Васиф Бабаев: Моя молодость пришлась на самое счастливое время - ФОТО
Сегодня известному азербайджанскому режиссеру, а главное очень позитивному, эмоциональному и добродушному человеку - Васифу Гаджиага оглу Бабаеву исполнилось 75 лет.

Об этом передает Day.Az со ссылкой на Trend.

С раннего утра юбиляр получил сотни поздравлений с пожеланиями долгих лет и дальнейших творческих успехов.

Наш "ичеришехерли" - так величают его близкие и друзья.

А мы пролистали страницы жизни этого человека, который около 50 лет отдал телевидению, является академиком Международной академии телевидения и радио, президентским стипендиатом, народным артистом страны. С 1964 по 1994 годы он работал на Азербайджанском Государственном телевидении. Затем был первым директором национального представительства телекомпании "Мир" в Азербайджане, исполнительным директором Sara TV, вице-президентом телерадиокомпании Inter-Az в Москве.

Кроме работы на телевидении, Васиф Бабаев - автор около сорока документальных фильмов, пять его работ удостоены призов на различных международных фестивалях, один из них Гран-при.

В мае этого года с большим успехом прошла презентация документального фильма Васифа Бабаева "Yüksəliş" ("Восхождение") о Герое Социалистического Труда, лауреате Сталинской, Ленинской и Государственной премий СССР, кавалере Орденов Ленина, Трудового Красного Знамени и Красной Звезды, генерал-лейтенанте Кериме Керимове. Специально на презентацию из Москвы в Баку приехали лауреат Государственной премии СССР, доктор медицинских наук, профессор Наталья Сергеевна Королева - дочь легендарного Сергея Королева, и советский космонавт, дважды Герой Советского Союза Валентин Витальевич Лебедев.

"В те времена, когда весь мир видел, как провожают космонавтов, за кадром был слышен чей-то очень теплый голос с южным акцентом. Все мы думали, что это или грузин, или осетин, но никак не могли представить, что это - азербайджанец. И только в 1986 году я узнал, что это азербайджанец из Баку. Я пытался найти его номер телефона, но никто не давал. В 1986 году журналист Сергей Слипченко, который впоследствии стал одним из соавторов фильма, все-таки дал мне один из рабочих телефонов Керима Керимова. Я позвонил, представился, сказал, что звоню из Баку, и хотел бы поговорить с Керимом Керимовым. Мне ответили, что Керим Алиевич уже знает обо мне, и просил узнать, что меня интересует. Я объяснил, что мы хотели бы снять о нем фильм. Но, оказалось, что Керим Алиевич занят, и меня попросили позвонить попозже. Так встречу постоянно откладывали на месяцы. Это была очень закрытая персона. Целый месяц я ходил в различные организации, в Главкосмос СССР, КГБ, министерство общего машиностроения, занимавшееся космонавтикой, где интересовались, зачем я хочу встретиться с Керимом Керимовым. Наконец, через шесть-семь месяцев нашу встречу разрешили. Первая встреча состоялась в Центре управления полетами. Меня привезли на машине Керимова в сопровождении других машин. Потом мы с Керимом Алиевичем подружились, много ездили по стране, снимали запуск с Байконура, я периодически звонил ему. Именно я привез Керима Керимова в Баку, и здесь мы сняли фильм. Он встречался со школьными друзьями, ходил в места, где учился и жил. Здесь Керима Керимова встречала общественность. Ведь Керим Алиевич не был здесь целых 46 лет. Он уехал из Баку в 1942, а привезли мы его сюда в 1987 году. Увидев Баку, он расплакался", - это была история Васифа Бабаева, который впервые поведал миру о сверхсекретном азербайджанце. Именно он в 1987 году снял о Кериме Керимове фильм "Прошу доложить о готовности" для Центрального телевидения.

Множество интересных историй происходило в жизни Васифа Бабаева.

Мир Мовсум Ага спас меня от потери зрения

Я родился в древней части Баку - Ичеришехер, в квартале, где жили агшалварлылар (люди, которые носили белые брюки, потомки моряков). В крепости имелись свои кварталы, изначально заселенные по некоторым общим признакам - кроме агшалварлылар, тут жили гямичиляр ("лодочники"), арабачылар ("возничие"), хамамчылар ("банщики"), сеидляр (потомки пророка Мухаммеда), джухуд-зейналлылар (еврейский квартал) и др.

Когда мне было полтора года, у меня возникло заболевание глаз и никакие врачи не могли помочь. Я был на грани слепоты. Тогда моя мама, Сария ханым, стала упрашивать отца и старшего брата Арифа, чтобы меня отнесли к святому старцу Мир Мовсум Аге, который жил в крепости. Но они были категорически против, потому что за домом следили сотрудники НКВД. Это был 1942 год, шла война и за такие визиты сразу же снимали с работы и даже сажали. Но однажды ночью мать, от безысходности, завернув меня в одеяло, тайными переулками отнесла меня к старцу. До этого она договорилась с хозяйкой дома Мир Мовсум Аги, что придет. Святой старец мирно почивал, положив руки на грудь, а мать, склонив меня к нему, стала говорить, чтобы я поцеловал его руку. Я все время плакал, но мать все же заставила меня поцеловать ему руку. Так продолжалось в течение трех дней и ...случилось чудо - болезнь неожиданно отступила.

Я пролил чернила на макинтош Мир Джафара Багирова, и родственники два месяца не ночевали дома

Шел 1949 год. Я учился в первом классе в школе № 4, которая находилась на месте нынешнего Президентского аппарата. Тогда у всех учеников были сумки, к которым привязывали чернильницу - "непроливайку". Однажды, когда я бежал в школу, на углу Филармонии неожиданно споткнулся и столкнулся с каким-то человеком, и все содержимое чернильницы вылилось на его макинтош. Неожиданно меня кто-то схватил сзади, я заплакал, но этот человек стал меня успокаивать, вытирая свой макинтош и мою одежду.

- Как тебя зовут? - спросил он.

- Джюллют, - ответил я, хныча, вытирая сопли и слезы. Меня все звали Джюллют, потому что я был очень шустрый.

- Как настоящее имя и фамилия?

- Васиф Бабаев.

- Где живешь и чей ты сын?

- Живу в Ичеришехер, около Дворца Ширваншахов. Отца зовут Гаджиага.

- Кем тебе приходится Алиага?

- Это мой дядя! - обрадовался я, поняв, что нашелся "заступник". Мой дядя был очень уважаемым человеком, с 1942 по 1944 годы был секретарем ЦК Компартии Азербайджана, а в 1945-м возглавил первую делегацию азербайджанской интеллигенции в поездке в Иран.

- Хорошо, иди домой, переоденься и больше не бегай, иначе можешь упасть и нанести себе увечья, - сказал он.

Я со слезами на глазах вернулся домой, а когда мать спросила о том, что произошло, я рассказал ей про инцидент. Когда мать и брат спросили, кем же был этот человек, я вдруг, посмотрев на стену, где висел портрет Мир Джафара Багирова, узнал его и показал: "Это он!". В это время вошла соседка и подтвердила сказанное мной. Представьте теперь состояние моих близких, они переполошились, затряслись, сильно испугались и сразу же позвонили отцу. Это же был Мир Джафар Багиров - руководитель Азербайджана! Отец быстро прибежал с работы и позвонил своему брату, моему дяде Алиаге, чтобы посоветоваться. В результате они два месяца не ночевали дома, боялись, что их арестуют. Сами понимаете, было очень страшное время, время репрессий. В те времена с работы никого не забирали, человек мог спокойно ходить на работу, а забирали только ночью из дома. И только спустя два месяца, когда Багиров на одном из собраний случайно увидел моего дядю, он в шутливой форме сказал: "Я познакомился с твоим племянником. Какой замечательный мальчик!". Дядя извинился за произошедшее, в общем, опасность миновала.

"Ай, киши, зачем ты мне говоришь, чтобы я сбрил бороду?"

Самым модным местом в Баку считались кафе в подвале и ресторан на третьем этаже старого "Интуриста", известнейшего архитектора с мировым именем Щусева. Именно со старым "Интуристом" у бакинцев связано много прекрасных воспоминаний. Это наша молодость, наша память... Это уже потом под памятником Кирову построили ресторан "Дружба", где играли такие наши джазмены, как саксофонист Леня-Капиталист, гитарист Кагнер, Рафик Сеидзаде по прозвищу "Каблеи", кларнетист Кямал Манафлы. А в вузах по нескольку раз в год проводили молодежные вечера, причем в АЗИ на разных этажах играло сразу несколько оркестров, и на эти вечера мечтали попасть все парни - там же были красивейшие девушки!

В то время мы буквально бредили рок-н-роллом, а Элвис Пресли был нашим кумиром. И, конечно же, невероятно увлекались джазом!

Говорили, что в Баку джаз появился еще до войны, в 30-е годы. Один саксофонист Парвиз Рустамбеков чего стоил! Он был известен на весь Союз и в открытую говорил то, о чем даже думать боялись. Я, правда, его не видел, а вот других музыкантов знал прекрасно - Рафика Бабаева, Вагифа Садыхова, Тофика Кулиева и Ниязи, которые руководили джазовыми оркестрами, и, конечно же, гениального Вагифа Мустафазаде!

Мы часто встречались потом на телевидении, где я тогда был главным режиссером, а Вагиф записывался со своим ансамблем "Севиль". В то время он отрастил бороду и усы, и наш тогдашний председатель ТВ, стопроцентный партийный функционер абсолютно не разбирающийся в искусстве, запрещал нам показывать крупные планы Вагифа. На все мои объяснения, что это неправильно, что он - руководитель ансамбля, ответ был один: "Пускай сбреет бороду". Я к Вагифу: "Слушай, он меня уже уделал, сбрей ты свою бороду и усы подсократи!!!" - "Васиф, ни за что!"

В общем, после очередного разговора, он ворвался к председателю и устроил там скандал: "Ай, киши, зачем ты мне говоришь, чтобы я сбрил бороду? Слушай, Карл Маркс и Энгельс ходили с бородой!" Но даже эти "железобетонные" доводы не убедили нашего председателя - он был неумолим...

Вот такой был тогда Баку - бесшабашный, разноликий, поющий, веселый и вечно в кого-то влюбленный... Разве могут слова выразить то, как я люблю каждую улицу, каждое дерево и каждый дом своего города? Когда я бываю в Ичеришехер, то чувствую себя лет на двадцать моложе. Все здесь дышит моим прошлым, воспоминаниями о молодости, об ушедших родителях и моем любимом брате - известном кинорежиссере Арифе Бабаеве, воспевшем в своих фильмах "Последняя ночь детства" и "День прошел" Ичеришехер и его жителей... Кто-то скажет возраст, ностальгия. Нет, нет и еще раз нет! Мой рассказ как итальянское кино эпохи неореализма, но только из нашей, бакинской жизни, в азербайджанском формате, и мне очень повезло, что моя молодость пришлась на самое счастливое время...

15 суток за хулиганство и драку в Кисловодске

В семье нас было пятеро братьев и, пока были живы отец и мать, мы жили в достатке. Но после их смерти стало очень тяжело. Я очень любил животных, во дворе держали собак и кошек, а на крыше - голубей. Был настоящим "гушбазом". Но еще более заядлым "гушбазом" был мой второй старший брат Акиф. Я был четвертым в семье мальчиком. Помните известный образ Давуда из фильма "Последняя ночь детства", который снял мой брат Ариф Бабаев? Так вот, это был настоящий прототип Акифа - в кепке "аэродром", в сапогах-галифе и ездил на мотоцикле, который привез с войны.

Вагиф Мустафазаде (будущий известный джазмен) тоже был заядлым "гушбазом" и постоянно пропадал у нас, так как его мать, Зивяр ханым, не разрешала ему держать голубей. Один раз он сказал, что уезжает с матерью на отдых в Кисловодск, и предложил поехать с ними. Я сказал, что денег нет, расту без матери и отца, не во что одеться. "Чувак, возьми только на дорогу, а все остальное за мой счет", - ответил он, но я все равно отказался.

И случилось так, что через несколько дней ко мне зашел мой друг Эльдар Идаятзаде (будущий министр промышленности) и попросил проводить его с отцом на вокзал. Они уезжали в Тбилиси. Мне шел 21 год, я был босиком, в майке, в потертых брюках и вначале отказался, но он настоял, тем более, что ехали на машине и обратно он обещал вернуть меня на автомобиле. До отхода поезда еще оставалось время, и мы решили выпить пива в купе - одна бутылка, вторая третья... очнулся в Тбилиси. Сильно разозлился, но Эльдар меня успокоил, отдал мне свои вещи, позвонили домой, чтобы не беспокоились. А через несколько дней решили поехать в Кисловодск. Когда приехали в Кисловодск, вспомнил, что Вагиф сказал, что каждый день в 11.00 будет в парке у Колонады, где собирались тогда все бакинцы. Мы встретились и решили хорошенько погулять в знаменитом месте - "Замке коварства любви". Выпили, подрались, но арестовали только меня и дали 15 суток за драку и хулиганство. В Кисловодск срочно выехал брат Ариф, который работал на телевидении, чтобы выручить меня из милиции, но ничего не получилось. Это произошло на пятый день. К моему счастью, на курорте с семьей отдыхала моя любимая девушка, однокурсница по Институту искусств Афят. В Баку она всегда приходила к нам домой, готовила, убирала, стирала. Так вот, когда мне дали 15 суток, каждое утро, как в фильме "Операция "Ы" и другие приключения Шурика" давали наряд на принудительные работы. Но Афят договорилась за деньги с начальником и, при выезде за угол милицейского участка, меня выпускали из "черного воронка" и я шел гулять, но вечером все же возвращался в участок. Так и прошли мои 15 суток. Только спустя восемь лет, в 1969 году, когда я стал главным режиссером АзТВ, обустроившись в материальном плане, мы с Афят сыграли свадьбу.

В "лесу любви" с Муслимом Магомаевым

В 60-е годы был очень популярен джаз, были без ума от рок-н-ролла Элвиса Пресли, считали себя стилягами и, естественно, приударяли за девушками. На месте нынешнего Зеленого театра находился Английский парк, с густым лесом и скамейками. Этот парк мы называли "лесом любви", потому что здесь всегда уединялись любовные парочки. Там я часто встречал разных незнакомых ребят, но после нескольких встреч было принято здороваться. Среди них был один долговязый, скрюченный, как знак вопроса, парень. Когда я стал работать на АзТВ, то увидел этого парня, который приходил на телевидение записываться. Это был Муслим Магомаев. Когда он увидел меня, то очень удивился и произнес: "Да мы же уже побратались в лесу". Так мы стали друзьями, и друг друга называли "брат". В 1972 году мне в Баку из Москвы позвонил известный поэт Роберт Рождественский. Я был сильно удивлен, а он сказал: "У меня творческий вечер в Колонном зале Москвы, а Муслим будет там главной фигурой. Он попросил связаться с вами, чтобы вы его сняли". Как раз в то время я занимался съемками для программы "Советский Азербайджан" по заказу Центрального телевидения. В начале этого фильма выступал 1-й секретарь ЦК КП Азербайджанской ССР Гейдар Алиев.

Шапка из расчесанного волка от Медведя

В 1971 году мне поручили снять фильм про первооткрывателя нефти в Сибири, Героя Социалистического Труда, нашего земляка Фармана Салманова. Мы полетели из Москвы в Тюмень. Какой у него был там авторитет! Главного инженера "Главтюменьгеология" все называли "наш Великан"! Но в Тюмени его не было и надо было вертолетом шесть часов лететь в тайгу, в поселок Горноправдинск. Ему позвонили и сказали о цели нашего визита. Был март и я был без шапки. Вообще, я никогда не носил шапок, даже в самое холодное время. Но нам выделили тулупы, теплую обувь и по шапке из расчесанного волка, иначе замерзли бы.

Фарман Салманович встретил нас очень хорошо. Мы отсняли и уехали. Когда я хотел вернуть шапку, мне сказали: "Да ты что? Это же тебе Медведь подарил!". Вот как еще называли нашего прославленного земляка в Сибири. В 2001-2002 годах, когда мы увиделись в Москве, он спросил меня: "Что стало с той папахой?". И представьте его удивление, когда я сразу же показал ему эту шапку, которая всегда была со мной. "Да ты что? С 1972 года ее хранил?!". Сегодня, когда я ее надеваю в Баку, все меня боятся...

Миллион долларов в советское время от Гейдара Алиева

С 1969 года и вплоть до конца 1982 года я снимал все передачи, живой эфир, трансляции и готовил документальные фильмы об Общенациональном лидере Гейдаре Алиеве. Этот человек очень ценил мою работу, и когда из-за непредвиденных обстоятельств меня на съемках с ним не было, он это сразу же замечал и всегда интересовался мной.

В 1972 году на АзТВ открылась первая современная цветная студия, где снимали на видеокамеру "Томпсон". Но мы не могли одной камерой снимать выступление Гейдара Алиева и поэтому параллельно поставили кинокамеру "Дружба". Выступление Гейдара Алиева было рассчитано на 15-20 минут. Перед ним лежал текст, но в него он практически не заглядывал. Этот человек обладал уникальной, феноменальной памятью, второго такого в жизни я не встречал. Но где-то в середине выступления кинокамера дала сбой, мотор заскрипел, лента вышла из механизма. В студии были только я и оператор. Мы переглянулись, подумали, что "завалили" такую важную съемку и стали нервничать. Увидев наше состояние, Гейдар Алиев приказал остановить съемку.

- Что случилось? - спросил он.

- Гейдар Алиевич, "засалатило" - ответил я.

- Какой-такой салат? - гневно произнес Гейдар Алиевич.

Я объяснил, что на режиссерском сленге "салат" означает сбой камеры, когда лента выходит из механизма. Гейдар Алиев рассердился и позвал к себе зампреда АзТВ Эльшада Гулиева, который стал объяснять, что второй видеокамеры "Томпсон" нет, поэтому пришлось продублировать и кинокамерой, и пожаловался, что нет необходимой аппаратуры. Гейдар Алиев сказал, чтобы мы представили список необходимой аппаратуры. В общем, "Дружбу" исправили, и второй дубль записали удачно. Буквально через 10 дней пришел ответ - Гейдар Алиев выделил 180 тысяч долларов на покупку техники. Такая сумма в инвалюте, и это в советское время! Откуда он нашел эти деньги? Хотелось бы особо отметить, что Гейдар Алиев неоднократно выделял крупные суммы для покупки телеоборудования.

А в 1976 году, когда АзТВ закупило современные передвижные телестанции ПТС, вообще выделил миллион долларов. Гейдар Алиевич был очень внимателен и заботлив по отношению к журналистам, творческим людям и техническому персоналу. Всегда интересовался во время наших поездок в регионы страны, как нас встретили, где расположились, что поели и даже, возвращаясь в Баку, интересовался, на каком транспорте мы вернемся. Все были в него безумно влюблены!

А однажды в 1971 году, когда республике давали переходящее Красное Знамя ЦК КПСС, он спросил меня, что надеть. "Гейдар Алиевич, наденьте темно-синий костюм со своим бордовым галстуком в горошек", - сказал я. "Да ты весь мой гардероб знаешь", - сказал он и потом долго смеялся. Очень был душевный человек!

Был еще такой эпизод. Гейдар Алиев участвовал в Таганроге в торжественном мероприятии по случаю открытия монумента 416-й Таганрогской азербайджанской дивизии, которая освобождала город от фашистов. Было очень много людей, гостей, и мероприятие должно было идти 1,5-2 часа, но мы не планировали снимать все. После мероприятия Гейдар Алиевич спросил меня: "Как все прошло? Все сняли?". Я ответил, что все прошло великолепно, но сняли не все. Он очень удивился и позвал к себе Эльшада Гулиева.

"Почему вы сняли не все? Это же такое большое политическое событие!". Затем он обратился к первому секретарю обкома партии Ростовской области: "А почему нет корреспондентов программы "Время"? Ведь это событие вызвало такой большой общественный резонанс, говорит об уважении к фронтовикам и является свидетельством нашей дружбы. Надо обязательно что-то сделать".

Секретарь обкома ответил, что это Москва выбирает, что давать в эфир. Но Гейдар Алиев всегда добивался поставленной цели и вечером того же дня материал все же дали в эфире программы "Время". Мы тоже нашли выход из положения и переписали все отснятое у ростовских коллег - за это даже пришлось заплатить кругленькую сумму. Пока мы записывали, Гейдар Алиев специально два часа не вылетал из Таганрога и ждал, пока мы привезем ему запись всего мероприятия. Когда мы приехали с записью, он улыбнулся и сказал: "Ну, молодцы. Молодцы. Садитесь в самолет, полетели домой".

От имени коллектива АМИ Trend поздравляем Васифа Бабаева и желаем побольше рассказывать нам свои интересные истории...

Нажмите на фотографии для увеличения: