"Историческая призма": 1878 г. Армянский вопрос начался с унижения армян

5 ноября 2014 07:45 комментариев

Тяжелое поражение Османской Турции в русско-турецкой войне 1877-1878 годов явилось мощным катализатором роста сепаратистских настроений среди армян-подданных Османской империи, которые выступая по традиции в роли пятой колонны, в течение всей военной кампании оказывали содействие наступающей русской армии.

Когда после окончания войны начались русско-турецкие переговоры относительно заключения мира, армянская церковь во главе с константинопольским патриархом Нерсесом Варжапетяном обратилась к полномочному представителю России на переговорах Н.П.Игнатьеву с просьбой о включении в текст соглашения отдельной статьи о предоставлении армянам азиатской Турции самоуправления.

Результатом этих переговоров явилась XVI статья Сан-Стефанского договора, подписанного 3 марта 1878 г. В ней отмечалось, что "Блистательная Порта обязуется осуществить, без замедления, улучшения и реформы, вызываемые местными потребностями в областях, населенных армянами, и оградить безопасность последних от курдов и черкесов".

Таким образом, название "армяне" впервые было включено в международный договор и т.н. "армянский вопрос" отныне стал дежурным в международных отношениях.

Таким образом, название "армяне" впервые было включено в международный договор и т.н. "армянский вопрос" отныне стал дежурным в международных отношениях

Сан-Стефанский договор вызвал немалый переполох в европейских дворах, обеспокоенных чрезмерным усилением России на Востоке. Поэтому Австро-Венгрия и Англия потребовали созыва международного конгресса для пересмотра решений Сан-Стефанского договора. Местом проведения будущего конгресса был выбран Берлин, а председателем - германский канцлер Отто фон Бисмарк, пообещавший сыграть роль "честного маклера".

Берлинский конгресс явился крупнейшим международным событием XIX века. В течение месяца - с 13 июня по 13 июля 1878 года - вершители судеб мира пытались найти решение "Восточного вопроса" (раздел Османской Турции). Его работу освещали корреспонденты восьмидесяти крупнейших мировых газет.

В Берлин прибыли представители России, Германии, Англии, Австро-Венгрии, Франции, Италии и Турции. Греция, Румыния, Сербия, Черногория, Болгария и Персия не получили возможности равноправного участия в конгрессе. Только греки и румыны были выслушаны на отдельных заседаниях. Остальные, в том числе и армяне, вынуждены были довольствоваться встречами с различными делегациями вне конгресса.

После получения известия о созыве международного конгресса, армянское Константинопольское патриаршество в марте 1878 года направило в Санкт-Петербург и Европу миссии, которые должны были заручиться поддержкой великих держав в вопросе проведения армянских реформ. Хотя в Санкт-Петербурге им не удалось получить прямой поддержки от царского правительства, однако европейские лидеры в Риме, Париже и Лондоне дали армянским волонтерам громкие обещания.

Хотя в Санкт-Петербурге им не удалось получить прямой поддержки от царского правительства, однако европейские лидеры в Риме, Париже и Лондоне дали армянским волонтерам громкие обещания

Одновременно армянские религиозные деятели, из которых в основном и состояли волонтеры, стали ломать голову над различными вариантами проектов преобразований для армянского населения Азиатской Турции, которые собирались представить на конгрессе в случае положительного решения вопроса.

С самого начала Берлинский конгресс построил свою работу на постатейном рассмотрении Сан-Стефанского договора. Причем, когда возникали спорные моменты, то дискуссии прекращались, и переговаривающиеся стороны удалялись в закулисные обсуждения, на которых и принимались основные решения, которые затем выводились на конгресс и фиксировались в виде отдельных статей Берлинского трактата. Поэтому протоколы заседаний конгресса не отражали ясной картины развернувшейся дипломатической борьбы.

"Армянский вопрос" стал объектом обсуждения лишь при рассмотрении вопроса о новой русско-турецкой границе в Азиатской Турции. В результате, по русско-турецкой границе в малоазиатских провинциях была принята следующая формулировка: "Блистательная Порта уступает Российской Империи в Азии территории Ардагана, Карса и Батума с портом последнего".

В то время, как великие державы, посматривая друг на друга, делили Османское наследство, армянские волонтеры искали контакты с сильными мира сего, прибывшими в немецкую столицу. Особые надежды армяне связывали со встречей с председателем конгресса О.Бисмарком. Однако Бисмарк не захотел их принять и через своего секретаря, доктора Буша, сообщил, что как председатель обязан оставаться нейтральным.

17 июня армянские представители получили телеграмму из Константинополя о необходимости встречи с английским премьером Б.Дизраэли. 20 июня к армянским делегатам явился секретарь английского премьера и сообщил, что премьер из-за загруженности не может их принять и просит сообщить свои вопросы письменно. Встреча с английским премьером состоялась лишь 29 июня на вечере во французском посольстве при посредничестве персидского посла в Лондоне Мелкон-хана. Премьер поставил условие не обсуждать политических тем и лишь поинтересовался монашеским облачением (клобука) армянского архиепископа М.Хримяна (в будущем армянский католикос), найдя в нем сходство с клобуками монахов горы Атос (горная вершина в Греции) и поинтересовался, существует ли между ними какая-либо связь.

Премьер поставил условие не обсуждать политических тем и лишь поинтересовался монашеским облачением (клобука) армянского архиепископа М.Хримяна

На следующий день после своего приезда в Берлин армянские представители посетили также турецкого посла в Берлине. Посол порекомендовал армянским делегатам в своих претензиях к османскому правительству ограничиться лишь требованием о назначении вали-армянина, заявив при этом: "Если для вас достаточно назначение губернатора-армянина, то я могу сразу же телеграфировать о вашем пожелании до европейского вмешательства".

Однако армянские волонтеры отказались от этого предложения, отметив: "Высокая Порта сегодня может назначить армянина вали, а завтра может снять и, что армянам нужно, чтобы Европа стала гарантом".

Циничность армян, подданных Османской империи, вынудило впоследствии руководителя турецкой делегации на конгрессе отвергнуть предложение своего коллеги и телеграфировать султану о необходимости срочного отзыва армянской делегации. Вскоре армянские представители встретились с министром иностранных дел Франции Вадцингтоном, который успел ознакомиться с программой реформ, подготовленной армянскими представителями, и заявил, что она "есть не что иное, как стремление к независимости под личиной благопристойности".

В то же время, французский министр посоветовал армянским делегатам подготовить от своего имени меморандум и вместе с обращением патриарха направить всем главам делегаций, участвовавших в конгрессе. Армяне могли быть довольны, поскольку им впервые на столь авторитетном международном форуме разрешили официально представить свои политические требования.

25 июня 1878 года армянский меморандум был представлен на конгресс. В нем, в частности, говорилось: "Армяне... желают иметь те административные улучшения, которые должны быть предоставлены христианским народам Европы... Мы не требуем политической свободы и вовсе не хотим отделиться от турецкого правительства. Мы хотим в части Турецкой Армении... иметь армянского вали, который будет назначен Высокой Портой с одобрения государств".

Обсуждение XVI статьи Сан-Стефанского договора началось 4 июля 1878 года на двенадцатом заседании Берлинского конгресса. Вот как был представлен этот исторический момент в его протоколах: "Лорд Солсбери (министр иностранных дел Англии) в это время предлагает заняться XVI статьей Сан-Стефанского договора. Его превосходительство готов был признать последние три строчки этой статьи, которые касались предоставляемых армянам преобразований, если конгресс согласится зачеркнуть первые три строчки статьи, по которым уход русских войск связан с введением этих преобразований со стороны Высокой Порты".

Таким образом, английский представитель убирал из текста статьи те строчки, которые связывали вывод русских войск с осуществлением преобразований в Малой Азии

Таким образом, английский представитель убирал из текста статьи те строчки, которые связывали вывод русских войск с осуществлением преобразований в Малой Азии. Ликвидировав первые три строчки статьи, лорд Солсбери предложил следующую редакцию: "Блистательная Порта обязуется осуществить без замедления улучшения и реформы, вызываемые местными потребностями в областях, населенных армянами, и оградить безопасность последних от курдов и черкесов. Кроме того, она (т.е. Высокая Порта) в дальнейшем придет к соглашению с шестью державами, подписавшими договор по поводу своих обязательств и необходимых средств для их осуществления".

Вынесение за рамки статьи первых трех строчек фактически лишала армян опоры на военное присутствие русской армии, которую они рассматривали своим единственным гарантом при проведении реформ. Однако лорд Солсбери, скорее всего, так не думал. После того, как делегаты конгресса ознакомились с его предложением, он заявил, что "армянские интересы должны быть защищены и цель его предложения заключается в том, чтобы дать им надежду в непосредственном проведении и в расширении этих преобразований в будущем".

6 июля 1878 года армянских волонтеров принял министр иностранных дел России А.М.Горчаков, который заявил: "Вы представили ряд требований, как например, армянское самоуправление и т.д., которые выходят за рамки полученных мною предписаний, и я не могу обещать, что буду защищать их".

7 июля 1878 года армянские представители вновь явились в русское представительство, где их опять ожидало разочарование. Заместитель Горчакова на переговорах, посол России в Англии П.А.Шувалов заявил на приеме: "Конгресс не имеет времени заниматься вашим вопросом. Князь Бисмарк хочет поскорее завершить работу конгресса". В ответ армянские делегаты предложили Шувалову представить на конгрессе свой вариант реформ: "Армения должна быть организована под управлением армянина вали. Вали должен назначаться Высокой Портой с согласия держав". Шувалов принял армянский проект, однако вновь выразил свои сомнения по поводу возможностей его признания со стороны конгресса.

9 июля 1878 года на заседании конгресса председательствующий дал слово лорду Солсбери, который зачитал 61 статью Берлинского трактата, составленную представителями Великобритании и Турции. Она гласила: "Блистательная Порта обязуется осуществить без дальнейшего замедления улучшения и реформы, вызываемые местными потребностями в областях, населенных армянами, и обеспечить их безопасность от черкесов и курдов. Она будет периодически сообщать о мерах, принятых ею для этой цели, державам, которые будут наблюдать за их применением". Статья эта была принята без обсуждения.

Степень разочарования армян итогами конгресса наиболее точно изрек раздосадованный архиепископ М. Хримян: "Европейцы не сочли нас за людей"

Таким образом, разрешение т.н. "армянского вопроса" передавалось Османскому правительству, а европейские державы получали дополнительный повод для своего вмешательства в дела Турции. Степень разочарования армян итогами конгресса наиболее точно изрек раздосадованный архиепископ М. Хримян: "Европейцы не сочли нас за людей". Откровенным издевательством для армян стали слова Бисмарка, сказанные Хримяну, что "надо являться на конгресс не со смиренным прошением, а опираясь на победный меч".

Таким образом, 61 статья Берлинского тракта отбирала у России право единоличного решения т.н. "армянского вопроса" и передавала его "европейскому концерну", который брал на себя коллективное обязательство и давал гарантии его скорого решения. Однако, дальнейшее развитие международных отношений показало, что великие державы использовали т.н. "армянский вопрос" исключительно в своих узко политических интересах.

В то же время, итоги Берлинского конгресса заложили основу раздвоенности зарождающегося армянского национализма, с одной стороны - искавшего содействия у христианского мира и постоянно к нему обращавшегося, а с другой - использовавшего для реализации своих авантюристических целей метод вооруженного террора, который сопровождался неисчислимыми безвинными жертвами среди мусульманского населения Османской Турции и царской России.

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!