Фахраддин Манафов: Влюблен в профессию, как в женщину - ФОТО

13 мая 2016 07:20

Фахраддин Манафов - тот актер, который не нуждается в представлении. И не в пример многим, никогда не кичится ни званием, ни наградами, ни популярностью. Он почти не ходит пешком по городу. Но если такое случается, то вам лучше не идти рядом с ним. Почему? Ни одна из поднятых в разговоре тем не будет вами завершена, потому, что с Манафовым здороваются незнакомые ему люди, останавливают, задавая вопросы, а он, как человек воспитанный и уважающий своих поклонников, не может пройти мимо и, естественно, отвечает на вопросы и приветствия.

Популярность не приходит по мановению волшебной палочки. За этим - колоссальный труд и упорное постижение азов профессии (он их называет формулами), которые позволяют соединять, наработанную технику с эманацией собственной души, давая в результате живой привлекательный образ.

Первая часть жизни актера ушла на преданное и беззаветное служение музе по имени Мельпомена. Профессиональный опыт, полученный в театре его учителя Вагифа Ибрагимоглы, московском театре "Модернъ", театре "Ибрус", на киностудиях России, Азербайджана, Украины, Ливана, Турции, Ирана, Грузии, определил его место в ряду лучших азербайджанских актеров, имеющих заслуженное право на звание "народный".

Не так давно в Русском драматическом театре состоялась премьера спектакля "Казанова: уроки любви" по пьесе В.Коркия и А.Лаврина. Заглавную роль в этом спектакле сыграл Фахраддин Манафов. Он впервые  вышел на театральные подмостки этого театра  и был  замечательно встречен бакинскими зрителями.

- Ваша профессиональная жизнь дала вам возможность сыграть огромное количество разнообразных характеров, прожить вместе с вашими героями множество разнообразных судеб. И вот теперь - Казанова. Дала ли эта работа вам, как профессионалу, что-то новое?

- Да. Она позволила сделать профессиональное исследование возможностей, которые таит эта профессия. Например, "пофлиртовать" с текстом.

- "Пофлиртовать" с текстом? Что это значит?

- Не опускаясь на уровень наработанных комедийным жанром штампов, смешить, не смеясь; уйти от поверхностного взгляда на "смешное" и "не смешное"; найти глубинную суть того внутреннего смеха, которым владеет господин Казанова. Я отношу себя к категории так называемых "интуистов". Поэтому, интуитивно искал природу смеха моего героя, не прибегая к трюкам и гэгам. Сконцентрировал все на подтексте, на интонации, смысле произносимых слов.

- К какому амплуа вы себя относите?

- Я не люблю и не понимаю этих делений.

- Ну, да. Вы же представитель советской школы. Тогда было принято считать, что актер может и должен играть все.

- Абсолютно с этим согласен! Актер, действительно должен уметь играть все. Но если вы уж так настаиваете, то могу предположить, что отношу  себя, скорее всего, к амплуа романтического героя. Я профессиональные навыки в актерском ремесле сравниваю с высшей математикой. Знание всех технических приемов сравниваю с  математическими формулами, которые помогают решать, казалось бы, даже неразрешимые задачи. Владение этими незримыми формулами - залог успешного результата и в создании характера, и во владении жанром - драмы, комедии, трагедии, мелодрамы.

- То есть, вы хотите сказать, что  в основе вашей профессии лежат те необходимые знания, которые может дать не только театральная школа, но и личная инициатива, граничащая с одержимостью  профессией?

- Именно так. Если ты не влюблен в профессию, как в женщину, которую должен покорить, то результата не жди. С холодным  сердцем, ленивым умом - профессию не покорить. Знание - открывает путь к парадигме. Знание помогает определить матрицу роли. И если этого не знаешь и не умеешь, то  действие исчезает и остается  одно словоблудие. Бессмысленное и скучное.

- Когда вы говорите о формулах, то  подразумеваете  многообразие педагогических наработок в актерской профессии?

- Да. И Станиславского, и Ежи Гротовского, и Питера Брука, и Остермейера, и Вагифа Ибрагимоглы, и личные поиски. Любой из нас, всерьез занимающийся профессией, имеет собственные открытия, наработки, суммированный сценический опыт.

- Так что же тогда есть  Казанова в аспекте сказанного вами?

- Умение грамотно применять формулы.

- Например?

- Ну, вот смотрите. Казанова - персонаж  реально исторический. Если о Дон Жуане говорят, как о собирательном образе , то о Казанове - как о реально существовавшем человеке. Это актеру упрощает процесс работы над образом, потому что есть масса  исследовательских материалов на тему того, кто это был, каким он был, что о нем говорили современники и исследователи его феномена и т.д. и т.д. Дальше учитываем: время, эпоху, нравственные принципы, мировоззрение, правила, принятые в обществе. А отсюда, как на шпагу, насаживаем информацию о: манере и стиле поведения, о дозволенных и недозволенных "вольностях" и т.д. И это все - в арсенал актерских приспособлений.

- Ваш приход в Русский драматический театр был осознанным, или...

- Если честно, то до сих пор не могу до конца понять, как именно это произошло. Я много лет уже не выхожу на театральную сцену. Профессионально живу в кино. Не могу сказать, что не получал предложения из других театров. Получал. Но выбрал Русский драматический, потому, что хотел попробовать себя здесь. На этой сцене. Возможно, мой выбор был связан с давнишней моей профессиональной мечтой сыграть чеховских героев на языке оригинала.

- Кого же из них?

- Дядю Ваню, например. Или - Иванова. Или - Платонова.

- О! Платонов?! "Испорченный человек" , "оригинальный негодяй"? Не поздно ли?

- Нет. Не поздно. Ведь какой  потрясающий  материал? Господин Чехов - это гений, который всему актерскому миру подарил радость постижения таких человеческих глубин, которые редко встретишь у других драматургов. Потому он и мировой классик. То есть - он классик для всего мира.

-  После удачного вашего выхода на сцену  Русского театра, вы стали штатным сотрудником? И  теперь в составе труппы театра?

- Да. Именно так.

- Это странно. Потому, что у вас репутация "свободного художника": со своими капризами, стремлением к независимости, желанием распоряжаться собой и своим временем так, как вам того хочется. А  быть в труппе - значит подчиняться дисциплине. Как с этим?

- (улыбаясь) Будем считать это еще одним творческим экспериментом "капризного" Манафова. Ну, а если серьезно... Я не знаю, кто это говорит. Но, надеюсь, не те коллеги, которых я считаю профессионалами с большой буквы. Да, я люблю свободу, люблю независимость. Но я не анархист, который исповедует все это ради принципа. Все имеет свои пределы. В том числе и стремление к свободе. Если на репетицию положено приходить за 15 минут до прихода режиссера, то актер Манафов будет на этой репетиции за 15 минут. А если надо - и за полчаса до нее. Я "капризный" тогда, когда вижу формальное отношение к процессу репетиции. Думаю, что в нашей профессии это недопустимо. Я требователен к партнерам по сцене ровно настолько, на сколько требователен к самому себе. В том числе и к работникам цехов. Потому, что в этом творческом процессе мы все идем в одной профессиональной связке. Допускаю, что такая манера "общения" может кому-то  и не нравиться.

- Сложились ли у вас отношения с коллективом?

- От вашего вопроса повеяло советским временем. Честно скажу - не знаю. Люблю и ценю профессионалов своего дела. И неважно, чем занимается человек: выходит на сцену, или служит театру за кулисами. Когда есть профессиональное взаимопонимание - это здорово. Уже после первой премьеры ощутил несколько иное к себе отношение. Вместо производственной вежливости появилось  дружелюбное отношение. Так мне кажется. Хотя в самом начале работы этого не было. И это тоже нормально. Процесс "притирки" в коллективе - это результат не одного дня. Все  познается и все познаются во время  работы. В процессе.

- А как руководство относится к вам?

- Наверное, лучше об этом спросить у них. Могу сказать о своем отношении. Я был приятно удивлен очень открытым и доброжелательным ко мне отношением со стороны директора и главного режиссера. С Александром Яковлевичем мы знакомы, и знакомы давно, поэтому я его дружелюбие воспринял, как дружелюбие давно знакомых людей. А вот с директором Адалетом Гасымовичем, я познакомился, придя в театр. Его отношение ко мне приятно удивило. И дело было не в том, что он говорил с известным артистом. Нет. Это вообще его стиль общения с людьми. Гримерка, куда меня распределили, находится рядом с его кабинетом. Это местоположение позволило мне наблюдать, как в течение дня к нему тянутся люди. И актеры, и не актеры. Дверь его кабинета всегда распахнута  и никто не сидит часами, дожидаясь приема. Он как-то умеет распределить себя во времени так, чтобы решать и текущие вопросы, и личные вопросы подчиненных. А главное - он абсолютно и демократично доступен для всех. В нем нет кабинетного снобизма чиновника, который  отталкивает и никакого хорошего результата не дает. Наоборот. Актеры знают, что он решает и решит все их проблемы. И главное - создает комфортные условия для работы. Это для актера самое важное. И я чувствую себя очень спокойно и защищено  в этом театре.

-  А какие впечатления у вас от театра и коллег по сцене?

- Самые положительные. У молодых актеров есть уважение к старшему поколению, есть умение слушать и прислушиваться к советам. Это приятно. Я очень ценю такое отношение и всегда готов прийти на помощь, если надо. Я увидел в работе все цеха театра. И, пользуясь, случаем, хотел бы выразить свою признательность монтировщикам сцены, звуковому цеху, осветителям, помрежу Ирине Михайловне, реквизиторам, гримерам, костюмерам и женщинам пошивочного цеха.

Впечатление о театре складывается еще и от того, как работают  люди и как они относятся к тому, что актеры  делают на сцене. Вот за это понимание и отношение я им и благодарен. И еще. Говорят,  что театр начинается с вешалки. А я скажу - он начинается со служебного входа. И важно, какие там находятся  люди. С их настроения, их выражения лиц, их отношения к тем, кто приходит, чтобы "служить" искусству, а не отбывать репетиционную повинность, начинается каждый творческий день. И я, в течение двух с половиной месяцев приходя на репетиции, получал от этих людей только положительные эмоции. Хорошо работают капельдинерши. Встречая зрителей в зале, они  так милы, предупредительны и дружелюбны, с неизменной улыбкой на лицах, что напоминают мне московских. Все это, я так понимаю, является отражением позиции самого директора. Он задает тон, он организует стиль. Он "служит" своему делу и хочет, чтобы и его подчиненные  поступали так же. Ведь все мы звенья одной цепи.

- Надеюсь, "цепь" - это Искусство?

- Безусловно! А вы что подумали?

А я подумала, что так и не выяснила, чего вы, с вашей репутацией профессионала, ждете от Русского драмтеатра. Вы ведь столько всего переиграли!

- А я как раз таки думал, что уже ответил на этот вопрос. В самом начале нашего разговора. Но скажу так. Не знаю, сколько еще мне отведено человеческой и профессиональной жизни на этой земле, но очень надеюсь, что успею воплотить мечту всей своей профессиональной жизни: сыграть Чехова на языке оригинала. Это для меня не просто мечта. Это важная программа, которая, надеюсь, должна воплотиться. Так что... Мечтаю о роли, мечтаю о спектакле, который будет кружить голову  постановочной идеей и ее  профессиональным воплощением; мечтаю о встрече с интересным режиссером, который поразит не только мое воображение своим замыслом, но и воображение моих коллег. Это счастье - находить единомышленников. Мечтаю, чтобы в одном спектакле  сошлось все - и кассовая заинтересованность, и высокое Искусство! Вот такие мои мечты о реальности.

- Но вы с таким же успехом мечтаете и о роли Ричарда Третьего!

- Мечтаю. Конечно, мечтаю. Но я реалист. Английским мне уже не овладеть настолько, чтобы сыграть эту роль на языке оригинала. Тем более на языке  эпохи Шекспира. Русским же я владею хорошо настолько, что смогу сыграть на сцене Чехова. В одном из интервью директора нашего театра я прочел, что в новом сезоне в театре будет поставлен "Вишневый сад". Это окрыляет мою мечту. Вселяет надежду.

- Слушайте, но Лопахина вам уже не сыграть. Остается только... Гаев? Ну, не играть же вам Симеонова-Пищика, или, скажем, Епиходова?! Разве это интересно?

- Слушайте, а вы, чего такая... дотошная? (смеется) С чего это Гаев вам не нравится? Очень даже любопытный персонаж. Это, знаете ли, смотря с какой позиции посмотреть. Можно и Фирса сыграть так, что об этом только и будут говорить. А можно и Гаева сыграть так, чтобы зал рыданиями  захлебывался. Или - смехом. Главное, что это все Чехов.

Валентина Резникова

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!