"Воскресное чтиво" на Day.Az: "Семечки"
В рамках рубрики "Воскресное чтиво" Day.Az представляет эссе "Семечки" нашей постоянной читательницы из Украины Фариды Вели.

 

Мы призываем наших читателей продолжать посылать на электронный адрес office@day.az различные публикации, касающиеся искусства, истории, культуры, этнографии, традиций Азербайджана, и многих других областей жизни нашей страны, а также свои рассказы, ранее не печатавшиеся в прессе.

 

Что в детстве объединяет детей? Игры, жуткие рассказы про черную руку, и... страсть грызть семечки, щедро делясь с подругами.

На нашей улице, на Парковой, располагался одноэтажный длинный дом с десятью квартирами. Не коммуналка, но кухня была общая. У дома был свой внутренний сад, где жильцы собирались, обсуждали кого-то, что-то, чаевничали... Нас, детей частных домов, этот дом привлекал не только внешне, но и любопытным персонажем, жильцом, вернее, обитательницей 1-й квартиры. Звали ее Люся.

Маленькая, беленькая, с вьющимися волосами пепельного цвета, женщина, продавщица семечек и любительница кошек. Из всех моих подруг и знакомых никто не держал кошек дома, а если была собака, то только во дворе, и обязательно - в будке...

А здесь, в ее квартире был просто дворец для кошек. Мы, детвора, выпросив у родителей копейки, стремглав мчались к ней, нашей Люсе. Преодолев пять ступенек, вбегали в длинный коридор и стучали в дверь квартиры, но чаще она была не заперта. И мы, стоя у двери, ожидая, пока Люся отвесит стаканом семечек в бумажный кулек, тихо, удивленно, с интересом разглядывали ее квартиру.

Квартира состояла из большой светлой комнаты и не маленькой ванной комнаты. Дверь ванной всегда была отворена... Все было необычно, зеркало, ножки ванны, унитаз...

В комнате располагался шкаф, очень большая кровать, как для четырех Люсек, комод с зеркалом (прежде чем подойти к нам, Люся всматриваясь в свое отражение, что-то мурлыкала и пудрилась, причесывалась, и всегда в разнообразных пеньюарчиках, халатиках), маленький круглый стол и стул. Тюлевая занавесь на большом окне... Старинная мебель и вся атмосфера, будто для нее, одной... И царство кошек, упитанных, разных мастей, которые величаво либо возлежали на кровати, либо прохаживались по квартире...

Люська поджаривала семечки прямо в комнате, на сковородке, на маленькой плите.

Она не работала, имела в друзьях якобы богатого ухажера, с соседями не водилась, семечки жарила и продавала для поддержания кошек. Сказать, что Люську не любили соседи, все равно, что ничего не сказать... Они ее ненавидели... Даже мы, дети, чувствовали и слышали эту враждебность. Нам было жалко нашу Люсю. Дети всегда на стороне добра, беззащитности и свободы...

И как-то, на осенних школьных каникулах, в один из пасмурных дней, я бесцельно прогуливалась перед своим домом, ожидая, когда выйдет кто-то из подруг. Никто не выходил, а ветер тем временем только усиливался. И я подумала о семечках, что было бы здорово купить их и грызть дома, в тепле, сидя в уютном кресле, греясь от печки.

Задумано - сделано. Я вприпрыжку пустилась в дорогу, до Люськи. Дверь была не заперта, а только прикрыта. Я просунула голову и позвала: "Люся"...

Стон был в ответ... Люся лежала на кровати и бредила... Я не знала, как помочь ей, и побежала по коридору, стуча в двери соседей. Из тех, кто открыл, услышав имя Люся, захлопнули дверь перед моим носом. Отчаяние охватило меня. Наконец, на кухне я увидела бабульку почтенного возраста, я вцепилась в нее как в последнюю надежду, слезы текли по щекам от бессилия, и так в рыданиях как-то бессвязно "... Люся... там..."

Бабулька молча прошла со мной в квартиру Люси. Затем с общего телефона в коридоре вызвала врача. Приехала "скорая", мы стояли в ожидании, в коридоре, постепенно и соседи присоединились к нам. Люсю на носилках понесли в машину. Теперь соседи проявляли сочувствие, говорили о корме для кошек...

Я медленно поплелась домой. Мама уже пришла с работы и готовила что-то вкусное. Ткнулась ей в подол и крепко обняла...

Трудный был день...

К Люсе больше не ходила... И семечки я больше не люблю...