Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад во вторник сделал неожиданное заявление о нехватке в бюджете правительства страны средств, и поэтому оно не сможет выделить бюджет многим организациям. Это заявление Ахмадинеджада было неоднозначно встречено как в стране, так и за ее пределами.

Еще в июне прошлого года во время введения санкций против нефтяной и банковской системы Ирана страны Запада считали новые санкции достаточно действенными для приостановки ядерной программы Ирана, и последнее заявление Ахмадинеджада, на первый взгляд, создает впечатление, что санкции действительно подействовали на Иран. В частности, снижение за последние месяцы вдвое курса национальной валюты страны ясно показало влияние санкций.

Спикер иранского парламента Али Лариджани на прошлой неделе заявил журналистам, что санкции всего на 20 процентов подействовали на страну и что 80 процентов проблем, возникших в экономической сфере страны, произошли из-за проблем, существующих в управлении страной.

Однако Ахмадинежад в противовес позиции, которую он занимал ранее (различные выступления о неоказании давления санкций на страну), выступив на пресс-конференции, проведенной на прошлой неделе, впервые заявил о необоснованности утверждений Лариджани и подтвердил влияние санкций на иранскую экономику.

С тех пор как Иран впервые начал заниматься производством нефти прошло 103 года. Бывший замминистра нефти во время первого президентства Махмуда Ахмадинеджада Акпер Туркан пятого сентября сказал, что за семилетний период президентства Ахмадинеджада (2005-2011) нефтяные доходы составили 531 миллиард долларов, а это половина нефтедоходов, полученных страной от продажи нефти за 103 года.

Согласно годовому отчету ОПЕК, с 2005 по 2011 год нефтяные доходы Ирана составили более 500 миллиардов долларов.

Наряду с этой идеальной прибылью, в докладе Международного валютного фонда от девятого октября указано, что экономическое развитие Ирана в 2012 году по сравнению с прошлым годом упало на девять процентов, а инфляция составила более 25 процентов.

Кроме того, за прошедшие семь лет рыночная ликвидность возросла в шесть раз и достигла 4 000 триллионов риалов. Если в начале 2010 года курс иранского риала по отношению к иностранной валюте составлял 10 тысяч 400 риалов, то сегодня эта цифра на свободном рынке достигла 35 тысяч риалов. Все это демонстрирует безуспешность администрации Ахмадинежада в экономической сфере.

Помимо всего, до применения Европой и США новых экономических санкций против Ирана, еще в 2011 году, развитие экономики Ирана составило два процента, а инфляция превысила 20 процентов.

Темкин Джафаров, обозреватель Trend