1915-1916 гг. Зверства армян в Турции приводили русских в ужас

24 апреля 2016 00:06

Еще накануне начала военных действий кавказский наместник Н. Воронцов-Дашков предложил правительству на случай войны с Турцией создать армянские вооруженные банды под руководством местных войсковых начальников в Ольты, Сарыкамыше, Кагызмане и Игдыре, а также в Персидском Азербайджане, которые будут подчиняться русскому командованию.

Всю подготовку предлагалось вести тайно, исключительно через консулов и военных начальников, безо всякого участия персидской гражданской и жандармской администрации. Наместник просил также министра иностранных дел С.Сазонова связаться с военным министром о предоставлении в его распоряжение винтовок и патронов, которые будут распределены согласно данному плану, когда военные действия будут уже начаты.

Уже в феврале-мае 1913 года, т.е. когда еще до начала военных действий на Кавказском фронте оставалось полтора года, турецкими пограничными властями были зафиксированы случаи тайного провоза оружия и перехода нескольких групп вооруженных армян из России, через окрестности Джульфы в Персию, с дальнейшим движением их в район Баязета, в Турцию. Обстоятельство это встревожило турецкие власти и вызвало с их стороны распоряжение турецким дипломатическим представителям в пограничных местностях Кавказа выяснить общее настроение армянского населения и установить, не с согласия ли России и не при ее ли поддержке происходят вооружения армян и их приготовления к каким-то выступлениям против Турции.

Одновременно, турецкими властями был установлен строгий надзор за армянами, в особенности, за путешествующими. Досмотру подвергался не только их багаж, но и привозимые в приграничные районы товары. В результате обысков было обнаружено тайно провозимое оружие. При этом виновных армян арестовывали.

Тем не менее, постепенное вооружение армянского населения продолжалось. Как сообщало министерство внутренних дел России, к началу войны армянское население было почти поголовно вооружено новейшим оружием, причем это вооружение продолжалось усиленным темпом.

В телеграммах губернаторов Эрзерума, Битлиса, Трабзона, направленных в сентябре-октябре 1914 года в адрес командования 3-й Османской армии и Министерства внутренних дел, сообщалось об интенсивном вооружении русским военным командованием российских и турецких армян с целью подготовки их к восстанию в тылу турецкой армии на случай начала военных действий России против Османского государства.

После начала военных действий на Кавказском фронте представители армянского духовенства и общественные деятели обратились с призывом к армянам Закавказья и зарубежья пополнить ряды русской армии. Организацию дружин взяло на себя Армянское Национальное Бюро, расположенное в Тифлисе.

Среди записывающихся были армяне с Южного Кавказа, Северного Кавказа, Ростова, Крыма и Бессарабии, Закаспийской области и Туркестана, Румынии и Болгарии, Египта и отдаленной Америки. Таким образом, ко второй половине октября 1914 года были сформированы 4 дружины. Позднее были организованы еще три дружины. Общая численность членов дружин составила около шести тысяч человек. Дружинники были отлично экипированы.

Армянские мятежники поначалу, до вступления русской армии в Анатолию, действовали в классическом партизанском духе, разрушая коммуникации, препятствуя деятельности военных и правительственных органов, проводя террористические акции. Однако, вскоре, после вступления русской армии в пределы Анатолии, масштабы операций армян еще более расширились, приняли карательный характер и сопровождались массовой гибелью мирного тюрко-мусульманского населения. Османы были вынуждены снимать целые дивизии с Западного фронта, чтобы противостоять этой угрозе.

В апреле 1915 года армяне поднимают мятеж в Ване. Вот что телеграфировал об этом 24 апреля Ванский губернатор: "В регионе собралось 4.000 мятежников. Мятежники отрезают дороги, нападают на близлежащие деревни и подчиняют их. В настоящее время множество женщин и детей осталось без очага и дома...".

Американский историк Стэнфорд Дж. Шоу отмечает, что наступавшая в направлении Вана Кавказская армия России включала большое количество армянских добровольцев. Выступив из Иревана 28 апреля, они достигли Вана 14 мая, организовав и осуществив массовое избиение местного мусульманского населения на протяжении двух последующих дней.

Вот как описывает эти события русский военный историк Елисеев: "Он - большой (имеется в виду город Ван - И.Н.), до 200 тысяч жителей. Резко разделен на две, почти равные части: турецкую и армянскую. Но весь турецкий город сожжен армянами. Армянская же часть города совершенно не пострадала. Зная о победном движении русских войск, армяне восстали, выбили из города небольшой турецкий гарнизон и жандармерию и дотла сожгли его".

Трагедия, разыгравшаяся в Ване, нашла отражение также в воспоминаниях дочери великого русского писателя Льва Толстого Александры, которая в годы Первой мировой войны была сестрой милосердия в составе русской армии на Кавказском фронте. Она писала: "Турки осаждали крепость г. Ван, расположенную на высокой горе, где засели армяне. Турки ушли, оставив в городе около 1000 пленных: больных, женщин и стариков. Армяне же из мести спалили весь турецкий квартал города, и так как глинобитные дома трудно загораются, каждый дом поджигали отдельно. Вражда между турками и армянами длилась веками. Жестокости были с обеих сторон, но здесь, в Ване, нам пришлось наблюдать нечеловеческую жестокость армян. Говорили, что армяне отрезали груди женщинам, выворачивали, ломали им ноги, руки, и жертв этой бесчеловечной жестокости я видела лично".

Генерал А.М.Николаев, отряд которого осуществил захват Вана и всей Ванской области, позже писал, что "грабежи, осуществляемые армянскими "добровольцами" в ходе взятия Вана, приобрели столь масштабный характер, что дабы остановить эти преступления, мы вынуждены были создавать полевые суды".

Приказом командующего русскими отрядами генерала А. Николаева в Ване было учреждено губернаторство во главе с армянским вожаком Арамом Манукяном, который должен был подчиняться русскому коменданту гарнизонных войск. Русское командование считало Ван завоеванным русскими войсками городом и не собиралось отделять Ванский вилайет от других земель, занятых по праву войны. Тем самым, армянам давали понять, что не стоит, впадая в иллюзию, рассматривать Ванское губернаторство как некое государственное образование, на базе которого они в дальнейшем могут поднять вопрос о предоставлении им автономии.

Россия уже имела горький прецедент с Болгарией, которая, получив благодаря усилиям царского правительства независимость, вскоре отвернулась от нее и в 1915 году вошла в Четверной союз. Поэтому в Ванском вилайете было принято решение ввести должность военного генерал-губернаторства. Введение этого института означало сосредоточение военной и гражданской власти в руках одного лица, которым, естественно, должен быть русский военачальник. Причем, предлагалось интегрировать Ванскую армянскую администрацию в составе военного генерал-губернаторства, а армянским чиновникам предстояло стать составной, но не главной частью администрации.

Однако, Ванское генерал-губернаторство так и не было создано, а армянская администрация города Вана просуществовала около 70 дней. 23 июля 1915 года русские войска оставили Ван, а вместе с этим была ликвидирована армянская администрация города. Однако, турецкий прорыв оказался недолговечным, и в авrycтe 1915 года турки были вынуждены вновь уступить Ван русским.

Сразу же после вторичного занятия Вана армянские дружины вновь стали заниматься грабежом и насилием. Об этом в своей телеграмме от 9 августа 1915 года генералу Н.Юденичу писал генерал от кавалерии Калитин: "Войсковые начальники доносят, что в их район проникают армяне-дружинники, вооруженные винтовками и без всяких документов. Есть сведения, что они занимаются грабежом. Прошу распоряжения, чтобы армяне-дружинники не пропускались из своих дружин без письменных документов от своих начальников".

В начале марта 1916 года русские заняли Битлис. Здесь их также сопровождали иррегулярные колонны армян, полные решимости сокрушать все на cвoeм пути. Как пишет американский историк Дж. Маккарти, "ужасы Вана повторялись в Битлисе. За мусульманами - мужчинами, женщинами, детьми - развернулась настоящая охота, их убивали прямо на улицах. Деревенские жители, спасавшиеся от наступающих армий интервентов, истреблялись на дорогах армянскими партизанскими частями. После того, как турки вернули Битлис, османская следственная группа, опросив уцелевших беженцев и осмотрев руины, сообщила о результатах расследования. 14 мечетей, в том числе центральная большая мечеть, и другие религиозные здания были стерты с лица земли. Одна мечеть уцелела только потому, что была превращена в конюшню. Были разрушены главные коммерческие и военные склады, все правительственные здания, так же как и большинство мусульманских домов. Город лежал в руинах".

В телеграмме начальника штаба Кавказской армии от 17 марта 1916 года отмечалось, что в целях расследования зверств армянских дружинников в отношении местного турецкого населения командующему Битлисской армии был направлен запрос. Речь здесь шла о 2 тысячах человек турецкого мирного населения, истребленного армянами в Битлисе.

Командующий Битлисской армией генерал Абациев по этому поводу отмечал: "Что же касается армянской дружины, где имеется много турецко-подданных армян, то на третий день по занятию Битлиса, ввиду непрекращающихся случаев насилия дружинников над мусульманами, я вынужден был вывести эту дружину из города и отправить ее на этапную линию Битлис-Муш. Командовал этой дружиной Андраник".

Таким образом, уже в начале военных действий на Кавказском фронте русское командование стало свидетелем безобразного поведения членов армянских дружин, которые вовсе не считались с ними. Об этом неоднократно в своих докладах начальству указывали русские военные чины различного ранга.

После занятия русскими войсками весной 1916 года Эрзерума и установления русской армией полного контроля над стратегическими районами Восточной Анатолии русское командование решило расформировать армянские дружины. Тем более, что письма, поступавшие с мест, в которых сообщалось о многочисленных фактах неповиновения и преступлениях армянских дружин, окончательно переполнили чашу терпения русского военного командования.

Русское командование ясно осознавало, что армянские добровольцы, состоящие в своем большинстве из членов партии "Дашнакцутюн", являясь людьми с весьма темным прошлым, путем уклонения от боя, дезертирства, членовредительства и политиканства, будут действовать растлевающим образом на русскую армию. Главноначальствующим Кавказской армией было признано необходимым взамен дружин создать чисто воинские организации - армянские стрелковые батальоны под командой строевых русских офицеров.

Ильгар Нифталиев

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!