"Многие вещи, связанные с апрельской войной, по-прежнему, закрыты, и у нас нет информации ни на официальном, ни на неофициальном уровне. Нет на официальном уровне, потому что многие документы и факты являются секретными, а на неофициальном уровне нет и, возможно, никогда не будет, потому что многие явления так и не получили документальной фиксации".

Об этом сказал в беседе с Первым Информационным военный эксперт Мгер Акопян.

По его мнению, не исключено, что армяне так никогда и не узнают ответы на свои вопросы. Поэтому должно быть объективное расследование, которое станет возможным благодаря использованию уголовно-процессуальных инструментов для выяснения реальности. "А в случае апрельской войны такого расследования не было и вряд ли будет. Чем больше времени проходит, тем больше информации устаревает. Самое большее, мы можем узнать некоторые выводы, как только секретные документы будут рассекречены, однако полноценной картины, наверное, и не узнаем", - констатировал эксперт.

Возможно, насчет официальных данных Мгер Акопян и прав, но что касается информации, собиравшейся на неофициальном уровне, то ее предостаточно. Мгеру Акопяну стоило бы ознакомиться с докладом, подготовленным ванадзорским офисом Хельсинкской гражданской ассамблеи и заявлениями главы офиса Артура Сакунца.

Как отмечал Сакурц, смерти армянских солдат в ходе апрельских боев были обусловлены не только боевыми действиями, но и некачественным топливом, сбоем техники, недостаточным количеством боеприпасов. Сакунц подчеркнул, что эта ситуация показала всю уязвимость, тяжелые последствия коррупции, последствия некачественности командиров, последствия управления в области обороны. При этом он напомнил, что ни одно должностное лицо не понесло ответственности за апрельские действия. Более то, по мнению правозащитника, в официальный список из 168 человек вошли далеко не все погибшие. Сакунц также раскритиковал низкий уровень медицинской помощи в армянской армии, что показало себя в дни апрельских боев.

Как отмечал журналистам правозащитник Рубен Мартиросян, у него есть сведения, что в дни апрельских боев ряд танков, выехав на войну, не доехал и до поля боя, так как в баках не было дизтоплива. Те танки, которые должны были быть приведены в боевую готовность, были заполнены топливом только на 10%. Остальные 90% были украдены и присвоены. Армянские солдаты погибали, не имея даже патронов.

Но самая большая проблема, о которой боятся говорить как власти, так и правозащитники Армении, у армянской армии была связана с чувством патриотизма. Выяснилось, что лозунги "ни пяди земли" и обещания положить жизнь за "Арцах" являются лишь пустым звуком. Известен случай, когда избыточно патриотичный солдат предложил сослуживцам взять автоматы и идти на противника, прямо как в кино про Вторую мировую, те отказались и отступили.

Новые власти Армении в лице Никола Пашиняна тоже боятся раскрытия всей правды об апрельских событиях. Потому что она состоит не только из фактов коррупции и воровства в вооруженных силах. Самое страшное - она покажет, чего стоит хваленый боевой дух армянских оккупантов, и то, что армянский солдат "храбр" только когда имеет дело с мирным безоружным населением. В апреле 2016-го армянским захватчикам впервые пришлось воевать не со стариками и плохо вооруженными ополченцами, как в начале 90-х, а с регулярной, хорошо подготовленной и вооруженной азербайджанской армией.

Чем это закончилось, мы все прекрасно знаем.

Зульфугар Ибрагимов