записке Лазарев попытался также очертить границы будущего армянского царства. И здесь у Лазарева вовсю разыгралась фантазия, и его понесло: "Многие области, как то: древнее Нахичеванское, Эриванское, Шакинское и Шемахинское с первопрестольным монастырем Эчмиадзинским составляют общее средоточие и главную основу древнего бывшего царства Армении".
 

У Лазарева вовсю разыгралась фантазия, и его понесло: "Многие области, как то: древнее Нахичеванское, Эриванское, Шакинское и Шемахинское с первопрестольным монастырем Эчмиадзинским составляют общее средоточие и главную основу древнего бывшего царства Армении"

Лазарев обещал царю в короткие сроки решить и проблему освоения этих территорий: "Общеполезная сия мера окажет в настоящие и грядущие времена большие плоды, как из ближайших, так и из отдаленных стран, Персии, Турции, даже из самой Индии будут стекаться многие тысячи армянского народа с семействами и с достоянием своими под Всемогущий покров благотворной эгиды Царя Армении". Не забыл Лазарев и об армянской церкви: "Как скоро Высочайшее соизволение на сие последует, тогда Верховный патриарх по азиатскому обыкновению повергнет к стопам Государя Императора Патриархальную Грамоту".

Записки Х.Лазарева сыграли для правящих кругов Российской державы роль идейного обоснования создания "Армянской области". Так, в хвалебной записке "Краткие сведения о сношениях иерархов армянской церкви. О действиях гг. Лазаревых" прямо указывается: "Сама Армянская область была наименована по их проекту и мысли, изложенной X.Е. Лазаревым в докладной записке, которая через ген. ад. А.X. Бенкендорфа представлена была в 1828 г. государю императору Николаю и высочайше утверждено было тогда название Армянской области...".

21 марта 1828 года последовал специальный указ Николая I сенату об образовании "Армянской области". В официальном титуле, утвержденном 25 марта, царь стал именоваться "государем Армянской области". На основании этого указа было создано управление "Армянской области". Возглавлял управление начальник. На эту должность был назначен генерал-майор, князь А. Г. Чавчавадзе (тесть А.Грибоедова), который сменил генерала А.Красовского и подчинялся главноуправляющему Грузией генералу И.Паскевичу.

13 февраля 1830 года на должность начальника управления областью впервые был назначен тифлисский армянин В.О. Бебутов, который оставался на этой должности до 1838 года. Областное управление состояло из трех советников (из русских чиновников), один из которых возглавлял исполнительную часть, второй - финансовую и хозяйственную, а третий ведал гражданскими и уголовно-судебными делами. При областном управлении была введена должность прокурора, функции которого соответствовали выполняемым функциям в центральных губерниях. При временном областном правлении был создан, в числе других учреждений, комитет по переселению христиан. Председателем комитета был майор Володимеров, а позже - М.З. Аргутинский-Долгоруков.

"Армянская область" территориально делилась на Иреванский и Нахчыванский уезды и Ордубадский округ. Уезды в свою очередь делились на районы, а районы - на села. Для управления городами Иреван, Нахчыван и Ордубад были организованы полицейские управления.
 

Примечательно, что в Нахчыване и Ордубаде власть была сохранена за бывшими правителями - наибами. Для помощи в организации дела им были назначены русские офицеры, владеющие тюркским языком. Управление районами и селами также было оставлено за бывшими местными чиновниками

Однако примечательно, что в Нахчыване и Ордубаде власть была сохранена за бывшими правителями - наибами. Для помощи в организации дела им были назначены русские офицеры, владеющие тюркским языком. Управление районами и селами также было оставлено за бывшими местными чиновниками.

Эти факты являются ярким подтверждением того, что подавляющую часть местного населения этих регионов составляли тюрки-мусульмане, с обычаями, традициями которых вынуждены были считаться российские власти. С целью восстановления судебной системы в Иреване и Нахчыване были основаны городские суды, которые возглавляли руководители органов местной власти. Такая система органов власти получила свое утверждение императором только в 1829 году, хотя фактически действовала с марта 1828 года.

Именно с момента создания "Армянской области" органы управления приступили к реализации на этой территории норм российских законов. Однако попытки резкого и быстрого внедрения внутрироссийских порядков и законов в "Армянской области" встречали препятствия и не были эффективны. С одной стороны, это было связано с недостаточным количеством русских чиновников, которые могли бы разъяснить эти положения не знакомым с русскими законами, формами управления и даже русским языком местным мусульманским чиновникам.

С другой стороны, сохранившие за собой власть бывшие мусульманские наибы и чиновники в своей деятельности руководствовались старыми законами и обычаями и не торопились внедрять новые положения.
 

Сохранившие за собой власть бывшие мусульманские наибы и чиновники в своей деятельности руководствовались старыми законами и обычаями и не торопились внедрять новые положения

Высочайше утвержденным мнением Государственного Совета "Об устройстве управления Армянской областью" от 23 июня 1833 года были внесены новые изменения в систему управления и территориально-административное устройство "Армянской области". Согласно нормам этого закона была ликвидирована коллегиальная форма управления областью, и значительные полномочия были переданы начальнику управления. Вместо системы советников были созданы отделы, которые ведали каждый своим направлением. Отдельно подчеркивалось создание до того не существовавшего управления по сбору податей и повинностей в "Армянской области", которое не только занималось сбором податей, но и осуществляло "изыскание новых источников доходов" через специально назначаемых комиссаров.

По 4-му пункту этого закона Иреванский уезд был разделен на четыре округа - Иреванский, Шарурский, Сардарабатский и Сурмалинский. Начальниками округов были назначены русские чиновники, которые напрямую подчинялись начальнику области, а также должны были выполнять распоряжения управления по сбору доходов и повинностей. Во главе Нахчывана и Ордубада осталось прежнее руководство - бывшие наибы. Административный аппарат в магалах и деревнях оставался без изменений.

Принятие этого закона в некоторой степени упорядочило систему управления "Армянской областью" и стало одним из первых серьезных шагов по упрочению и русификации административного аппарата региона. Однако проблема заключалась в том, что этот закон был введен временно и должен был регулировать административно-правовые отношения до момента определения и принятия концепции административной реформы в Закавказском крае.

Работа по решению этого вопроса завершилась указом царя Николая I от 10 апреля 1840 года, по которому в Закавказском крае устанавливалось российское административно-территориальное деление. Закавказье было разделено на две административные единицы - Грузино-Имеретинскую губернию и Каспийскую область, которые делились на уезды, а уезды - на участки. "Армянская область" как самостоятельная административная единица упразднялась. Вся ее территория, включавшая в себя Иреванский и Нахчыванский уезды, Ордубадский округ и вновь созданный Александропольский уезд, были включены в Грузино-Имеретинскую губернию с центром в Тифлисе.

Таким образом, название "Армянской области", созданной на территориях с тюрко-мусульманским населением Иреванского и Нахчыванского ханств, за короткий период существования (1828-1840) не нашло своего выражения в её содержании, т.е. не отражало этническое соотношение населения. Несмотря на все усилия армянского духовенства и царского правительства провести арменизацию области за счет массового переселения армянского населения из Персии и Турции, пришельцы по численности продолжали уступать коренному тюрко-мусульманскому населению.
 

Несмотря на все усилия армянского духовенства и царского правительства провести арменизацию области за счет массового переселения армянского населения из Персии и Турции, пришельцы по численности продолжали уступать коренному тюрко-мусульманскому населению

Данный факт нашел наиболее яркое выражение в уровне участия армян в местных органах управления областью, где они, в силу высокой численности мусульманского населения, вынуждены были делить власть с бывшими ханскими чиновниками. Было ясно, что, создавая "Армянскую область", царское правительство не рассматривало её как христианский буфер против мусульманской Турции и Персии. От этой политики Петербург отказался уже после присоединения Восточной Грузии в 1801 году, когда был взят твердый курс на завоевание Кавказа и ликвидацию местных феодальных государств.

Причиной же создания искусственной "Армянской области" было: во-первых, отсутствие у царского правительства в первое время после завоевания Южного Кавказа четкой программы политико-административного и экономического освоения края. Во-вторых, создание области давало возможность российским властям поманить на вновь завоеванные мусульманские окраины империи армянское население из Персии и Турции, чтобы путем умножения их численности создать здесь себе крепкую конфессиональную опору.

Решив эти проблемы, царское правительство вскоре ликвидировало данное искусственное образование, а вместе с ним потерпел крах очередной армянский проект по "возрождению" с помощью царской России мифической "великой Армении".

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!