"Историческая призма": Как Армения шла к оккупации Карабаха - от "холодной" фазы к "горячей"

19 июля 2012 08:15 комментариев

Карабахский конфликт - один из старейших на постсоветском пространстве - зародился в своей нынешней форме в связи с масштабными геополитическими преобразованиями, которые произошли на Южном Кавказе после распада Российской империи. Начиная с этого момента и на протяжение ХХ века конфликт тлел и разгорался, переходя "в горячие" и "холодные" фазы.
 

Начиная с этого момента и на протяжение ХХ века конфликт тлел и разгорался, переходя "в горячие" и "холодные" фазы

Первый этап "горячей" фазы конфликта берет начало с образования независимых национальных государств на Южном Кавказе в 1918 году и продолжался до его советизации весной 1921 года. Причиной тому стало несовпадение национальных границ с границами бывших губерний Российской империи, в результате чего новообразованные молодые республики предъявляли друг другу взаимоисключающие территориальные требования.

Второй этап "горячей" фазы конфликта начался в 1988 году, трансформировавшись после распада СССР из внутригосударственного в межгосударственный военный конфликт и завершился с прекращением огня в мае 1994 года, вновь перейдя в "холодную" фазу. На этом этапе причиной конфликта становится попытка Армении военным путем отторгнуть Нагорный Карабах от Азербайджана. "Холодная" фаза конфликта в основном приходится на советский период истории и вызвана, прежде всего, превращением прежних межгосударственных границ Южного Кавказа во внутренние административные, частой их перекройкой и созданием по следу прежних конфликтов автономных единиц в составе союзных республик.

"Холодная" фаза конфликта охватывает период между 1921-1988 годами. В этот период кровавым войнам предыдущих лет был положен конец. В условиях возвращения Москвой себе роли арбитра в межнациональных спорах конфликт сдерживался мощной советской репрессивной инфраструктурой и авторитаризмом власти. Любая попытка силовым путем передвинуть границы или завоевать новое жизненное пространство была чревата самыми тяжелыми последствиями для её инициаторов. В то же время конфликтный потенциал предыдущих лет продолжал сохраняться и временами выплескивался, однако, теперь не распространялся за пределы мест их возникновения и в условиях информационной цензуры тушился властями, так и не выйдя из латентного состояния.
 

С образованием автономной области в Нагорном Карабахе в 1923 году конфликт постепенно тлеет, исключая отдельные случаи, в основном связанные с требованиями представителей армянского населения соседних с НКАО уездов Азербайджанской ССР присоединить их селения к автономной области, с вопросами землепользования, а также на бытовом уровне. Со второй половины 20-х годов, в условиях ужесточения политического режима в СССР, конфликт находится в состоянии "клинической смерти", которая отступает с окончанием Второй мировой войны.
 

Со второй половины 20-х годов, в условиях ужесточения политического режима в СССР, конфликт находится в состоянии "клинической смерти", которая отступает с окончанием Второй мировой войны

Период "холодной" фазы конфликта характеризуется также ползучей аннексией Арменией азербайджанских земель в Карабахе, Газахе и Нахчыване в ходе административно-территориальных размежеваний на Южном Кавказе в 20-е годы. Послевоенная "холодная" фаза конфликта пережила наиболее острые этапы в 1945 и 1965 гг. В первом случае обострение ситуации совпало с планами Москвы расширить свои южные границы за счет пересмотра отношений с Турцией. Во втором случае, на обострение ситуации оказывает влияние санкционирование советским руководством проведения мероприятий в Армянской ССР, посвященных 50-й годовщине т.н. "геноцида армян", якобы имевшего место в 1915 году на территории Османской империи.

Одновременно идет процесс формирования Карабахского движения, который постепенно охватывает различные слои Армении. Первоначально он находит выражение в многочисленных обращениях, письмах в адрес партийного руководства в Москве, которые в силу информационной закрытости СССР, не попадали в фокус публичного внимания. В то же время это было показателем того, как думали армяне и как функционировал Советский Союз: они никогда не обращались за решением проблемы в Баку, столицу Азербайджана.

Определенный всплеск "войны нервов" в период "холодной" фазы конфликта вокруг Нагорного Карабаха наблюдается после ХХ съезда в 1956 году и до начала 60-х годов, т.е. в условиях потепления политического климата в СССР и на пике борьбы советского партийного лидера Хрущева с пережитками сталинизма; во время трагических событий в НКАО в 1967 году; в 1973-1977 годах, в связи с проведением 50-й годовщины образования НКАО, после Пленума Обкома НКАО в марте 1975 года и накануне принятия третьей Конституции СССР в 1977 году.

Начало последней "горячей" фазы конфликта в 1988 году совпало с периодом горбачевской перестройки и гласности, когда данная проблема впервые вырвалась на страницы союзной и республиканской прессы, выйдя тем самым из латентного состояния и став объектом широкого обсуждения. Впервые, начиная с 1920-х годов, не в закрытых кабинетах или в ходе застолий, а открыто на официальном уровне было выдвинуто требование изменить административно-территориальное устройство советского государства, являвшееся одной из главных истин, на которых держался "нерушимый союз". Одновременно, впервые руководство Армении, наряду с политической поддержкой сепаратистского движения в Нагорном Карабахе, предприняло конкретные юридические шаги по воссоединению НКАО с Арменией. Советское руководство оказалось не готовым к низовой самодеятельности тех самых "трудящихся масс", от имени которых оно выступало. Это немедленно спровоцировало вооруженный конфликт между республиками в составе СССР, первый за всю его историю. Карабахская проблема не имела на постсоветском пространстве аналогов по размаху, ожесточённости и продолжительности боевых действий. Тогда же дефиниция "Карабах" стала нарицательной для обозначения любого вооружённого конфликта, своего рода "лабораторией" будущих конфликтов на межнациональном уровне на территории бывшего СССР.
 

Тогда же дефиниция "Карабах" стала нарицательной для обозначения любого вооружённого конфликта, своего рода "лабораторией" будущих конфликтов на межнациональном уровне на территории бывшего СССР

Сегодня, спустя 24 года после начала очередной "горячей" фазы конфликта Азербайджан и Армения так и не нашли компромисса в Карабахском вопросе, несмотря на кажущиеся активными усилия международных посредников. Представители внешних игроков, осуществляющие ныне посредническую миссию, в большей степени имитируют "бурную деятельность", чем приближают Карабахский конфликт к разрешению. Хотя порой кажется, что вот-вот, на каком-то очередном трехстороннем саммите на высшем уровне будет зафиксирована "дорожная карта" с четкими формулировками, и карабахское "досье" будет сдано в исторический архив. Но воз и ныне там, хотя переговорная динамика не прекращается. 

Ильгар Нифталиев, ведущий научный сотрудник Института Истории им. А.А.Бакиханова, доктор философии по истории

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!