История демонстрирует, насколько привлекательной (как в толпе, так и среди предположительно просвещенных умов) может быть безумная риторика угнетения, которая демонизирует некоего воображаемого врага, будь то враги народа, бородатые мусульмане или жупел всемирного еврейства... Оруэлл предупреждал нас о волшебной способности языка уводить нас в сторону, когда взгляд на мир, заложник искусно созданных слов с эмоциональной окраской, направляется манипулированием и ложью. 

Сегодня у нас без конца поднимают вопрос постистины. Не представляют ли собой осуждающие лозунги с критикой ложной толерантности или вынужденного мультикультурализма Запада случай точно такого же рода? 

Доклад Европейского союза на тему чувства дискриминации среди мусульман в Европе служит показательным тому примером. То, что цивильные европейцы до сих пор стыдливо пытались замалчивать и даже больше того, всячески нивелировать в масс-медиа, указывается в самой первой фразе: "Помните, когда вы в последний раз пытались устроиться на работу? Возможно, вы опасались, что недостаточно хорошо владеете компьютером, или тревожились насчет орфографической ошибки в резюме. Тем не менее если вы мусульманин или имеете мусульманские корни и живете в Европейском союзе, одной вашей фамилии может быть достаточно, чтобы вы никогда не получили приглашения на собеседование". В итоге качества каждого человека (владение компьютером, орфографические ошибки) представляются как нечто вторичное, тогда как всех мусульман без разбора (причем их якобы устанавливают по фамилии) не берут на работу лишь потому, что они - мусульмане. Такая общая логика тесно связана с нежеланием возложить на самих европейцев хотя бы часть ответственности за то недоверие, с которым сталкиваются многие мусульмане в странах Евросоюза. Потому что в противном случае это привело бы к "клеймлению". 

По мнению выдающего французского социолога Филипп д'Ирибарна, в основе неоднородности реакций лежит сложность вселенной ислама. Ислам несет в себе то, что сразу же приходит на ум, когда разговор заходит о религии: приглашение в духовный путь, стремление к просвещению душ, прикосновение к тому, что скрыто за видимым горизонтом, призыв задуматься о смысле жизни под взглядом Бога. Тем не менее, пример стран, где он определяет общественную жизнь, указывает и на другую его составляющую: насаждение порядка, который не боится противоречить духу и телу. Две главных черты этого порядка совершенно неприемлемы для утилитарного мышления политиков в Европе, где до сих пор считается, что ислам не принимает свободу совести (как же, согласно догматическому восприятию, мусульманин не может свободно принять другую веру или отречься от ислама), а также живы мифологемы о приниженном и подконтрольном статусе женщины, который, вот ведь как проявляется на самых разных уровнях, от прав наследования до обязательства, отказывается, носить "целомудренную" одежду и запрета выходить замуж за немусульманина. 

Именно это неприятие Запада порождает адекватную реакцию. Что касается мусульманина, о чьей позиции другим ничего неизвестно, он вызывает по отношению к себе определенную сдержанность, от которой не остается и следа, если он дает понять, что подобное неприятие чуждо ему. Риторика трубящей о необходимости скорейшей интеграции стран постсоветского пространства, в том числе и Азербайджана, риторика об исламофобии, в свою очередь, не желает проводить такую черту. Прислушивающиеся к ней мусульмане живут с иллюзией о том, что однажды к ним будут относиться, как и ко всем остальным, хотя они продолжат и дальше заявлять о своей непохожести. 

Это, увы, ни что иное, как добровольный уход от восприятия действительности и самообман. Например, в ряде стран ЕС в погоне за электоратом санкционируется принятие законов, запрещающих ношение хиджаба. 

В Европе усиливаются позиции ультраправых, а антиисламизм уже не ограничивается простыми высказываниями или нападками на мусульман, но и находит отражение в законодательной плоскости. 

Исламфобия и мусульмане становятся политическим инструментом в руках правящих кругов. 

Одним из наглядных примеров тому являются события в Австрии, где у власти находятся ультраправые политики. Напомним, что всего за неделю до выборов парламент Австрии утвердил запрет на ношение хиджаба в средних школах. И это в стране, где численность мусульман превышает 700 тысяч человек. 

В то же время Сенат Франции утвердил изменения в законодательство, запрещающий матерям, сопровождающим учащихся в школьных поездках, носить мусульманские платки. Инициаторы статьи утверждают, что данный шаг призван заполнить правовой пробел по внедрению секуляризма в образовательной системе. 

В Дании сторонники ультраправых сожгли Коран, пытаясь спровоцировать местную мусульманскую общину. 

Прав, тысячу раз прав Президент Азербайджана Ильхам Алиев, выступивший с резким осуждением оголтелой исламофобии и расизма в Евросоюзе. 

"Уже не делается разницы между мужчинами и женщинами. Но мы живем и должны жить в традиционном обществе. Мы должны уважать женщин, беречь, защищать их: не они нас, а мы их. Есть тендерное равенство, и мы принимаем его. Но мы не можем жить за рамками традиционного мышления, пусть об этом знает и молодое поколение. Старших надо уважать, за их возраст. Сегодня некоторые пытаются исключить из нашего лексикона слова "аксакал", "агбирчек", как это происходит в некоторых странах. Смотришь на них и приходишь в ужас. А потом нам советуют интегрироваться. Я однажды спросил, когда Европа еще была охвачена экономическим кризисом, сказал: куда мы должны интегрироваться, в кризис? Куда нам интегрироваться, в общество тех, кто говорит "Стоп Ислам"?!" - сказал глава государства. 

Ильхам Алиев далее озвучил риторический вопрос: "Куда интегрироваться, в общество тех, кто не видит разницы между мужчинами и женщинами?!" 

По его словам, мы ни в коем случае не будем интегрироваться в такую систему ценностей.  

Как всегда, замшелые глашатаи "всемирной демократии", которая, по словам люмпенизированных, маргинальных лидеров нашей оппозиции, всем и вся посылает лучи добра, забились в истерике, огласив своими декадентскими криками локальный ареал социальных сетей. 

Например, председатель ПНФА, он же незабвенный и неутомимый фейсбучный блогер Али Керимли утверждает, что, оказывается, руководство страны де отказалось от политики евроинтеграции. 

Али Керимли манкирует фактами и врет. 

Азербайджан заинтересован в сотрудничестве с ЕС в рамках "Восточного партнерства" на равных. Наша страна не претендует на членство в ЕС, однако мы заинтересованы в укреплении сотрудничества на взаимноприемлемых условиях. 

Такие страны-участники "Восточного партнерства", как Украина, Грузия нацелены на членство в ЕС. Однако Азербайджан заинтересован в интеграции, но не в членстве. 

Еще раз повторим для А.Керимли и ему подобных: Азербайджан нацелен на сотрудничество с ЕС в рамках двустороннего сотрудничества в ряде областей, в том числе и в сфере экономики. 

Процесс сотрудничества с ЕС неправильно называть евроинтеграцией Азербайджана, так как мы расположены на том же континенте, что и страны-члены ЕС. Этот процесс более правильно было бы называть согласием и принятием стандартов ЕС, по которым живут европейские страны.  

Азербайджан - не европейски ориентированная страна, а одна из стран Европы. Мы не интегрируемся в чуждую нам цивилизацию, а принимаем правила и стандарты большинства стран континента, в котором мы сами же расположены. B противном случае мы не были бы членами Совета Европы, наши спортивные федерации, творческие объединения не являлись бы членами европейских ассоциаций, у нас не проводились бы чемпионаты Европы по разным видам спорта, финал Лиги Европы по футболу, песенный конкурс "Евровидение". Нам следует принять, что мы сами Европа и отношения мы строим с нашими европейскими соседями, пусть и дальними. 

То есть, устарелые лики радикальной оппозиции опять "топят" по теме, о которой имеют совершенно минималистические представления. 

Напишем просто, даже очень просто: Азербайджан - европейская страна, мы живем в Европе и потому нам совершенно нет нужды интегрироваться в Европу, твердить о евроинтеграции. 

Мы можем и должны обсуждать только варианты возможной интеграции нашей страны в европейские структуры - такие, как ЕС, НАТО и т.д. 

Что касается манны изобилия и фантастического, быстрого роста нашей экономики в случае глубочайшей евроинтеграции, то и тут вынуждены огорчить безграмотных лицедеев социальных сетей. 

В настоящее время для ЕС наиболее волнующая проблема - это экономика Европы. Европейский союз, полностью отказавшийся от программы реформ, поставил все на иллюзорную денежно-кредитную политику, в то время как экономические, демографические, государственные и политические риски возрастают. 

Проблема еврозоны имеет три аспекта: демографический, высокий государственный и финансовый интервенционизм и отставание в глобальной технологической гонке. 

Если мы добавим политический риск некоторых правительств, которые хотят "наказать" высокоэффективные сектора, субсидируя сектора с низкой производительностью, - мы столкнемся с экономической проблемой, которую невозможно решить с помощью денежных вливаний и низких ставок. 

При нулевых ставках и почти 1,8 триллиона евро избыточной ликвидности проблема Европейского союза заключается не в умеренном глобальном замедлении. Просто подобные благоприятные условия лишь увековечивают неэффективную экономическую модель, действующую в Европе уже много десятилетий. Данная модель предельно эксплуатирует бизнес и общество, не оставляя им запаса прочности и ресурсов для роста и развития. 

В результате умеренное замедление глобального экономического роста может "надломить" слабую экономическую систему Европы, вызвав реальный кризис, который в свою очередь ударит и по мировой экономике, усилив ее проблемы. 

К сожалению, сегодня трудно быть оптимистом в отношении перспектив ЕС и особенно его цели создать "еще более тесный союз". Несмотря на былые достижения, сейчас ЕС страдает от растущей напряженности и некоторых повреждений, которые сам себе нанес. Вероятно, ЕС пройдет через ряд повторных кризисов и внутренних разногласий, также нельзя исключить постепенное, необратимое уменьшение его сплоченности и влияния. 

Сейчас понятно, что решение создать евро было огромной ошибкой, как в свое время предупреждали скептики. Оно было принято больше по политическим, нежели экономическим причинам: чтобы дать новый толчок к единству, более тесно связать объединенную Германию в рамках европейских институций и вывести Европу на более равные позиции с Соединенными Штатами. 

Но как когда-то подчеркивали критики евро, чтобы валютное объединение работало, ЕС не хватает политических и институциональных механизмов. Вместо этого сторонники евро попросту предположили, что члены зоны единой валюты никогда не позволят себе оказаться в серьезной финансовой беде, и если бы это произошло (конечно, так и случилось), они считали, что будет легче создать институции, которых недостает еврозоне. 

Финансовый кризис 2008 года выявил их недальновидность. С того времени как ударил кризис, прошло 11 лет, а ЕС все еще недостает политических институций, необходимых для поддержания настоящего валютного союза.  

Сейчас ЕС переживает серьезную нестабильность на периферии, которая обладает прямыми следствиями для самой Европы. Развал государственных систем Ливии, Сирии, Йемена и стран к югу от Сахары привел к наплыву беженцев, которые пытаются проникнуть в ЕС, а возникновение "Аль-Каиды", "Исламского государства" и прочих экстремистских движений получило тревожный резонанс среди европейского мусульманского населения. Многие политики в странах ЕС теперь вновь хотят отказаться от открытых внутренних границ, которые стали ключевым достижением Единого европейского акта 1986 года.  

Наконец, экономическая стагнация, высокий уровень безработицы среди молодежи и беспокойство по поводу иммиграции также привели к росту евроскептически настроенных националистических партий, отрицающих ключевые принципы, на которых построен ЕС. К этому стоит добавить неблагоприятную демографическую ситуацию в Европе - общая численность ее населения сокращается, а средний возраст быстро растет - и готов рецепт медленного экономического роста, а также роста недовольства основными партиями и существующими политическими институтами. 

Али Керимли вряд ли адекватно воспринимает "еврореальность", ведь ему дан конкретный и ясный приказ о беспробудном критиканстве - иначе он может лишиться и той малой толики надежды на Запад, который так и не хочет ему "помогать".

Эльчин Алыоглу
Заместитель главного редактора Milli.Az
специально для Day.Az