В рамках рубрики "Воскресное чтиво" Day.Az представляет рассказ "Путешествие в обратно" нашего постоянного читателя Искендера Шекинского.

Мы призываем наших читателей продолжать посылать свои произведения на электронный адрес office@day.az.

Погожий вчера денек задался. Солнышко пригревало. А в тени, как и подобает, прохлада освежала. Бульвар был свободен и бесподобен, а ветерок северный совсем даже не мешал. Напротив кукольного театра, на другой стороне улицы в кафе "Париж" выпил кофейку. Вкусно. Много красивых женщин вокруг - стильные, гламурные, все в "черном". Одним словом - лепота. Что делать дальше?

...С момента выписки из родильного дома я живу у бабушки. Точнее у тети (маминой сестры). Она на своих плечах вынесла несколько семей по время ВОВ, и потому меня мама настоящая подарила своей сестре. С детства я знал, что есть мама и мама. Пять дней я жил у мамы-тети, а суббота и воскресенье были в распоряжении настоящих родителей. Сегодня никого не осталось у меня из родственников. Наикруглейший сирота...

...Дальше решил прогуляться еще, дабы накрутить еще пару километров на природный спидометр - диабет штука страшная, невидимая смерть, если не двигаться и не соблюдать диету. Волею судьбы пошел по маршруту, которым я шел к маме с папой в пятницу после уроков - по улице З.Алиевой. Родительский дом (бывший) находился над бывшим же "Кафе матери и ребенка" (сегодня "Эмпорио Армани")...

...Мама-тетя возмущалась, когда меня в воскресенье вечером возвращали ей. Весь был пропитан табачным дымом, так как папа, обычно, по субботам устраивал дома преферанс с дядей Мариком Гоберманом, дядей Юликом и супругой его. Играли по копейке, а ор стоял на всю округу. "Марик, ты бездарный игрок! Ну как можно было идти с маленькой пики???" - кричал отец. "Икмет - ты не знаешь, что такое творчество! Вызубрил каноны и шпилишь по ним", - отвечал дядя Марик. Юлик с женой тихонько про себя посмеивались, а игра снова и снова продолжалась. Я научился префу, именно наблюдая за жаркими баталиями. На обед, обычно, был плов во искуснейшем исполнении мамочки. Лепота...

...Я шел тупо вперед и не узнавал свою улицу. Нет, здания все те же, но вот чего-то точно не хватало. Не было многого - прошло много лет, и вспомнить все было невозможно. Точно нет уже Гидрометцентра и водяной будки, встроенной в его фасад. Нет и старого, доброго ЖЭКа. Да и "Кафе матери и ребенка" кануло в Лету. Но есть бутики, бутики, бутики...

...Мехелле наш был прекрасным. Люди различных профессий - от дворничих и таксистов, карманников и проституток до именитых спортсменов (борцы М.Дадашев и И-П.Дадашев, легендарный тренер Хосы, боксер - полковник милиции Рафик Иманов), композитора А.Меликова, генерала от космонавтики К.Керимова, учителей, преподавателей ВУЗов, врачей и т.д. Мой младший брат (он жил с папой и мамой) явно завидовал мне, так как такого пацанского братства у них в районе не было, да и не могло быть. Футбол, казаки-разбойники, а более взрослыми уже, гулянки с девочками, пляж и т.д. Все за одного - один за всех. Били нас - и мы били. Мы просто все были братьями. Спасибо вам, пацаны, за мое по-настоящему счастливое детство. Юность и молодость...

...Я подошел к дому родительскому и встал у входа во двор. Смотрел и смотрел в узкое пространство, словно сейчас Назим покойный спустится во двор, вскоре другие пацаны подтянутся, и мы начнем банальный футбол. А Лидия Тихоновна (бабушка Рашиды Бейбутовой) или начнет ругаться, мол, мы мешаем Радочке заниматься, или же выплеснет на нас тазик воды. А вот сию минуту вернется с Бульвара Салех Балаевич Годжаев (старый большевик, бывший ректор АзИИ, а генерал Мурсалбеков, директор Ипподрома, дедушка Рады, всем раздаст пригласительные на открытие сезона...

...И в Мехелле практически никого не осталось уже. Кто умер, кто переехал. Кто в тюрьме, а кто-то случайно разбогател и переехал в богатые кварталы. Новые дети не играют в наши игры. Они не играют на улице вообще. Хотя нет - интернет-клуб забит всегда. Агсаккалов тоже не осталось. Смешно сказать, но именно мы, дети 50-х, сегодня и есть агсаккалы Мехелле. Да уж...

...Я так и не зашел во двор отчего дома. Ибо нет уже оного. В результате финансовых операций, неудачных, конечно же, квартира потеряна. Навсегда. Она в 1958 году досталась отцу от деда моего, легендарного генерала милиции, которого в 1937-ом по "бесплатной путевке" отправили в "санаторий" на Колыму, а в 1955 году реабилитировали. Дом этот так и назвали - "Дом реабилитированных". А теперь нет уже этой квартиры. Милой, родной...

Ушел я оттуда. Раздосадованный, немного романтичный, немного злой. А в голове вертелись строки из стихотворения Гены Шпаликова...

По несчастью или к счастью,

Истина проста:

Никогда не возвращайся

В прежние места.

Даже если пепелище

Выглядит вполне,

Не найти того, что ищем,

Ни тебе, ни мне.

Путешествие в обратно

Я бы запретил,

Я прошу тебя, как брата,

Душу не мути.

А не то рвану по следу -

Кто меня вернет? -

И на валенках уеду

В сорок пятый год.

В сорок пятом угадаю,

Там, где - боже мой! -

Будет мама молодая

И отец живой...

15 000-dək krediti 15 dəqiqəyə əldə et!