"Историческая призма": XVIII век. Как армяне пытались продать Карабах России

26 декабря 2013 09:15 комментария

Во второй половине XVIII века царская Россия, добившись победы в ходе войны с Османской империей в 1768-1774 годах, спешила реализовать свое военно-политическое превосходство и закрепить за собой Южный Кавказ.

Не менее важным стало заключение 24 июля 1783 года Георгиевского трактата между Россией и Картли-Кахетинским царством. В результате данного договора Петербург твердой ногой стал в Восточной Грузии, где теперь дислоцировался на постоянной основе российский военный контингент, а в Тифлисе сидел главноначальствующий Грузии - фактический Кавказский наместник Российской империи.

Все это не могло не отразиться на азербайджанских ханствах, ибо именно после 1783 года началась планомерная подготовка к их завоеванию со стороны России.

В столь сложной военно-политической ситуации северные ханства Азербайджана, в том числе Карабахское, должны были определиться в отношениях с Российской империей. Понимая, что для противостояния с такой державой они не обладают достаточным военным потенциалом, азербайджанские правители заняли позицию лавирования.
 

Дополнительной головной болью для главы Карабахского ханства Ибрагим Халил хана были местные армяне, которые пытались через различные каналы поддерживали связи с царским двором

Дополнительной головной болью для главы Карабахского ханства Ибрагим Халил хана были местные армяне, которые через различные каналы поддерживали связи с царским двором. В свою очередь, царское правительство активно подыгрывало этим настроениям различными обещаниями о покровительстве христианским народам, ведущим борьбу против мусульман.

Тема взаимоотношений карабахских армян с Россией, в основе которых лежала идея создания в Карабахе армянского государственного образования под российским покровительством, является одним из интереснейших сюжетов, нашедших отражение в работах русских военных историков XVIII-XIX веков Н.Дубровина, П.Буткова и В.Потто. Красной нитью через данные работы проходит чувство особой симпатии и солидарности с армянским вектором восточной политики России.

Это было неслучайно, так как труды этих авторов, печатавшиеся на основании "высочайшего соизволения", а поэтому прошедшие соответственно строжайшую предварительную цензуру в академических и военных кругах, представляли собой официальную точку зрения на описываемые события. Основными источниками, которыми пользовались данные авторы при освещении русско-армянских отношений, были письма российских официальных лиц, а также многочисленные обращения, написанные армянскими волонтерами различных мастей в адрес русских властей, начиная с Петра I, в которых те пытались представить христианских меликов Карабаха истинными носителями армянской государственности.

В силу незнания иных источников и не обладая возможностью вдаваться в нюансы истории этнического происхождения христианских меликов Карабаха, в работах русских военных историков начиная со второй половины XVIII века, при описании взаимоотношений России с вассалами Карабахского хана, прочно закрепилось название армянские мелики.

В качестве яркого примера, показывающего направленность интересов российских властей к карабахским армянам, служат вопросы, письменно отправленные в 1782 г. армянскому духовному деятелю в России Иосифу Аргутинскому генерал-поручиком Павлом Сергеевичем Потемкиным по поручению своего брата, знаменитого фаворита Екатерины II Григория Потемкина. Поднятые в письме вопросы тесно увязываются с практическими вопросами русско-армянских отношений этого периода. В задачи П.Потемкина входило определить истинные намерения армян, которые через своих тайных депутатов посылали письма в Петербург с жалобами на засилие магометан и искали покровительства у российской императрицы.
 

Потемкин хотел получить ответ на вопрос - могут ли армяне, главным занятием которых являлись торговля и промыслы, которые, как он пишет в письме Аргутинскому, "заглушают любые чувства, кроме корысти и жадности", пожертвовать этим состоянием

Петербург хотел знать, насколько искренними являются просьбы армян, "обладают ли они той силой духа", которая позволит им бороться "за свободу". Потемкин хотел получить ответ на вопрос - могут ли армяне, главным занятием которых являлись торговля и промыслы, которые, как он пишет в письме Аргутинскому, "заглушают любые чувства, кроме корысти и жадности", пожертвовать этим состоянием. Потемкина интересовало также количество меликов в Карабахской провинции, сколько земли принадлежит армянам. Большое значение имело также получение точных сведений о топографии тех местностей, через которые русские намеревались двинуться в направлении из Дербента и Тифлиса в сторону Эривана, Нахчывана и Карабаха. Потемкин хотел иметь сведения о характере владельцев и естественных богатствах провинций, лежавших в Закавказье: можно ли получить продовольствие для войск, хлеб, фураж, существуют ли судоходные реки для доставки провианта?

Как пишет русский историк Н.Дубровин, встреча Потемкина с Иосифом Аргутинским и поднятые первым вопросы вскоре окрылили армян. Тут же было составлено и отправлено ответное письмо, в котором армяне просили о скорейшем прибытии русских войск, обещая им обильное продовольствие, уверяя, что их плодородные земли могут в течение пяти лет содержать до тридцати тысяч человек и более.

Ответ со стороны русских не заставил себя долго ждать. Князь Г.Потемкин от имени российской императрицы обнадежил армян, обещая, что в скором времени исполнит их желания.
 

Князь Г.Потемкин от имени российской императрицы обнадежил армян, обещая, что в скором времени исполнит их желания

В письме своему брату П.Потемкину князь Таврический (Именным Высочайшим указом, от 19 июля 1776 года, генерал-губернатору Новороссийска князю Г. Потёмкину был пожалован титул "Таврический" и повелено именоваться впредь светлейшим князем Потемкиным-Таврическим) предлагал свергнуть Ибрагим Халил хана Шушинского с престола и превратить Карабах в армянскую область, зависимую только от России. Князь считал, что в этом случае данному примеру последуют и армяне других провинций. При этом князь, точно следуя заветам Петра I, особо отмечал: "Армян извольте ласкать и питать благое в них расположение к России, дабы иметь их всегда усердными и готовыми к совершению предприятий, которых обстоятельства и польза дел наших востребовать".

Интересно, что наряду с закавказскими армянами с просьбой о воссоединении с Россией обратились в это время также армяне, проживавшие на Северном Кавказе среди кумыков, кабардинцев и закубанских черкесов. Они просили предоставить им возможность переселиться в российские владения и основать там армянскую колонию.

Стараясь ускорить начало военной экспедиции русских в Карабах, армяне повторно обратились к П.Потемкину, пытаясь убедить его в том, что якобы Ибрагим Халил хан, узнав об их тайных сношениях с русскими, еще более стал притеснять армянское население. Армяне предлагали направить им два полка, которые, соединившись с их собственными военными силами, вполне могли бы положить конец власти Ибрагим Халил хана. По их мнению, для этого сложилась благоприятная ситуация.
 

Армяне предлагали направить им два полка, которые, соединившись с их собственными военными силами, вполне могли бы положить конец власти Ибрагим Халил хана. По их мнению, для этого сложилась благоприятная ситуация

Вновь звучали обещания о том, что при первом известии о движении русских армянское население соберет не менее пяти тысяч человек самых храбрых воинов, как пеших, так и конных, и что они приложат все старания для свержения Ибрагим Халил хана. При этом русские войска не будут испытывать нужды в продовольствии, поскольку у жителей скрыто в погребе множество хлеба и заготовлено значительное количество рыбы собственно для русских войск.

Данное обращение было передано Иосифом Аргутинским генерал-поручику П.Потемкину, для встречи с которым он отправился из Астрахани на Кавказскую линию. Одновременно им были направлены несколько писем князю Г.Потемкину-Таврическому, в которых выражалась просьба разрешить ему выехать в Карабах и Эчмиадзин для встречи с меликами и патриархом.

Как пишет Дубровин, основной задачей архиепископа было "освобождение армян Персии и Турции от магометан и восстановление царства "Великой Армении"". Армяне искали содействия у России для претворения в жизнь этого плана. Причем, как отмечает Дубровин, если российские власти согласятся принять Ибрагим Халил хана под свое покровительство, то Аргутинский просил не подчинять его власти армян.

Однако Ибрагим Халил хан был в курсе закулисных игр русского командования с карабахскими армянами, которые велись за его спиной. Поэтому он предпринял упреждающий дипломатический шаг, обратившись к русской императрице с просьбой принять ханство в российское подданство.

Получив обращение Ибрагим Халил хана, Екатерина II 5 мая 1783 года издала указ о принятии его в "российское подданство". В ее письме Г.Потемкину по этому поводу говорится: "Что касается Ибрагим Халил хана, если в принятии его под российское покровительство не встретится никакое затруднение или сомнительство, кажется, можно взять за руководство то, что сделано с царем Ираклием, и в таком случае вы не оставьте поручить генералу-поручику Потемкину заключить с ним договор о подчинении его российскому императорскому престолу и о признании им моей, преемников моих верховной власти над ним и его преемниками".
 

"Кажется, письма Ибрагим Халил хана гораздо вежливее написаны, нежели турецкие или иные персидские, кои до меня дошли. Пожалуй, дай мне знать, кто он таков? И как учинился ханом? Молодой ли или стар, силен или бессилен и склонны ли персияне к нему?"

В мае же 1784 года в собственноручном письме князю Г.Потемкину императрица спрашивала: "кажется, письма Ибрагим Халил хана гораздо вежливее написаны, нежели турецкие или иные персидские, кои до меня дошли. Пожалуй, дай мне знать, кто он таков? И как учинился ханом? Молодой ли или стар, силен или бессилен и склонны ли персияне к нему?". Получив от Г.Потемкина удовлетворивший ее ответ, Екатерина II дала согласие на принятие Карабахского ханства в "подданство".

Как видно, со стороны хана этот шаг был лишь дипломатическим ходом, а не искренним желанием. Такой вывод напрашивается еще потому, что он не спешил придать своему обращению юридическую форму, как это было с царем Картли-Кахетии Ираклием II, подписавшим Георгиевский трактат о покровительстве России. Однако, таким образом Ибрагим Халил хан сумел решить главную задачу - ликвидировать антикарабахскую активность своих мятежных вассалов - армян, укрепить собственную власть и на время обезопасить ханство от внешнего врага.

Все последующие попытки армян по созданию собственного государства в Карабахе не увенчались успехом. После же включения в 1801 году грузинского царства в состав России прежние проекты были в корне изменены. Теперь о существовании рядом с присоединенной к России Грузией какого-либо вассального, самостоятельного "царства Армянского" уже нечего было и думать.

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!

2 комментария

  • 26 декабря 2013 23:09

    Ильгар муэллим вы молодец ваши статьи очень познавательны и нужны для нашего исторического образования

  • 27 декабря 2013 06:39

    Ибрагим хан должен был встать на сторону как никак мусульманского Ирана, а не царской России.