Как отметил, комментируя журналистам итоги года новой власти, политолог Нерсес Арутюнян, только добившись серьезного прогресса в переговорах с Баку, Никол Пашинян может получить время и ресурсы для закрепления своей легитимной власти. "По большому счету, у Пашиняна есть только один вариант остаться в истории Армении в качестве национального "лидера позитивных перемен" - это решить карабахский вопрос", - заявил политолог.

Очень здравая мысль, и Никол Пашинян, по-видимому, ее разделяет. Если на первом этапе его премьерства он пытался убегать от карабахской темы, то теперь он бежит от темы отсутствия реальных перемен и пытается спрятаться от критиков за Карабахом. Премьер понял, что карабахский вопрос - это долгоиграющая пластинка, и пока она играет, граждане не будут спрашивать у него, почему их жизнь не стала лучше, несмотря на все его невыполненные обещания.

Недавно, в ходе встречи с профессорско-преподавательским составом и студентами факультета экономики и управления ЕГУ Пашинян коснулся урегулирования карабахского конфликта и сделал, как пишет Первый Информационный, примечательные замечания. Премьер, в частности, отметил, что у него есть представление о том, как должен быть решен карабахский вопрос, но это не должно быть лишь по его представлению: "Мы, как нация, народ, государство, должны четко сформулировать, как мы представляем решение карабахского вопроса. Самое странное то, что до сих пор у нас не было общественного дискурса. Вы отправляете меня на переговоры, чтобы решить карабахский вопрос, но не говорите мне: пойдешь и решишь карабахский вопрос - вот так".

В этих словах премьера армянские аналитики не без причины увидели желание Пашиняна свалить ответственность за карабахское урегулирование на общество. А лучшго спсоба для этого ,чем референдум, не найти.

По мнению политтехнолога Вигена Акопяна, у него складывается впечатление, что Пашинян готовит какой-то вариант, связанный с референдумом по карабахскому вопросу. Если Пашинян имеет в виду вариант референдума, то это, по словам Акопяна, означает, что ответственность за этот политический курс должен нести каждый гражданин Армении. В то же время эксперт считает, что взваливать часть бремени ответственности на плечи народа не является приемлемым вариантом.

Тем не менее, в экспертных кругах уже обсуждаются варианты и настроения в обществе. Никто, конечно, не ожидает, что армянское общество вдруг прозреет и выступит за прекращение оккупации чужих территорий. И потому в качестве вариантов вопросов для референдума рассматриваются "присоединение" и "независимость".

Такие планы Еревана не могут не удивлять. А планы, несомненно, есть. Пашинян именно это имел в виду, утверждая, что не знает, чего хочет общественность Армении в связи с карабахским вопросом. Проведя референдум, он убьет сразу двух зайцев - взвалит ответственность за принятое решение на граждан и избавит себя от необходимости отвечать за последствия перед посредниками. Какое бы безумное решение не утвердил референдум, Никол сможет сказать: это не я, это армянский народ.

Никол Пашинян с первых дней своей власти постоянно говорит о том, что будет принимать решения вместе с народом. Однако ни одного решения путем народного вече им пока что принято не было. Все решения принимаются на заседаниях правительства и парламента, и о многом тот самый народ даже не всегда информируется.

Почему же такая "честь" досталась именно карабахскому конфликту?

Ответ кроется в цитате политолога Арутюняна, с которого мы начали. Никол Пашинян, проваливший все, понимает, что единственным спасением для его власти является разрешение карабахского конфликта. Разрешение в интересах Армении, которое в принципе невозможно.

Будет референдум или нет, неизвестно, но возникшая в армянском дискурсе тема имеет куда более интересные моменты, чем моральные страдания Пашиняна. Его планы обезопасить себя путем "всенародного волеизъявления" выдают Армению с головой и ставят крест на его собственных заявлениях о непричастности Еревана к конфликту.

Какое право народ Армении имеет решать судьбу Карабаха? На уровне международных организаций и документов четко зафиксировано, что захваченные в настоящее время армянами земли являются международно признанной территорией Азербайджана, то есть территорией чужого государства. Нет, если Пашинян хочет признаться в оккупации, тогда другое дело, тогда ситуация меняется, и он действительно может спросить свой "гордый народ", возвращать ли Азербайджану его земли обратно или нет. Но вот в чем проблема - результаты подобного всенародного опроса могут поставить его в еще более сложное положение, чем сегодня. Пока он может как-то маневрировать, а как он будет выкручиваться, если этот самый "гордый народ" прикажет ему не возвращать ни метра земли или выскажется за присоединение Карабаха? Или он рассчитывает, что одурманиваемая националистами три десятилетия армянская общественность вдруг очнется? Это вряд ли.

В любом случае ответственному за всю политику страны главе Армении следует помнить, что, "посоветовавшись" с народом, он не сможет просто так развести руками, мол, граждане решили, и считать вопрос закрытым. На этот случай найдется очень серьезный противовес в виде референдума в 10-миллионном Азербайджане, на котором будет поставлен только один вопрос: кто за войну?

Впрочем, Баку не потребуется никакой референдум для решения подобного вопроса. Во-первых, потому что азербайджанский народ доверяет своим властям. А, во-вторых, потому что руководство Азербайджана не боится трудных решений и умеет брать ответственность за них на себя. И в этом, а не только в мощи армии, сила нашей страны.

Зульфугар Ибрагимов