Москва и Запад: кто перетянет сирийское "одеяло" на себя?
На фоне ожесточенных боев между правительственными войсками и мятежной "Свободной Сирийской Армии" в пригородах Дамаска вооруженная сирийская оппозиция объявила о начале военной операции "Вулкан в Дамаске - землетрясение в Сирии". Как сообщает РИА со ссылкой на Франс Пресс, в совместном заявлении командования мятежников в Хомсе и военного совета так называемой Свободной сирийской армии (ССА) говорится, что операция началась в понедельник в 20.00 по местному времени "в ответ на жестокие убийства и варварские преступления, совершенные режимом Башара Асада".

Сообщается, что ССА, считающаяся военизированным крылом сирийской оппозиции, начала атаковать "все блокпосты государственных силовых структур в городах и сельской местности, чтобы спровоцировать ожесточенные бои". Операция под названием "Вулкан в Дамаске - землетрясение в Сирии" описывается в заявлении как "первый стратегический этап для того, чтобы привести страну в состояние полного и всеобщего гражданского неповиновения". Одновременно на лентах информагентств появились сообщения, что бои с применением тяжелого оружия идут уже в нескольких районах Дамаска.

Операция под названием "Вулкан в Дамаске - землетрясение в Сирии" описывается в заявлении как "первый стратегический этап для того, чтобы привести страну в состояние полного и всеобщего гражданского неповиновения"

По сообщениям СМИ, выстрелы уже слышны в центре города, а правительственная армия ввела тяжелую бронетехнику в населенный преимущественно суннитами столичный квартал Мидан, превратившийся в опорный пункт оппозиции. Бои в столице длятся уже несколько дней, и силам Башара Асада пока не удается взять ситуацию под контроль. Международный Комитет Красного Креста уже расценил события в Сирии как гражданскую войну. Некоторые аналитики считают, что МККК пошел на этот шаг, чтобы создать будущий правовой фундамент для привлечения к ответственности военных преступников - вероятнее всего, из числа нынешнего сирийского руководства, на которое на Западе возлагают всю ответственность за кровопролитие. Другое дело, что некоторое время назад и сам президент Башар Асад признал, что страна находится в состоянии войны. Однако эти слова из его обращения к новому сирийскому правительству: "Мы находимся в состоянии войны. В такой ситуации все наши действия во всех сферах жизни должны быть направлены только на то, чтобы в этой войне победить", - скорее подразумевают внешнее вмешательство, а не внутренний конфликт. Впрочем, официальный Дамаск продолжает утверждать, что воюет не с повстанцами, а с "террористами, засланными из-за рубежа" или хотя бы спонсируемыми иностранными разведками.

Сирийское оппозиционное движение "Братья-мусульмане" расценило бои в Дамаске как признак скорого падения режима Башара Асада. Оппозиционеры призвали граждан воздвигать баррикады и забрасывать зажигательными бомбами военную технику правительственной армии.

То, что баланс сил в Сирии меняется не в пользу действующего президента, чувствуют и в самой правящей элите. Очередным тревожным сигналом для Асада стал переход бывшего посла Сирии в Ираке Навафа Фареса на сторону оппозиции. Фарес, поменяв сторону, сразу же обрушился с обвинениями на режим Асада, который он сампредставлял до недавнего времени. Так, экс-посол заявил, что, по некоторым данным, режим Башара Асада уже использовал химическое оружие против оппозиции и готов снова прибегнуть к нему в случае необходимости, сообщает BBC. Фарес весьма непочтительно назвал Асада "раненым волком" и отметил, что тот загнан в угол, а потому может использовать химическое оружие в борьбе с оппозицией. Экс-посол утверждает, что власти страны уже использовали его в Хомсе. Кроме того, Фарес заявил, что сирийские власти устраивают в стране взрывы при поддержке террористов из "Аль-Каиды".

Бегут от Асада и его генералы, число дезертиров среди которых уже превысило 20 человек. Особо болезненными для Башара Асада стал переход в оппозицию приближенного к нему генерала Манафа Тласа, сына экс-министра обороны Сирии Мустафы Тласа, возглавлявшего это министерство 30 лет. Другой неприятный сюрприз для сирийского диктатора - дезертирство генерала Аднана Силу, руководителя программы химического оружия. Все это, бесспорно, ослабляет позиции Асада и его сторонников в сирийском кризисе.

Переходы высокопоставленных сирийских чинов на сторону оппозиции далеко не всегда происходят под влиянием размышлений о гуманности и внезапно возникшего несогласия с жестокой политикой сирийского диктатора

При этом абсолютно ясно, что переходы высокопоставленных сирийских чинов на сторону оппозиции далеко не всегда происходят под влиянием размышлений о гуманности и внезапно возникшего несогласия с жестокой политикой сирийского диктатора. В таком случае, нынешние VIP-перебежчики уже давно порвали бы с режимом. Напомним: внутрисирийский конфликт длится уже более года, и Башар Асад с самого начала с оппозицией особо не церемонился. Другое дело, что в те дни это еще не было главной международной новостью, а задача по силовому подавлению мятежа в стране представлялась вполне решаемой. Сегодня же, как уверены многие эксперты, кое-кто из высокопоставленных перебежчиков явно метит на высокие посты в новом сирийском правительстве, которое будет образовано после отстранения от власти Башара Асада.

Однако не следует забывать, что пока Башар Асад остается президентом Сирии, и главную свою задачу - демонтаж существующего режима - оппозиция все еще не решила. Более того, Асад по-прежнему может рассчитывать на поддержку значительной части населения страны - прежде всего приверженцев алавитского вероучения и в меньшей степени христиан. При этом и экс-посол Фарес, и генерал Тлас являются последователями суннитской ветви Ислама, что, вероятно, сыграло не последнюю роль в их переходе на сторону состоящей главным образом из суннитов оппозиции. Однако, подавляющую часть военной элиты Сирии составляют алавиты, которые и впредь будут поддерживать режим Асада. Его главные внешнеполитические партнеры - Россия и Иран - также далеки от мысли отвернуться от него. И если Тегеран может оказать поддержку в военно-техническом плане (то, что иранские военные инструктора работают в Сирии - не секрет), то Россия совместно с Китаем не допускает внешней военной интервенции в Сирию. Во всяком случае, с санкции СБ ООН.

В результате столь диаметральное несовпадение взглядов между Россией и Западом по методам решения сирийского кризиса отодвигает возможность этого самого решения конфликта на неопределенное время. И хотя правовой возможности обойти российское вето в СБ ООН у Запада нет, США и их союзники уже ведут против Москвы открытую "информационную войну". Комментируя сообщения сирийской оппозиции о новых многочисленных жертвах операций правительственных войск, западные политики постоянно подчеркивают, что это именно Москва блокирует в СБ ООН все попытки принять действенную резолюцию против Башара Асада и тем более обратиться к 7-й главе Устава ООН, предусматривающей возможность внешней интервенции. В Москве в ответ напоминают, что ответственность за такую позицию Кремля лежит, в первую очередь, на самом Западе, который и спровоцировал "кризис доверия", злоупотребив туманными формулировками резолюции СБ ООН в отношении Ливии. Западные аналитики сходятся в мнении, что российских партнеров необходимо убедить в том, что смена режима Башара Асада не затронет стратегических интересов России в регионе. Но проблема в том, что ресурса доверия для этого "убеждения" у Запада уже нет. Зато у Москвы есть серьезные подозрения, насколько Запад искренен в своих реальных намерениях относительно России и сфер ее влияния. Во всяком случае, в Кремле с подозрением отслеживают все более активную политику США в Центральной Азии (в последнее время активность Вашингтона в Узбекистане и Таджикистане прямо бьет по российским интересам в этом регионе), не говоря уже о планах по развертыванию систем ПРО в Европе.

Пока что остается только гадать, как будет разрешен "сирийский кризис доверия". Но, судя по всему, начать вторжение без санкции СБ ООН на Западе в ближайшее время вряд ли решатся. Другое дело, что, скорее всего, будут продолжать действовать в Сирии в обход России, активно спонсируя повстанческое движение и переманивая на сторону оппозиции сирийских офицеров и генералов. Будет ли такая тактика успешной - неизвестно. Ясно лишь, что она будет кровопролитной.

Орхан Саттаров, руководитель европейского бюро "ВК" /Вестник Кавказа/