"Историческая призма": 1918 год. Как рухнул грандиозный армянский миф

24 февраля 2015 07:15

Уже после начала Первой мировой войны Кавказский фронт стал частью Восточного фронта, где военные действия в основном велись между Россией и Османской Турцией. В этот период в политических кругах России сложилось два взгляда на дальнейшее решение "армянского вопроса".

Сторонниками первой из них были российские дипломаты во главе с министром иностранных дел С.Сазоновым, которые выступали за создание в Азиатской Турции армянской автономии в объеме шести анатолийских областей и Киликии. Сторонниками другого взгляда на проблему были в основном представители русского военного командования на Кавказе во главе с командующим генералом Н.Юденичем, некоторые правительственные чиновники, а также назначенный в 1915 году новый Кавказский наместник Николай Николаевич. По их мнению, захваченные по праву войны Россией турецкие территории подлежали включению в состав её кавказских владений на правах обычной губернии и заселению русскими, преимущественно казаками с Дона и Кубани.

Подобная позиция аргументировалась тем, что предоставление армянскому населению на вновь завоеванных территориях особого статуса в форме автономии могло вызвать цепную реакцию и среди других народов Кавказа.

Обеспокоенность вызывал также предыдущий опыт антиправительственной деятельности армянских революционных организаций. Армянские политические круги, естественно, выступали за решение проблемы в постановке российских дипломатов. Слишком велика была цена, как считала армянская политическая элита, которую они заплатили для того, чтобы добиться этого.

Ещё накануне начала военных действий Кавказский наместник Н. Воронцов-Дашков предложил правительству на случай войны с Турцией создать армянские вооруженные банды под руководством местных войсковых начальников в Ольты, Сарыкамыше, Кагызмане и Игдыре, а также в Персидском Азербайджане, которые будут подчиняться русскому командованию. Всю подготовку предлагалось вести тайно, исключительно через консулов и военных начальников, без всякого участия персидской гражданской и жандармской администрации.

Наместник просил также Сазонова войти в сношение с военным министром о предоставлении в его распоряжение винтовок и патронов, которые будут распределены согласно данному плану, когда военные действия будут уже начаты. После начала военных действий на Кавказском фронте по призыву наместника, который различными обещаниями пытался возбудить в армянах патриотические чувства, представители армянского духовенства и общественные деятели обратились с призывом к армянам Закавказья и зарубежья пополнить ряды русской армии.

Разрешение на формирование добровольческих отрядов было обусловлено и другим важным фактором. Царское правительство, пытаясь обеспечить спокойствие в своем тылу, старалось нейтрализовать возможные самостоятельные действия армянских политических организаций в Закавказье. Для этого необходимо было занять опасный и неспокойный армянский элемент войной, направив его действия на защиту границ региона.
 

Царское правительство, пытаясь обеспечить спокойствие в своем тылу, старалось нейтрализовать возможные самостоятельные действия армянских политических организаций в Закавказье

Кроме этого, уже после начала военных действий против Турции и вступления русских войск на турецкие территории, они были поддержаны вооруженными отрядами из местных армян, численность которых достигала пяти-шести тысяч.

Армянский коллаборационизм, выразившийся в вооруженном участии турецких армян на стороне наступающей русской армии, восстаний в тылу и массовых насилиях над мусульманским населением в Азиатской Турции, получил адекватную реакцию со стороны османских властей. 30 мая 1915 года Совет министров правительства Османской империи принял специальный закон о переселении неблагонадежного армянского элемента, проживающего в прифронтовой зоне, во внутренние районы страны с подробным указанием сроков, способов и методов осуществления операции.

Интересно, что данная вынужденная акция не затронула армян, живших в Стамбуле, Измире, европейской части империи, т.е. вне районов основного театра военных действий на российско-османской границе. Поэтому сегодня не выдерживают критики обвинения армянских авторов в адрес османских властей о якобы запланированном и умышленном характере данных акций.

Дальнейшие шаги российской дипломатии в "армянском вопросе" окончательно оформились под влиянием союзников. После занятия в ходе военной кампании в 1915-1916 годах русскими войсками с помощью армянских добровольцев ряда областей, предусмотренных в проектах о Турецкой Армении, вопрос об армянской автономии вновь встал на повестку дня, но уже с учетом сложившихся для русского правительства новых более выгодных перспектив.

Ещё в 1915 году министерством иностранных дел России совместно с армянскими представителями был разработан проект программы о будущем устройстве "Турецкой Армении". В проекте предусматривалось предоставление армянам автономии в составе Османской Турции на условиях протектората со стороны стран Антанты. В территории автономии должны были быть включены шесть областей Анатолии (исключая районы проживания мусульман) и Киликия. Однако данный проект в дальнейшем претерпел серьезные изменения, поскольку Франция выступила с требованиями о передаче под её контроль ряда территорий, и прежде всего Киликии, являвшегося важным выходом в Средиземное море. В обмен союзники обещали после войны передать России проливы и Стамбул.

Данная договоренность была утверждена франко-российским соглашением от 26 апреля 1916 года, которое окончательно оформило англо-французское соглашение Сайкс-Пико о разделе Османской Турции.
 

Отныне российские власти стали больше задумываться о формах управления, экономического освоения и колонизации новых территорий нежели о создании на них армянской автономии

Данный раздел привел к тому, что со второй половины 1916 года было остановлено дальнейшее продвижение русских войск вглубь Азиатской Турции и русская кавказская армия на этом фронте больше не вела активных военных действий. С другой стороны, отныне российские власти стали больше задумываться о формах управления, экономического освоения и колонизации новых территорий нежели о создании на них армянской автономии.

5 июля 1916 года царь Николай II утвердил положение по управлению территорий Турции, занятых по праву войны. Согласно положению об учреждении временного "Военного генерал-губернаторства" области Османской империи занятые русскими войсками по праву войны рассматривались не как самоопределяющиеся территории, а на правах обыкновенной губернии, находящиеся под властью России. Границы этой губернии простирались от границ с Турцией, существующих до войны, до территорий, контролируемых русскими войсками.

Христианский элемент в них был представлен айсорами и армянами. В этом положении не было ни слова о праве армянского населения на самоуправление. В правительственных указах территории Турции, завоеванные по праву войны, также рассматривались как составная часть Российской империи. Генерал-губернаторами занятых областей последовательно были генералы Пешков, Дрягин, Романовский-Романько и Аверьянов.
 

В этом положении не было ни слова о праве армянского населения на самоуправление

Февральская революция 1917 года вновь возбудила у армян надежды на возможность с русской помощью добиться преследуемых ими целей. Пришедшее к власти в России Временное правительство пересмотрело некоторые аспекты в "армянском вопросе".

Изменение политики Временного правительства в данном вопросе состояло в том, что в отличие от царского правительства, оно приняло идею предоставления права на самоуправление армянам в пределах тех территорий Османской Турции, которые были заняты Россией по праву войны.

26 апреля 1917 года правительство утвердило "Положение об управлении Турецкой Арменией и прочих областей Турции, занятых по праву войны". Таким образом, области Турции, занятые русскими войсками, впервые были оформлены под названием "Турецкая Армения" и были выделены в отдельную административную единицу. Однако в положении ничего не говорилось о границах данной административной единицы и о правах армянского населения.

19 мая 1917 года решением правительства Генерал-комиссаром "Турецкой Армении" был назначен генерал Аверьянов, резиденция которого находилась в Тифлисе. В июле 1917 года была установлена граница новой административной единицы, которая официально получила название "между армией и занятыми областями". Подобное весьма расплывчатое определение границ указывало на то, что русские власти понимали, что окончательный статус этих территорий будет решен лишь после окончания войны.

Временное правительство относило к "Турецкой Армении" только области Ван, Эрзерум и Хнус (восточная часть Баязетского округа), общая численность населения которых, по подсчетам Аверьянова, составляла 197 тысяч человек. Однако численность армян не составляла даже половины из этого общего населения. Из трех областей лишь в Ване комиссаром был назначен армянин, остальные возглавляли русские. Аппарат управления областями также в основном состоял из русских.

Однако Временное правительство, находившееся у власти всего десять месяцев, не успело довести до конца ни одно из своих начинаний.
 

Захватившие в октябре 1917 года в Петрограде власть большевики с первых своих шагов доказали, что они унаследовали от бывшего царского, а позже Временного правительства политику использования армянского фактора

Захватившие в октябре 1917 года в Петрограде власть большевики с первых своих шагов доказали, что они унаследовали от бывшего царского, а позже Временного правительства политику использования армянского фактора в отношениях с Османской империей. Однако, несмотря на издание 29 декабря 1917 года Советом Народных комиссаров Советской России Декрета о "Турецкой Армении", после Брестского мира со странами Четверного союза в марте 1918 года большевики не стали более вплотную заниматься "армянским вопросом", хотя и продолжали использовать армянские вооруженные формирования для укрепления своей власти на Южном Кавказе.

Условия Брестского мира повергли армян в шок: их попытки сохранить контроль за турецкими областями вскоре начали терпеть крах. После поражения армянского корпуса под Эрзерумом и занятия турецкими войсками Карса и Александрополя, в апреле-мае 1918 года война перешагнула границы Южного Кавказа. Образовавшаяся после распада Закавказского Сейма в конце мая 1918 года Араратская Республика, подписав 4 июня того же года с Османской Турцией Батумский договор, фактически признала Турецкую Армению частью Османской империи.

После поражения Четверного союза в Первой Мировой войне согласно Компьенскому перемирию с Германией Брестский договор был аннулирован. Однако воспользоваться плодами общей победы и вернуть земли, переданные Турции, России уже не удалось. Согласно Мудросскому соглашению, заключенному между странами Антанты и Османской империей, был аннулирован также Батумский договор, что означало: борьба за "Турецкую Армению", которую теперь уже вела дашнакская Армения, вступала в новую фазу.

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!