"Воскресное чтиво" на Day.Az: "Накануне" В рамках рубрики "Воскресное чтиво" Day.Az представляет рассказ "Накануне" нашего постоянного читателя из Беларуси (Брест) Ильгама Идрисоглу.

 

Мы призываем наших читателей продолжать посылать на электронный адрес office@day.az различные публикации, касающиеся искусства, истории, культуры, этнографии, традиций Азербайджана, и многих других областей жизни нашей страны, а также свои рассказы, ранее не печатавшиеся в прессе.

 

Иногда один толчок, маленькая поддержка человеку дают столько уверенности, что самому с трудом верится.

Раньше свои мелодии записывал на магнитофон и слушал потом кассету. Все хорошо помнят плееры. Надел наушники - и вперед. Работа у меня, не скажу, что скучная была, но позволяла иногда и помечтать. Жить как-то надо...

Имел свой магазинчик и работал. Иногда бывали свободные часы. Тогда-то и возвращался в мир мечты. Дорога моя проходила мимо торгового центра. А где торговый центр, там и всякие мелкие услуги.

"Ксерокопия" - маленькое объявление на белой бумаге в формате А4. Ничего сверхъестественного. Только работница слишком выделялась из серой толпы. Ухоженная, с особым взглядом на окружающих, с милой улыбкой, женщина около шестидесяти лет явно была совсем из другого душевного мира. Вокруг нее постоянно студентки и студенты толпой стояли. Это потом выяснилось, что она им ксерокопии делала в два раза дешевле... А почему, сейчас узнаете...

Однажды, проходя мимо, поздоровался с ней. Ее мягкий голос не оставил у меня сомнений, что она не на своем месте. Пару слов пожеланий, пошел дальше. Вечером ноги несут в торговый центр. Невольно глаза ищут. "Закрыто" - гласит черно-белая вывеска...

Наши утренние приветствия практически не прерывались...

В один прекрасный день захожу поздороваться - аппарат, на чем она делала свою работу, вовсе накрыт чехлом, "Закрыто" - висит на своем месте... Всякое бывает... Около трех недель пылился этот аппарат и "Закрыто" даже не думало отступать...

Я даже уже перестал обращать внимание. Но, так как продукты покупал каждый день, заходил. И вот стою в очереди и слышу знакомый голос сзади: "Ильхам, здравствуйте!". Поворачиваюсь. Она стоит и мило улыбается. "Здравствуйте" - отвечаю.

У кассы особо не поговоришь. Потому стал ее ждать чуть в стороне. Она тоже рассчиталась за йогурт и не спеша подошла. "Ну, как ваши дела?" "Спасибо!" - отвечаю и интересуюсь причиной ее отсутствия. "Моя мечта была, съездить на родину Моцарта. Наконец-то я ее осуществила".

- А вы с музыкой связаны? - вопрос прозвучал почти с уверенностью.

Она с ностальгией рассказала о тридцати пяти годах своей жизни, проведенных в музыкальной школе. Мне показалось, что ее руки затряслись от нехватки под рукой музыкального инструмента. Еле сдержала свои слезы. И мудро поменяла тему:

- А вы как? Как на работе дела идут?

- Спасибо, - отвечаю, - с переменным успехом. - А вы могли бы послушать мою музыку?

Вопрос был спонтанным, и удивлению моей собеседницы не было предела.

- Вы музыку пишите!?

- Играю импровизации, - сам даже растерялся.

- На чем? - улыбнулась.

- На синтезаторе, - коротко ответил и уже сам был не рад, что заговорил об этом.

- А учились где-нибудь?

- Нет, я даже нот не знаю. Самоучка.

Было видно, что она сама больше растерялась, чем я. Отказать - обидеть. Согласиться слушать - кто знает, что там в этой "музыке". Тем не менее, согласилась как-нибудь послушать, надеясь на то, что здесь же закончится наша беседа и не стану ее по этому поводу беспокоить.

Через несколько дней все-таки уговорил ее. Одевая наушники, она явно искала слова, как бы не обидеть меня после прослушивания. Вот и музыка. Она называется "Утренняя роса". Она большими глазами смотрит на меня и произносит: "Прелесть!" Просто в наушниках человек сам себя не слышит, и потому, произнося любое слово, очень громко говорит. Тут оборачиваются люди. Она видит, обращенные на себя взгляды, резко снимает наушники:

- Это точно вы сыграли?

- Да, - уже совсем теряюсь.

- Только не вздумайте бросить музыку. У вас она получается.

Оба стоим и не знаем, как продолжить беседу. Пожелав друг другу хорошего дня, расходимся. Одеваю наушники, иду на работу и на душе легко.

Пару недель, время от времени, моя вдохновительница слушает мелодии. Сама уже управляла всем процессом. Утром захожу, даю плеер с новой кассетой, вечером забираю. И батарейки она меняла сама.

Позже обменялись номерами телефонов. Звонил, конечно, я, когда новая мелодия появлялась. Шутки ее были по-женски тонкие. Слушая по телефону музыку, если понравилась, произносила: "Зачет, молодой человек. Но работайте над собой". Или же, когда просил ее слушать, смеялась: "Ну, Моцарт, давайте послушаем!". Так продолжалась наша дружба больше полутора лет. И, получая от нее благословление, шаг за шагом писал свои композиции. Она умела подчеркнуть недостатки так, что для обиды не оставалось места.

Должен подчеркнуть, что она очень быстро после нашего знакомства закрыла свое дело. Ссылалась на усталость и нежелание работать. У нее была тоска по бывшей работе. Правда, взяла одну девочку в ученицы, для души. Она ее учила и души в ней не чаяла.

Однажды по телефону грустно произнесла: "Ложусь в больницу". На мой вопрос, по какой причине, ответила лаконично: "Хочу обследоваться". Скрывала от меня, как могла. Я же не ребенок, все понимал. Подбадривал ее. Однажды рассказала о проблеме своего единственного сына. Он попал в финансовую ловушку. Отдала все свои сбережения. Продала дачу. Мать есть мать... Кажется, сын так и не оценил все это.

Она постоянно просила, чтобы я не бросал музыку. Не мог понять сути ее переживаний по этому поводу. Я музыкой живу. Теперь понял, после некоторой паузы снова стал писать свои "дикие" мелодии. Они все у меня импровизации. Видимо, она переживала, что пауза все равно будет. Творчество тоже застывает на какой-то момент. Время накапливает в сердце новые нотки, слова, мгновения, слова. Никогда не надо себя заставлять писать, играть, пытаться творить, если не время. А иногда это время не наступает никогда... Для этого надо свое сердце держать в чистоте и любви. Все в руках Создателя. Значит, надо молиться и ждать...

Как-то позвонил ей. Бодро говорила со мной. Просила пока не звонить, так как ложится в больницу на три недели...

Выждал время. Звоню... Трубку никто не поднимает. Все свожу к тому, что на прогулке, занята. Самообман тоже иногда помогает. Ждал, когда услышу знакомый голос...

Уже перестал звонить, надеясь, что позвонит сама. У нее определитель номера был.

- Алло! Здравствуйте! Ильхам? - незнакомый голос.

- Здравствуйте. Да, я Ильхам!

- Вас беспокоит сын Веры Ивановны Лавровой. Мама оставила записку и просила передать вам, чтобы не бросали музыку...

- Почему "просила"? - в голове все перемешалось. - Где она?

- Мамы нет с нами, - грустно ответил. - Так и не оправилась от болезни.

Вера Ивановна, оказывается, много говорила о нашей дружбе. Сын ее живет в другом городе. Редко приезжал. По словам ее сына, я заменял ей и сына, и собеседника.

Вот как бывает в жизни...