Ольга Домнина - лауреат многих международных конкурсов, известная российская пианистка, выпускница Российской академии музыки имени Гнесиных и Лондонской Королевской академии музыки. Наряду с сольными концертами, она выступает с камерными и симфоническими оркестрами на мировых сценах. Значимую роль в деятельности Домниной играет творчество азербайджанских композиторов. Интерес пианистки к нашему музыкальному искусству настолько велик, что ее называют пропагандистом азербайджанской музыки.

На прошлой неделе Ольга Домнина в очередной раз посетила столицу Азербайджана, в этот раз она вместе с известным скрипачом Майклом Гуттманом выступила на сцене Международного центра мугама. Об этом концерте и огромном интересе к творчеству азербайджанских композиторов Ольга Домнина рассказала в беседе с корреспондентом Trend, передает Day.Az.

- Ольга, вы уже в который раз приезжаете в Баку с концертами. Скажите, а можете вспомнить свой первый концерт в нашем городе?

- Это был 2016 год, я исполняла транскрипции музыки Гара Гараева из его балета "Семь красавиц". Транскрипции были сделаны выдающимся композитором Владимиром Генином, моим другом. Он подготовил их специально для меня. И вот этот цикл фортепианных транскрипций был причиной моего визита. Потому что, конечно, первое их исполнение должно было состояться в филармонии в Баку, а не где-то в Европе.

Уже в 2018 году я участвовала в праздновании 100-летия со дня рождения Гара Гараева. Отмечу, что у меня был тур "Семь красавиц в семи городах". Много выступала в Италии на крупных фестивалях, и на концертах по всей России. Естественно, приглашение было связано с тем, что в 2016 году я играла цикл транскрипций, а потом я уже выучила прелюдии Гара Гараева.

- Как публика в России и Италии воспринимала музыку Гара Гараева?

- На концертах помимо музыки Гара Гараева я еще играла сочинения его сына Фараджа Гараева, и в Италии был хорошо принят цикл транскрипций "Семи красавиц", потому что это яркая танцевальная музыка, итальянцы любят все эффектное, и вторая соната Фараджа Гараева тоже пользовалась большой популярностью. Прелюдии для них были более интеллектуальными и серьезными произведениями, а публика там хотела веселиться. Несмотря, на то, что музыка Фараджа Гараева очень серьезная, как то они на нее остро отреагировали. А прелюдии лучше были приняты в России. Для российских слушателей глубокие произведения - самый лакомый кусочек.

- Вы упомянули Фараджа Гараева, скажите, знакомы с ним лично?

- Я не просто с ним лично знакома, я с ним дружу. И мы с ним вместе поедем в мае на Курильские острова играть его музыку и сочинения Гара Гараева. А сам Фарадж будет рассказывать об азербайджанской музыке.

- Познакомившись с музыкой Гара Гараева, наверное, вас заинтересовала его личность, то, каким он был человеком?

- Мне очень интересно узнавать о Гара Гараеве. Фарадж мне рассказывает об отце некоторые детали, которые раскрывают для меня его личность. Эти истории очень много мне дают. Мне кажется, Гара Гараев был глыбой, он не все говорил, его внутренняя жизнь, на мой взгляд, была невероятно интенсивной - это слышно в его произведениях. Он в фортепьянной музыке обнажал такие глубины... Думаю, он постоянно вел диалог, например, с Брамсом. По трагизму и глубине я бы его сравнила с Брамсом. Мне кажется, он не был экстравертом, вся его жизнь проходила внутри себя.

- Расскажите о программе, с которой вы выступили вместе с Майклом Гуттманом (скрипка) в Международном центре мугама. Как ее готовили, специально подбирали произведения?

- Программу, в которой звучат Брамс и Бетховен, придумал Майкл, во втором отделении представлены танцы европейских народов. Стремились показать культуру европейских народов через танец, например, там были представлены тарантелла, вальс, танго, фламенко. Майкл Гуттман дружил с Астором Пьяццоллой и мы играли его сочинения. Так что выбор программы еще основан на жизни, дружбе. Если дружить с Пьяццоллой, то ты будешь его играть как никто. Майкл знает такие тонкости исполнения его произведений, что это дорого стоит. Такие мелочи никто не расскажет кроме Майкла.

К концерту мой друг Владимир Генин специально для нас сделал транскрипцию танго Дмитрия Шостаковича из его балета "Золотой век". А ведь Шостакович - не случайный человек для Азербайджана, он был педагогом Гара Гараева. И мы как бы провели арку между Шостаковичем и Азербайджаном. Это была премьера и подарок от выдающегося композитора Владимира Генина Азербайджану.

- Скажите, в Баку вам уютно?

- Для меня это - второй дом. Я сама из Москвы, живу в Италии, но Баку - это родное. И вообще, Баку и по темпераменту, и по гостеприимству, по отношению к еде, по глубине людей, по открытости очень созвучен с Сицилией, где я живу.

- С кем знакомы из азербайджанских музыкантов?

- Знаю своих коллег, двух Мурадов - Адыгезалзаде и Гусейнова. Обоих я очень уважаю и люблю как пианистов. Они невероятно умны, глубокие люди, что у обоих отражается в звуке. Даже если они не были бы пианистами, я бы с ними все равно дружила.

- А азербайджанская публика...

- Здесь я играю для своих родных людей. Мне кажется, что я все понимаю про публику.

- Как охарактеризовать в целом азербайджанскую музыку?

- Мне очень нравится, откуда исходит классическая азербайджанская музыка - от мугама. И богатство народной музыки отражается в классической музыке. Потому, что не существует никакой великой музыки без корней. Пока есть мугам, пока он звучит - все будет замечательно. Пока звучит мугам, он детям с младых ногтей будет давать атмосферу, целый мир, на основе которого они уже смогут творить и создавать великие произведения. Покуда везде звучит мугам - были, есть и будут великие композиторы. Наша задача за рубежом исполнять эту музыку, чтобы весь мир знал о величии азербайджанской классической музыки.

- Насколько вам интересно играть современных композиторов?

- Привязанности два-три раза за год меняются (улыбается). Но незыблемыми для меня остаются Иоганнес Брамс, Александр Скрябин, также много играю музыку 20 века. Из современных композиторов - Владимира Генина, Фараджа Гараева и Аяза Гамбарли.

- А как узнали о творчестве Гамбарли?

- Я планирую играть много азербайджанской музыки в Европе и искала новые для себя имена, изучала. Мне помог Фарадж Гараев, министерство культуры Азербайджана.

- Почему вам настолько интересна азербайджанская музыка и композиторы?

- Это мое увлечение, после музыки Гара Гараева, Фараджа Гараева, я иду вглубь, и мне это интересно. Очень красивая музыка мугама, приносит свои плоды в творчество композиторов. Я влюблена в эту музыку...