«Историческая призма»: 1915 год. Армяне - против дашнаков

23 сентября 2015 06:00 комментариев

Когда в 1912 г. более 1000 членов партии "Дашнакцутюн" были осуждены специальной судебной палатой Сената в Санкт-Петербурге к нескольким годам лишения свободы, казалось, что справедливость восторжествовала и мусульманские народы Кавказа, наконец, глубоко вздохнут после долгих лет потрясений, которые они пережили в результате армянского террора.  

Однако, уже летом 1914 г. правительство объявило амнистию всех членов "Дашнакцутюн". Теперь накануне начала войны необузданные смутьяны-армяне превратились в самоотверженных патриотов. Царское правительство рассматривало войну как возможность преодоления армянского сепаратизма с тем, чтобы хотя бы вытеснить его из повседневной жизни империи.

Само собой разумеется, что армянские националисты надеялись встретить в Петербурге понимание своего стремления к самостоятельности в Османской империи. С Кавказа шли сообщения охранки, в которых говорилось о наблюдавшемся среди армян большом подъеме патриотических чувств и преданности России. Служащие тайной полиции были убеждены, что теперь настало время тесного сближения с армянами.

Еще до начала боевых действий на российско-турецком фронте во многих городах Восточного Закавказья зарождались отряды армянских добровольцев, жаждавших принять участие в войне против Турции на стороне царской армии. В феврале 1915 г. в Тифлисе проходил IX конгресс организации "Дашнакцутюн". Его делегаты приняли решение объединить и вооружить добровольческие формирования. В Баку некогда преследовавшиеся националисты "Дашнакцутюн" стали действовать открыто, собирая в армянской диаспоре деньги для войны с Турцией.

У полиции в связи с этим вновь возникли опасения относительно возобновления всяческих эксцессов между мусульманами и армянами. Потому что использование армянского населения в качестве инструмента войны провоцировало недоверие, и без того царившее между мусульманской и христианской элитами. В атмосфере хронического недоверия достаточно было малейшего повода, чтобы вспыхнули стихийные эксцессы, как это уже имело место в ходе кровавых событий 1905-1906 гг.

В начале августа 1914 г. в Елизаветпольской губернии прошел рекрутский набор. Отношение армян к мусульманам в те дни менялось на глазах. Губернатор приветствовал приподнятое настроение армян, добровольно призывавшихся на военную службу и надеявшихся на скорую победу русского оружия над Турцией.

Но у их патриотизма была и обратная сторона: часть армян, очевидно, полагала, что с началом войны с Турцией следовало принять меры и против мусульманского населения губернии. Даже несмотря на манифестации мусульман в поддержку русского оружия, недоверие росло, и упорно распространялись слухи об угрожающем мусульманском восстании. Это и привело в конечном итоге к беспорядкам, учиненным армянскими резервистами в Елизаветполе (Гяндже).

Так, в начале августа 1914 года в Гяндже был найден расчлененный убийцами труп армянина. Как скоро выяснилось, убитый стал жертвой кровной мести между враждующими армянскими семьями. Однако офицеры армянского резервного батальона, расквартированного в городе, так не считали. Они нашли убийц среди мусульманских заговорщиков и распространили среди 1 500 солдат этого батальона известие, что вот-вот поднимется восстание городских тюрков. После этого солдаты набросились на мусульман и убивали всех, кто попадал им под руку. В городе возникла паника, грозившая перерасти в вооруженное столкновение между этническими группами.

Только решительные действия русской полиции и откомандирование армянских солдат на фронт помогли предотвратить дальнейшую эскалацию вражды. Удалось также выследить убийц армянина, участвовавших в акте кровной мести, и предать их суду русского военного трибунала.

Одновременно солдаты царской армии убивали и изгоняли со своих мест десятки тысяч мусульман в районах Карса и Ардагана. Большое число мусульман было выселено из пограничной области и депортировано в Сибирь.

Когда российская армия летом 1916 г. заняла Эрзурум, Трабзон и Эрзинджан, армянские добровольческие формирования устроили жестокую расправу над турецким населением. На прилегающей к Нахчывану территории были разорены бесчисленные мусульманские деревни, а их жители убиты. В этот период один из лидеров российских мусульман, а позже один из основателей независимой Азербайджанкой Республики Алимардан бек Топчибашев во главе мусульманской делегации совершил поездку в пограничную область и потребовал от командующего российскими войсками "оградить азербайджанское население от армян".  

Единственный азербайджанский депутат в IV Государственной Думе Мамед Юсиф Джафаров также заявил протест против зверств, учиненных над мусульманами в российско-турецкой пограничной области.

В марте и апреле 1915 г., непосредственно после наступательного марша российских войск по государственной территории Турции, произошли вооруженные столкновения между восставшими армянами и турецко-курдским населением османской провинции Ван. В результате этого конфликта было принято распоряжение турецкого правительства о депортации армянского населения данного региона.

Как следует из докладов царских чиновников на Кавказе, турецкие армяне считали основными виновниками постигших их бедствий партию "Дашнакцутюн". В совершенно секретном докладе от 27 января 1917 года начальника Кутаисского Губернского Жандармского  Управления полковника Пастрюлина наместнику на Кавказе отмечалось:

"Являясь вершителями судеб армянского народа, они довели его до настоящей всемирной войны, которая должна была бы, по их мнению, разрешить вековую проблему освобождения армян и тем осуществить их историческое вожделение. Однако "дашнакцаканы" вместо ожидаемого содействия в этой области нанесли армянам непоправимый вред и довели их чуть ли не до полного исчезновения с лица земли. Обстоятельство это вооружило против "дашнакцаканов" весь армянский народ, и все стали их обвинять в самозванстве и узурпации прав народа. Главное же обвинение было вызвано созданием добровольческих отрядов, что  якобы было на руку русским, желающим иметь Армению без армян. Этот взгляд относительно  политики русских к армянам пустил такие глубокие корни среди как турецких, так и русских армян, что искоренить его ныне какими-либо средствами невозможно. Нынешнее озлобление  армян против "дашнакцаканов" является выражением его взгляда, так как все уверены, что  добровольческие отряды были организованы русскими только с единственной целью - вызвать озлобление турок и резать армян".

Как далее отмечает Пастрюлин, недовольство турецких армян против "Дашнакцутюн" дошло до крайнего предела после первой эвакуации русских войск из Вана, когда все армянское население этого края переселилось на Кавказ и несколько десятков тысяч из них погибло от разных заразных болезней. Как только ванские армяне освоились в новой среде, образованная часть их стала стремиться к освобождению из-под опеки русских армян - "дашнакцаканов" с тем, чтобы самим стать вершителями своих судеб.

На этой почве в Эривани, где была сосредоточена большая часть переселенцев, были  организованы разные комитеты и союзы: "Союз турецко-армянских учителей", "Союз ванских купцов", "Комитет интеллигентных западных армян", "Союз ванских золотых дел мастеров" и другие.

В самом Тифлисе был учрежден "Союз турецко-армянского землячества". Этот последний союз, получивший благоволение католикоса, имел целью изучение нужд турецких армян и сообщение о них русско-армянским организациям, оказывающим помощь пострадавшим  турецким армянам.

Однако, эти союзы и комитеты никакой существенной помощи турецким армянам в достижении освобождения их от опеки русских армян не оказали. В свою очередь, лидеры  "Дашнакцутюн" и "Гнчак" пытаясь сохранить свое влияние среди турецких армян, вели  усиленную пропаганду в местностях Турции, занятых русскими по праву войны.

Но их усилия оставались тщетными, т.к. значительная часть населения указанных районов, а также вообще масса армян в России, считали дашнаков главными виновниками постигших турецких армян несчастий. Они считали, что главной национальной ошибкой дашнаков было создание самостоятельных армянских дружин для военных действий в Турции, в то время, как вступление этих добровольцев в ряды русской армии, преследуя те же национальные цели, не вызвали бы столь сильного негодования турецких властей.

Таким образом, Первая мировая война фактически внесла раскол в армянское общество, в котором сложилось двойственное отношение к участию армянских добровольцев, подданных Османской империи, в военных действиях на стороне русской армии против собственного правительства. Основными виновниками подобных действий турецкие армяне считали партию "Дашнакцутюн".  

В заключение хотелось привести весьма красноречивые обвинения в адрес собственной партии одного из лидеров дашнаков Ованеса Качазнуни, который тоже считал дашнаков основными виновниками тех трагических разочарований, которые постигли армян в период войны: ""Все это время армяне находились в лагере враждебной Турции Антанты, требовали от Турции "Армению от моря до моря",... все это время воевали с турецкой властью, убивали их и гибли сами. Однако, когда к дашнакским лидерам (да и то далеко не ко всем), пришло прозрение, то их радужный оптимизм постепенно померк и они стали лихорадочно искать "виновных"".

Ильгар Нифталиев

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!