"Воскресное чтиво" на Day.Az: "Пророчество художника"
В рамках рубрики "Воскресное чтиво" Day.Az представляет рассказ "Пророчество художника" нашего постоянного читателя Эля Тамилина.

 

Мы призываем наших читателей продолжать посылать на электронный адрес office@day.az различные публикации, касающиеся искусства, истории, культуры, этнографии, традиций Азербайджана, и многих других областей жизни нашей страны, а также свои рассказы, ранее не печатавшиеся в прессе.

Пожилая женщина настороженно отворила дверь.

- Какой кошмар! Гамбар, когда это прекратится! С твоей бывшей женой я договорилась, что буду протирать только пыль в твоей мастерской, а не выносить помой после ваших попоек. Когда ты откажешься от этого безрассудства?! Превратил мастерскую в лежбище алкоголиков. Водишь сюда невостребованных гениев с Фонтанной площади, картины которых годами никто не покупает. Нашли место, где можно поплакаться в жилетку и пропустить рюмочку-другую.

Женщина пнула бутылку из-под водки ногой, которая как кегля сбила множество других.

- Хмм..., рюмочку другую... да ты конченый алкоголик! Где же ты?! - крикнула уборщица в большое пространство художественной мастерской.

Сдвинув несколько незаконченных картин, женщина нашла Гамбара. Он лежал на животе, и лицо его было залито его же собственной слюной.

- Боже мой! Теперь я понимаю, как твоей бывшей жене удалось отобрать у тебя и квартиру, и дачу.

Художник заворочался и хрипло выдал:

- Моя бывшая жена - дрянь, а квартиру и дачу я подожгу.

Уборщица возмущенно покачала головой и махнула рукой.

- Вставай, я заварю кофе.

Гамбара качало, и от этого ему не удавалось приблизить чашку с кофе к губам.

- Гамбар, сынок, когда ты образумишься, - пожилая женщина, сидя за столом напротив, обратилась к художнику. - Ты же талантливый человек, ты подавал большие надежды, тебя еще помнят, до чего ты себя довел! Ты еще не совсем старый, можешь начать все сначала...

Мужчина захлопал глазами и почесал небритое лицо.

- Меня никто не понимает, и вообще, меня окружают чёрствые люди, кроме вас, конечно, - художник скорчил глупую улыбку.

Уборщица в очередной раз махнула на художника рукой.

- Мне недавно пришла в голову идея, - женщина подвинулась ближе к столу. - Слушай, в Баку все помешались на свадьбах, точнее, кто круче и кто кого переплюнет во всяких там роскошных выходках. И вот что я надумала - может, тебе рисовать портреты невест - оригинальный сюрприз-подарок от жениха.

Гамбар сморщил лицо.

- Напрасно ты так реагируешь, это же необычно. Подумай!

- Я больше женщин в белом не рисую, я дал себе слово.

- Все понятно, ты никак не можешь забыть ту самую натурщицу, из-за которой от тебя и ушла жена. А почему? Да потому, что ты никак не хотел избавиться от той картины, где эта, прости меня господи, позирует тебе в свадебном наряде. Ты хоть в курсе, что эта твоя "любовь" спала со всеми, кому позировала, все твои друзья-художники её..., мягко говоря, перевидали. А как она закончила свою жизнь? Ты хоть над этим задумывался? Никто не знает, она сама утопилась или её утопили.

Художник нахмурил брови и вышел из-за стола. Женщина последовала за ним.

- Ладно, ладно, не злись, не буду о ней, раз тебе это не нравится. Гамбар, я уже договорилась с одним будущим женихом, скоро он придет. Знакомый моей дочери, не подведи меня. И учти, это твой последний шанс зажить достойно. И знай, твоя бывшая жена очень предприимчивая женщина, она может отнять у тебя и эту мастерскую, последнее, что у тебя осталось в жизни.

Вечером в мастерскую, играючи подкидывая ключи от машины, вошел молодой человек. Парень опоздал на встречу, но всем своим видом показывал, что это не бестактность, а правило поведения богатых людей. Его никто не встретил. Уборщица, не дождавшись "клиента", ушла. Гамбар был чем-то занят в конце мастерской.

- Ау-у, кто здесь есть?! - крикнул гость и с омерзением осмотрел помещение, куда соизволил прийти.

Из глубины мастерской из-за заброшенных картин появился Гамбар.

- Ты, что ли, художник? - спросил парень, осмотрев художника с головы до ног. - Почему не бреешься? И почему в лохмотьях? Я сюда свою невесту не приведу, это же бомжатник.

- А сюда и не надо, - отпарировал Гамбар. - Я сам приду на свадьбу.

- Ты, и в таком виде?! Хочешь меня перед людьми опозорить?

Гамбар промолчал и с непониманием осмотрел себя.

- Ладно, давай на свадьбу, - согласился будущий жених. - Лучше на свадьбу, чем в этот бомжатник.

Визитер вынул из кармана портмоне и извлек из него 100 манатов.

- Купи себе костюм, думаю, этого тебе хватит. Так, подожди, а как ты собираешься писать мою красавицу на свадьбе? Ты что, собираешься холст прямо на свадьбе развернуть и ходить с мольбертом среди гостей?

- Нет, мне на нее надо только один раз взглянуть. А в конце свадьбы я сдам тебе работу.

Гость сморщил лицо и спросил Гамбара:

- Ты это серьезно?

Художник выставил кисти напоказ и ответил:

- Не подведу!

- Ладно, приходи - хохмить, так хохмить до конца. Хорошо, сколько просишь?

- Еще сто манатов и отдельный стол на свадьбе.

- Ты что, сдурел, мужик?! Кто ты есть, чтобы отдельно сидеть?

- А почему бы и нет?! Я - мастер! Чем я хуже музыкантов, которые отдельно сидят, пьют и едят?

Парень чуть поразмыслил, ответил:

- Бог с тобой, быть по-твоему, раз недорого просишь, посажу тебя отдельно.

Гамбара действительно посадили отдельно, да так отдельно, что на него стали коситься музыканты, а тамада, не выдержав всеобщего любопытства, спросил:

- Кто этот чудак в дешевом костюме и почему отдельно сидит, как очень важная птица?

Жених соврал:

- Это известный художник, дорого мне обошелся, будет рисовать невесту. А костюм дешевый, потому что он, как все художники странноват.

Свадьба гуляла во всю. Молодежь была изобретательна, танцевали все хиты и при этом меняли гардеробы. Были Майкл Джексон с его мертвецами, похожая на Дженеффер Лопес некая девушка неустанно дефилировала по сцене, втиснув свои пышные формы в узкое платье.

Некоторые из гостей прилюдно вешали на невесту, как на елку бриллиантовые изделия. Девушка наигранно улыбалась и неестественно удивлялась подаркам. Напрашивался вопрос - кем был жених, или кем были его родители, а может, причина подобному почитанию крылась в персоне его тестя?

Гамбар был готов к "творчеству". Он смутно улыбался, и галстук его лежал на столе. Жених посмотрел в сторону стола художника и вопрошающе расширил глаза.

Гамбар медленно поднял свое тело со стула. К нему тут же подскочили люди жениха и быстро куда-то увели мужчину.

Тамада громко объявил:

- Нас всех и прежде всего невесту к концу свадьбы ожидает сюрприз.

Невеста воспылала легким покраснением и бросилась жениху на шею. Никто не знал, что предвкушал увидеть возбужденный мозг девушки.

А в одной из комнат дворца торжеств перед чистым холстом стоял подвыпивший Гамбар. Он снял пиджак и взял в руку кисть.

Прошло два часа, два часа веселья и вручения подарков.

- Ну, где же, дорогой, твой сюрприз? - нежно нашептала невеста на ухо жениху.

Жених тут же дал указание - послать за художником.

- Знаете, а его в комнате нет, - доложили жениху.

- Черт с ним, а картина готова?! - зло зашипел жених на подручного молодого человека.

- Вроде бы, да, - с сомнением сказал помощник.

- Так тащите ее сюда! Бог знает, что он там намалевал. Ужас! Позора не избежать. Хорошо, что этот придурок мне дешево обошелся.

Картину, накрытую покрывалом, пронесли через весь зал и подняли на сцену.

Жених в ожидании конфуза вытянулся стрункой.

Материя медленно сползла с картины.

Свадьба замерла и долго безмолвствовала, словно на них с картины смотрела Медуза-Горгона. И вдруг кто-то из гостей-женщин крикнул:

- Журнальная, просто журнальная красота!

Невеста, придерживая на ушах свои бриллианты, выбежала из-за стола и, как очумелая, принялась прыгать перед картиной. Жених последовал за своей женой и, без эмоций взглянув на картину, скорчил безразличное лицо.

Зал рукоплескал, а невеста позировала перед собственным портретом. Жениху жали руки и хлопали по плечу. И только один гость, потерев пальцем холст, спросил у жениха:

- А картина свежая? Кто смог так быстро нарисовать, кто автор?

А жених в ответ:

- Если кому надо, могу организовать, обращайтесь...

- Ой, Гамбар, что это за злое лицо?! - затворив за собой дверь мастерской, уборщица обратилась к художнику.

- Это вчерашняя невеста. Я её нарисовал вчера ночью, как только вернулся со свадьбы.

- И такое вы рассчитывайте предъявить жениху?! - возмутилась женщина. - И с такой мегерой он должен будет прожить всю жизнь. Думаешь, он будет доволен?

- Свою красивую копию он получил вчера, а на этом холсте я изобразил оригинал - истинное лицо его будущей жёнушки.

- А это еще что такое? - Женщина склонилась над картиной. - Что за срок годности ты здесь нарисовали, как на пачке молока.

- Это время, которое я определил их браку.

- Это же бесчеловечно, каркать на судьбу чужих вам людей. По-твоему выходит, они проживут вместе три года? Сынок, побойся Бога, нельзя такое желать людям.

- А я не каркаю и не желаю, я просто хохмлю и забавляюсь. Пусть живут сто лет, я не против крепких уз, просто я хорошо вижу неискренность, а вынужден рисовать ангела. А здесь, у себя я избавляюсь от этой лжи... А тебе не кажется, что эта девушка чем-то похожа на мою бывшую жену? Такая же... - Гамбар еле слышно прожевал про себя неприличное слово.

- Напрасно ты так говоришь, она достойная женщина, умная, а главное, предприимчивая.

Гамбар не ответил, ушел в свой закуток, выстроенный из невостребованных картин, уселся напротив той, дорогой ему картиные и улыбнулся женщине в белом.

- Гамбар, а ты сегодня молодец! - подметая мастерскую, крикнула женщина художнику.

Из закутка:

- Это потому что я не пил?!

- И за это тоже! - уборщица по-доброму рассмеялась.

- Просто было чем заняться, типаж больно вредный попался.

- Гамбар! А у меня еще есть желающий жених. Только в этот раз оценить свой труд по достоинству.

- То есть как? Опять не пить?! А так хочется кому-то счастье предсказать!..

Гамбар продержался достаточно долго, брал уже по тысячу манатов и рисовал злюк после свадеб. По просьбе уборщицы "срок годности" браку прописывал позади холста, чтобы не расстраивать пожилую женщину. Клиентуру, после того первого раза, он находил сам. В знак благодарности за счет вырученных от свадеб денег он поднял зарплату своей уборщице.

Каждый раз, по утрам приходя к художнику на уборку, уборщица заглядывала за холст готовой картины и подолгу спорила с Гамбаром, что он не прав, и что эта невеста добрая и проживет в браке дольше, чем определил ей художник.

Однажды, ночью, неожиданно для себя Гамбар бросил кисти на мольберт и растер рукою грудь. Уже в своём любимом закутке Гамбар зажег свечу на фоне той самой картины. Налил стакан водки и выпил. После его глаза заблестели, а через миг налились слезами и он тихо прошептал:

- Хочу к тебе, все надоело.

После той ночи художник Гамбар выбирал свадьбы сам - простые и не помпезные. Где не надо было думать о "сроке годности". Как правило, после таких свадеб его привозили в мастерскую, вносили и укладывали на кушетку. А на столе вежливо оставляли его завтрак - столичный салат и несколько кусков баранины. Шедевры, которые он создавал на простых свадьбах, ценили вот так вот, на скорую руку, со свадебного стола, для чудака-художника...

- Гамбар, сынок, где же ты? - Уборщица обыскалась художника. В этот раз он превратился в невидимку.

И только еле слышный шёпот выдал присутствие в мастерской кого-то еще.

- Отстаньте от нее, дуры, не приставайте, я знаю, вас подослала моя бывшая...

В углу мастерской за скрученными холстами уборщица нашла полураздетого Гамбара с портретом своей любимой женщины в белом.

- Сынок, что с тобой? - Напугано спросила женщина.

Мужчина, крепко прижимая к груди портрет, как заговоренный повторял:

- Они треплют её за волосы и пытаются ножницами раскромсать её платье.

- Кто "они"?

- Они все, - обезумевшими глазами художник указал на множество портретов злых невест выставленных кем-то в мастерской дугою.

- Кто их так расставил?

- Они сами, они ожили, - художника трясло, и он обливался потом.

Уборщица испугано отступила от художника и вскрикнула:

- Сынок, да у тебя белая горячка.

Женщина поспешно направилась к телефону.

- Приезжайте скорее, с Гамбром творится что-то неладное, думаю у него белая горячка.

Уборщица не успела договорить, как вдруг дверь мастерской с грохотом захлопнулась.

- Он сбежал! Он сбежал! - неистово кричала пожилая женщина в трубку телефона.

Через некоторое время в мастерскую вошли несколько крупных мужчин, а после - очень статная женщина. Мужчины в её присутствии, чувствовали себя неуверенными и чем-то ей обязанными.

- И где он? - надменно спросила женщина.

- Он... он убежал, - растерянно ответила уборщица.

Окинув хозяйским взглядом мастерскую, женщина сказала:

- Пусть бегает, далеко не убежит. Доигрался, алкаш. Значит так, - женщина властно обратилась к мужчинам. - Найдите его. Только не бейте, а то потом скажут, что я силой заставила его подписать дарственную. А вас, милочка, прошу показать, что в этом хлеву может быть полезного.

Месяц спустя на одном из республиканских новостных сайтов вышла статья под заголовком: "Невесты и вся правда о них". В статье еще была размещена реклама о распродажи картин пропавшего художника.

Очень статная женщина, бывшая жена художника Гамбара торжественно открыла выставку картин бывшего мужа. Говорила много "хвалебных" слов в адрес без вести пропавшего бывшего родственника. Последние слова выступления бывшей жены прозвучали более чем торжественно:

- Кто изъявит желание приобрести картины, милости просим, подходите лично ко мне.

При входе в просмотровый зал висел большой портрет Гамбара. И почему-то портрет охранялся двумя крепкими парнями, несмотря на то, что выставка была закрытого типа, строго по пригласительным билетам.

К выставочному залу в центре города подъезжали роскошные автомобили, пассажиры, которых всем своим видом пытались остаться незамеченными. Но войдя в просмотровый зал, стильные женщины снимали черные очки и с повышенным вниманием двигались вдоль стройного ряда выставленных картин. Некоторые из дам пытались взглянуть на оборотную сторону холста. Но им это не удавалось, картины словно были привинчены к стене.

И только одна посетительница выставки неожиданно нарушила гробовое молчание. Она со словами "Негодяй, накаркал, проходимец" вышла из зала.

Заметив при выходе портрет Гамбара, разъяренная женщина попыталась сорвать его. Охранники тут же остановили ее, но она не унималась, и продолжала возмущаться:

- Сейчас я позвоню этому идиоту, пусть приедет и посмотрит на свой сюрприз. И еще пусть узнает, кто нам развод накаркал.

И только одного человека все это действо не радовало. Уборщица скромно стояла в углу и тихо плакала. И только эта женщина от души горевала по пропавшему без вести художнику.

Говорят, кто-то видел в ту самою ночь на бульваре, у самого берега моря полураздетого человека с картиной в руках. Как тот вошел в воду и поплыл по лунному пути в открытое море.