Интервью Day.Az с российским экспертом и историком Олегом Кузнецовым.

- Олег Юрьевич, что происходит в Армении? У многих складывается впечатление, что там разыгрывается какая-то театрализованная постановка. А вы как думаете?

- Я не соглашусь с мнением тех, кто считает, что в Армении сегодня разыгрывается драма, водевиль или фарс. Чтобы поставить качественный спектакль, надо иметь не только талантливых исполнителей, подмостки и режиссеров, а также декораторов, осветителей и прочих работников сцены, но также сценаристов или либреттистов, а вот их-то как раз в Армении и не наблюдается.

Есть мнение, что в Ереване происходит или, как минимум, организуется очередная "цветная революция", но я с такой точкой зрения принципиально не согласен.

Мы с вами, то есть граждане России и Азербайджана - достаточно благополучных с экономической точки зрения стран, имеем совершенно иное представление о реалиях мира по сравнению с армянами, проживающими в депрессивной с экономической точки зрения стране. Социальный протест - это наиболее доступная для населения форма выражения своего недовольства социально-экономическими условиями повседневного существования. Любой человек, живущий в условиях материальных ограничений, находится в состоянии стресса, на фоне которого малейший повод может спровоцировать его на неадекватные действия. Нечто подобное мы наблюдаем сейчас в Армении.

Протесты имеют карнавально-фестивальный вид, за которым кроется весь драматизм ситуации, в основе которой лежит конфликт между общественными и частными интересами. Причем частные или рациональные интересы говорят о логической закономерности действий властей по повышению тарифов, тогда как коллективные и иррациональные мотивы требуют протестовать против разума. Если хотите, мы являемся сегодня свидетелями катарсиса армян, болезненно трансформирующихся из прежней религиозной секты, спаянной корпоративными интересами, в политическую нацию, обуреваемую частнособственническими страстями приобретения или сохранения собственности.

Как учили марксисты, "бытие определяет сознание", а в сознании армянского народа сегодня мы явно наблюдаем конфликт между национальными и частными интересами, разрешить который способны лишь сами армяне. В самосознании этого этноса всегда доминировали два идеала - деньги и национальное достоинство. Пока армяне жили в диаспоре, у них были деньги, но не было национального достоинства, с обретением государственности у них появилось национальное достоинство, но кончились деньги.

По сути, армянский народ сейчас стоит перед непростым и мучительным для себя выбором: что для него важнее - страна или личное благополучие. Те из жителей Армении, для кого чувство личного благополучия было выше, уже давно эмигрировали, оставшиеся никак не могут определиться в своих симпатиях, оттого и протестуют - и против бытия, и против сознания.

- Есть также мнение, что происходящее выгодно Сержу Саргсяну. Вы с этим согласны?

- Нет. В ситуации с повышением тарифов от Сержа Саргсяна ничего не зависит, равно как и от всех армян вообще. Ситуация вообще никак не зависит от влияния субъективного фактора, включая позицию руководства "Армянских энергетических систем", их российских хозяев или экспертов аудиторской фирмы, привлеченных к поиску ответа на вопрос об обоснованности повышения тарифов.

Есть сермяжная правда жизни: мощности инфраструктуры энергоснабжения Армении изношены более чем на три четверти, после распада Советского Союза модернизация системы линий электропередач не производилась, если производилась вообще с момента введения их в эксплуатацию. Если говорить примитивно, то на деньги, полученные от повышения цен на электричество, в Армении предполагалось поменять изоляторы на нескольких десятках тысяч столбов высоковольтных ЛЭП, чего не делалось десятилетиями.

Помимо этого следует провести текущий и капитальный ремонт трансформаторных подстанций, да еще много чего другого надо сделать, до чего у властей независимой Армении руки никогда не доходили. Однако на все это необходимы деньги, но у государства их нет, равно как нет их у населения Армении. Фактически, объективная реальность ставит население Армении перед очень непростым выбором: жить впроголодь, но со светом, или жить сытно, но при свете лучины. Исход ситуации не решит ни отставка Саргсяна, ни его свержение, ни сохранение за ним политической власти. Техногенный кризис в электроэнергетике Армении неизбежно случится, если не сегодня, то завтра, протестами, молитвами и революциями его не остановить.

- На что же рассчитывает в такой ситуации Ереван?

- Конечно же существует и чисто политический аспект, и связан он с расчетом официального Еревана на то, чтобы переложить финансовое бремя модернизации системы электроэнергетики Армении на государственный бюджет России. Надо трезво отдавать себе отчет в том, что если это стремление понимаю я, то в Кремле о нем проинформированы многократно лучше, причем с цифрами в руках.

А цифры эти свидетельствуют о том, что "Армянские электрические системы" для России сегодня - это чемодан без ручки: тащить крайне неудобно, а бросить жалко. Ситуация такова, что общие затраты на модернизацию электроснабжения, включая затраты на создание систем энергоаудита и энергосбережения, сопоставимы с остаточной стоимостью всей армянской энерготранспортной инфраструктуры. Поэтому шантажировать Кремль перспективой национализации этой системы, о чем сейчас начинают говорить некоторые армянские политики, абсолютно бесперспективно: России будет проще плюнуть на все и уйти из энергетики Армении, предоставив ее властям и народу самим разбираться со всей рухлядью.

Торгово-ростовщическая элита армянской диаспоры, умеющая хорошо торговать, но не производить, вкладываться в эту отрасль экономии Армении вряд ли станет, так как прибыль и дельта маржи в этом секторе напрямую зависят от платежеспособности населения, а она, как известно, на нуле. Собственных финансовых ресурсов даже на первоочередные мероприятия у Армении нет, поэтому протесты на площадях и улицах Еревана видятся мне конвульсиями утопающего человека, размахивающего руками в надежде привлечь к себе внимание спасателей. Только это уже не театр и не имитация, а реальная трагедия.

Я более чем уверен, что события на проспекте Баграмяна в Ереване никак не скажутся на внутриполитическом положении клана Сержа Саргсяна. Трезвомыслящие оппозиционные политические и общественные деятели Армении прекрасно понимают, что уход или отстранение Саргсяна и Ко никак принципиально ситуацию не изменят, финансовых и технологических ресурсов на ее кардинальное исправление внутри страны нет.

Иными словами, получив или захватив власть, современная армянская оппозиция столкнется с теми же объективными проблемами, решить которые без помощи из-за рубежа она не сможет. Революция по свержению власти Саргсяна обойдется в 80-100 миллионов долларов, но сразу же вслед за ней ее спонсорам потребуется потратить еще около двух миллиардов долларов на стабилизацию инфраструктурной ситуации в стране, но таких огромных денег одномоментно ни у одного из кланов армянской диаспоры попросту нет, как нет и реальных гарантий и перспектив на возвращение этих денег в будущем.

Из этого всего я могу сделать однозначный вывод: Серж Саргсян остается королем в патовой ситуации. И если рассматривать ваш вопрос исключительно в этой плоскости, то нынешний кризис наглядно продемонстрировал полную бесперспективность смены власти в Армении: кто бы новый ни пришел к власти в этой стране, он никогда не "отобьет" затраченных на это инвестиций.

- Западные структуры и политики достаточно вяло реагируют на происходящее в Ереване. А один из европейских послов вообще назвал это внутренним делом Армении. Однако когда вопрос касается Азербайджана, любой мелкий инцидент почему-то перестает быть внутренним делом страны. Как это можно объяснить?

- Мне кажется, что первую часть этого вопроса о причинах апатичного и индифферентного отношения европейских политиков к события в Ереване я прокомментировал достаточно подробно. Повторюсь еще раз: Армения - нищая и деструктивная страна, не имеющая ни инфраструктуры, ни природных богатств, ни трудоспособного населения. В силу этих причин "цветная революция" извне в ней невозможна, ибо там нечего взять.

Азербайджан, в свою очередь, это очень лакомый кусок для порабощения и дальнейшей эксплуатации его природных, материальных и людских ресурсов. Этим и определяется столь разное отношение политиков Запада к событиям в Армении и Азербайджане. Нацистский министр пропаганды Йозеф Геббельс говорил, что заставить оправдываться означает заставить почувствовать себя наполовину виноватым. Чувство вины, как известно, формирует комплекс неполноценности, чувство неполноценности формирует недовольство, перерастающее в социальный протест, от которого и до "цветной революции" с целью захвата ресурсов уже недалеко.

Критика в адрес Азербайджана, его народа и политического руководства направлена на то, чтобы активизировать указанную мной выше последовательность умонастроений общественности.

- Когда акции в Ереване были в самом разгаре, появились сообщения о долгожданной передаче Армении дела Пермякова и договоренности об экстрадиции Грачьи Арутюняна, которой армянская сторона так долго от России добивалась. Как бы вы это прокомментировали? Не испугалась же Москва происходящего в Ереване, на самом деле...

- Отвечу вопросом на вопрос: а вы хоть раз видели, чтобы президент Владимир Путин кого-то испугался? Ни один из приведенных вами примеров не является доказательством прямых политических уступок: солдат Пермяков совершил убийство вне пределов воинской части, поэтому нет формальных причин для того, что препятствовать тому, чтобы делом этого душевнобольного молодого человека далее занимались бы армянские правоохранители, никакого ущерба России оно не принесет.

Что касается Грачьи Арутюняна, виновного в ДТП с массовым смертельным исходом в Подмосковье, то он не экстрадируется, как это бывает при возбуждении против человека уголовного дела, а передается армянской стороне для продолжения отбывания установленного для него российским судом срока наказания. Это полностью соответствует нормам международного права.

Российские власти или правоохранительные органы не сделали ничего из ряда вон выходящего, чтобы якобы "умаслить" протестующих в Ереване. Безусловно, все эти жесты следует воспринимать как проявления дружелюбия, но никак не проявления капитулянтских настроений. У Владимира Путина, как у опытного политического бойца, всегда наготове козыри, которые он готов пустить в дело, не запятнав при этом ни своей личной репутации, ни репутации страны. А в отношении армян - народа самолюбивого до самовлюбленности и эксцентричного до импульсивности - подобные жесты совершать очень и очень легко.

- Можно пли прогнозировать сегодня ситуацию? Чем там, в Ереване, все закончится?

- Отвечу на ваш вопрос иносказательно и расскажу случай из истории российской дипломатии. Как известно, в 1856 году Россия проиграла Крымскую войну, по итогам которой лишилась возможности иметь в Черном море военный флот. В 1871 году Франция, одна из победительниц России в той войне, проиграла войну Пруссии, после чего Россия ввела в Черное море корабли из Азовского моря. Когда император Александр II спросил у главы российской дипломатии канцлера князя А.М.Горчакова, какой будет реакция Британии на этот шаг, тот кратко ответил: "Статья в газете "Таймс"".