"Воскресное чтиво" на Day.Az: "История про всех"
В рамках рубрики "Воскресное чтиво" Day.Az представляет рассказ "История про всех" нашего постоянного читателя, который представился Вагифом. Вагиф живет за границей.

 

Мы призываем наших читателей продолжать посылать на электронный адрес office@day.az различные публикации, касающиеся искусства, истории, культуры, этнографии, традиций Азербайджана, и многих других областей жизни нашей страны, а также свои рассказы, ранее не печатавшиеся в прессе.

  

Теплое и когда-то очень уютное место внезапно превратилось в пыточную камеру. Когда, зачем и почему так случилось, я так и не понял. Я ведь провел здесь лучшие месяцы своей жизни. Вдруг стало очень тесно. Было такое ощущение, что кто-то сознательно сжимает стены вокруг меня и делает это с непонятным упорством каждые пять минут.

Да что же это такое?.. Хотелось крикнуть изо всех сил: "Да хватит меня давить и прессовать, мне же больно!" Но кто-то снаружи моей тюрьмы, как в известном рассказе Эдгара По, продолжал свои иезуитские издевательства. Надо бежать, срочно, немедленно. Но куда. Если я не найду выход, мне конец, меня просто раздавят.

В моей западне совершенно неожиданно обнаружилась небольшая норка. Может, попробовать?.. Нет, не получается, слишком тесная, мне не выбраться, я умираю. В это время кто-то сдавил меня с такой чудовищной силой... потемнело в глазах, кровь стучала в висках как отбойный молоток.

"Мне бы только вырваться отсюда, а потом вы за все ответите", - мелькнуло в голове. Я сопротивлялся как мог, упирался руками, колотил ногами ходившие ходуном стены, даже пытался бить их головой, ничего не помогало, дьявольские истязания продолжались. Пытался просунуть голову в злосчастную норку, ну не проходит она, моя буйная головушка, застревает!

В этот момент мое тело сдавили в тисках с такой страшной силой... мне стало нестерпимо больно, и я полез. Голову сжало так, что из круглой как арбуз она мгновенно превратилась то ли в дыню, то ли в огурец. Глаза были готовы вылезти из орбит, и мне пришлось сжимать веки как можно сильней, иначе я бы их просто потерял по дороге на свободу.

Наконец, я увидел, нет, скорей почувствовал свет в конце туннеля. Еще немного и я выберусь из этого ада. Пытался упереться ногами во что-нибудь твердое, помогал руками как только мог... И вдруг облегчение, железный обруч, сжимавший голову, исчез. Хотелось кричать от счастья и возмущения, но почему-то не хватало воздуха.

Только я подумал, что мои мучения закончились, как какая-то зараза схватила меня за ноги и перевернула вниз головой. За что? Мало того, больно и обидно ударила меня по моей нежной попке. Ну, это уже слишком. Это переходит все границы!

Я возмущенно заорал. Матерных слов я тогда еще не знал, поэтому просто кричал во всю силу своих богатырских легких, яростно размахивая руками. Заразе, видимо, стало стыдно, она перестала меня избивать, перевернула обратно и положила на что-то теплое и мягкое. В глубине теплого и мягкого умиротворяюще стучал метроном.

Яркий свет, от которого было душно, пригасили. Стало тихо и спокойно, почти как раньше.

Я родился.