Тегеран-43: трагедия истории или армянский анекдот

18 января 2018 21:23

20 декабря, в день, когда в Москве состоялась встреча руководителей спецслужб "постсоветского пространства", каналом "Россия 24" был показан телевизионный фильм "Под кодовым именем "Анита", который по сути оказался уже привычным дешевым проармянским пиаром.

"Героями" фильма являются Геворк и Гоар Вартаняны, якобы, советские разведчики, которые спасли лидеров США, Великобритании и СССР от покушения немецких диверсантов в ходе мирной конференции в Тегеране в 1943 году. Многомиллионной аудитории телезрителей авторами навязывается мнение, что не только за "операцию Тегеран-43", но чуть ли не за все успехи внешней разведки КГБ СССР обязан армянам Геворку и Гоар Вартанянам.

Фильм "Под кодовым именем "Анита" не может не вызвать неоднозначную реакцию у людей, которые мало-мальски знакомы с историей органов, так как в нарушение всех принципов коллективизма и профессиональной чекистской этики, представляет из себя хвалебную оду чете Вартанян. Дальше больше: понеслись комплименты в адрес "первого среди нелегалов" и его супруги, что их действия якобы были успешными не только в Иране, но и во всех странах мира, в которых они побывали. Численность завербованной и разоблаченной ими агентуры якобы исчислялась фантастическими цифрами, а из направляемой разведтандемом в Москву информации, тогдашнее руководство, якобы, знало практически все, начиная от атомных программ противника и заканчивая деятельностью вражеской шпионской сети в СССР.

Весь этот вымысел и несправедливость вылились в утверждение, что результаты деятельности четы Вартанян по своим масштабам превосходят заслуги перед советской разведкой Рихарда Зорге и даже членов так называемой Кембриджской пятерки.

Хотелось бы спросить у авторов фильма: каким образом торговцы иранскими коврами, кем были Вартаняны, могли представлять для советской разведки большую значимость, чем руководящие сотрудники британской разведки, имеющие доступ к банку данных ЦРУ? Или, может, это Вартаняны, а не Зорге сообщили Москву о дате начала немецкого нападения на СССР?

Идеализация и восхваление деятельности Геворка-Амира Вартаняна, возведенного в фильме в ранг "первого среди нелегалов", сопровождается умиляющими рассказами его супруги Гоар-Аниты. Венцом ее рассказов является история встречи с Владимиром Путиным. Якобы на вопрос президента России о том, в каких странах они "работали", Гоар ответила - "во многих".

То ли она настолько "законспирировалась" и вошла в роль, что информацию о странах пребывания не могла доверить даже президенту России, то ли забыла, на какую страну она работала, то ли не знакома с автобиографией Путина.

Подобные ляпы и глупые истории о "выдающихся заслугах и заграничных приключениях" четы Вартанян сопровождают весь фильм "Под кодовым именем "Анита". Еще больше умиляют рассказы Гоар-"Аниты" о жизни "нелегалов", аналогичные истории из шпионского сериала "Семнадцать мгновений весны". Так, она однажды запела на русском "тоскуя по родине России", хотя родилась в Гюмри. Однако ее ираноподданный муж, проявив элементы высочайшей бдительности, быстро ее прервал и не допустил провала.

Чувство сарказма вызывают и утверждения о том, что якобы за рубежом они старались избегать частых контактов с армянами. Геворк Вартанян часто шутил: "Меня не разоблачили сильнейшие разведки мира, но достаточно познакомиться с одним армянином, и уже через десять минут он будет знать, кто ты, откуда, кто твои родственники... Вскоре ты будешь раскрыт, поскольку армянская всемирная информационная сеть всесильна".

Интересно...

Вопрос риторический: каким образом эта армянская чета, являясь подданными Ирана и внедренными советской разведкой в армянскую общину этой страны, могла скрывать от своих соотечественников свое армянское происхождение? Ведь, с их же рассказов, они были помолвлены с самых юных лет и их свадьба состоялась в армянской церкви Тегерана. Также известно, что всю сознательную жизнь эта пара занималась торговлей персидскими коврами. Более того, какими-то "невидимыми" путями этот разведтандем имел монопольное право на поставки персидских ковров в США.

Фильм "Под кодовым именем "Анита" - тенденциозный, необъективный, главной целью которого является доказать, что именно эта чета, якобы, спасла в Тегеране Сталина. Но самое смешное, что вышеуказанный тезис опровергался при жизни самим Геворком Вартаняном. Так, отвечая на вопрос: "награды вы получили за предотвращение убийства Сталина, Рузвельта, Черчилля в Тегеране в 1943 году?", он отвечал: "Нет! За Тегеран я в 1943 году получил благодарственную телеграмму из Центра. А Героя мне присвоили за всё то, что мы с Гоар успели натворить до 1984 года, и по случаю моего шестидесятилетия..."

Не менее весомым фактом, опровергающим главенствующую роль Вартанянов в "операции Тегеран-43" является список награжденных за обеспечение безопасности конференции. После успешного завершения Тегеранской конференции, руководящие сотрудники советских органов госбезопасности, отвечавшие за обеспечение безопасности лидеров "тройки", были награждены орденами и медалями. 36 солдат и офицеров 131-го мотострелкового полка войск НКВД были удостоены высоких наград: 1 человек - ордена Ленина, 12 - ордена Красного Знамени, 9 - ордена Красной Звезды, 7 - медали "За отвагу" и 7 - медали "За боевые заслуги". Единственный разведчик, который за исключительную роль в проведении операции в Тегеране был награжден двумя орденами - Ленина и Красной Звезды одновременно, был азербайджанец Мамедгусейн Асадов.

Вартанянов в этом списке нет и быть не могло... Сразу возникает вопрос: тогда кому и для чего нужно присваивать лавры Вартанянам, в то время, как не упоминаются истинные герои Тегерана-43. Тем более сопровождать поток исторической лжи о "спасших Сталина от покушения немцев" супругов Вартанян азербайджанской музыкой на балабане в исполнении Алихана Самедова песни "Сян гялмяз олдун".

С одной стороны, это очередная попытка создателей фильма "Под кодовым именем "Анита" поддеть азербайджанцев, с другой - свидетельство, что у наших "многострадальных" соседей нет своей музыкальной культуры.

Трагедия, или все-таки анекдот?

Как бывший оперативный работник, имеющий 35-летний опыт работы органах безопасности и разведки, я решил обратиться к многочисленным, опубликованным в СМИ рассказам Геворка и Гоар Вартанянов. Известно, что отец Геворка - директор маслобойного завода Андрей Вартанян, эмигрировавший в СССР, как и большинство армян из Ирана, и поселился в Ростове на Дону. Он был завербован органами НКВД и выведен обратно в Иран в 1930 году. Глава многочисленной семьи Вартанян, вместе с 4 детьми поселился в городе Тебриз, где сразу же попал в поле зрения иранских спецслужб. Андрей Вартанян обоснованно подозревался в связях с советской разведкой и даже неоднократно подвергался арестам со стороны иранских спецслужб, его сажали в тюрьму и допрашивали. Однако, всякий раз его выпускали, якобы, не сумев ничего не разузнать и ничего доказать. Более того, находясь под контролем спецслужб, он продолжал контакты с сотрудниками тегеранской резидентуры ОГПУ-НКВД. Они же, в свою очередь, в нарушение всех инструкций о безопасности, в частности, необходимости держаться подальше от своего "нелегала", "выступали в качестве родственников и помогали в его освобождении". Более того, якобы, явки с "родственниками" - сотрудниками легальной тегеранской резидентуры НКВД, проводились в тревожной тиши ночи, и именно тогда "у будущего сына разведчика - Геворка возник вкус ко всему тайному".

В 1936 году Вартаняны перебрались в Тегеран, где глава семейства быстро "преуспел на ниве коммерции и стал уважаемым членом столичного общества, а двести тысяч иранских армян гордились ими". Лишь один Геворк знал, что его отец работает на советскую разведку... Вскоре и он стал выполнять разовые оперативные поручения отца. Неоднократно арестованный, находящийся под контролем иранских спецслужб, отец-"нелегал" завербовал в "нелегалы" родного сына - Геворка, которому тогда было всего 16 лет. Далее, как бы по наследству, в 1942 году передал сына на связь советскому резиденту Агаянцу.

На этом завершается первая серия истории о рождении на свет "выдающегося советского нелегала" Геворка-Амира Вартаняна, полная несоответствий, противоречий и сомнительных фактов.

Можно начать хотя бы с того, что отца и сына Вартанянов неправильно квалифицируют в качестве нелегалов, хотя бы потому, что они находились на связи у разведчиков легальной резидентуры НКВД СССР, работающих с позиций посольства в Тегеране. Даже малая часть фактов из рассказов четы Вартанян дает веские основания утверждать, что процесс рождения Амира проходил под контролем и при непосредственном участии английских спецслужб. Цепочка признаков, которые свидетельствуют о создании англичанами благоприятных условий для внедрения Вартанянов в советскую разведку в Иране, имеют подтверждения на всех этапах их деятельности.

Начнем с того, что Геворк был завербован англичанами и прошел подготовку в Тегеранской разведывательной школе, в которой готовились шпионы для заброски в СССР. И здесь, как в случае с отцом, обучаясь в разведшколе, в перерывах между занятиями, Геворк Вартанян, выбравший псевдоним Амир, успевал встречаться с Агаянцем, которому лично сообщал обо всём происходящем в школе. Более того, находясь под колпаком английских спецслужб, Геворг Вартанян привлек к сотрудничеству не только свою будущую супругу юную Гоар, но и ее родного брата. В многочисленных мемуарах Амира есть многое о том, как он зашел в английскую разведшколу, однако ни в одном из последующих рассказов нет ничего о самом главном - когда и как он оттуда вышел.

Нет объяснения самого главного: почему англичане, подобрав, изучив и обучив своего агента в разведшколе, впоследствии о нем забыли? Такое в разведке не бывает!

О своих дальнейших связях с английской разведкой или их прекращении в мемуарах "нелегала" Геворка не упоминается. Любой оперработник, знакомый с приемами и методами работы советской нелегальной разведки, а также мало-мальски - принципами агентурной деятельности английских спецслужб, как минимум может выявить несоответствия в шпионских приключениях отца и сына Вартанянов в Тегеране. Ведь Иран тогда был наводнен агентами Великобритания, которые командовали при шахском дворе, они создавали иранскую контрразведку, нацеливали ее на внедрение агентуры в органы безопасности СССР, а также на использование местных граждан в качестве "подстав". Для этого было создано даже спецподразделение "Эттелаат шемал" ("Северная информация"), которое занималось сбором информации о советских представительствах и учреждениях в Иране, занималось заброской своей агентуры в советское Закавказье. Ираноподданный, выехавший на постоянное место жительство в СССР Андрей Вартанян, достигший должности директора маслобойного завода, а потом подозрительным образом опять вернувшийся в Иран, не мог быть вне поля зрения спеслужб Великобритании. Очевидно, что бредни о "нелегальной" оперативной деятельности Геворка и Гоар Вартаняна - миф, созданный Агаянцем.

Весь этот поточный метод вербовок в семействе Вартанянов, венцом которого является привлечение к сотрудничеству с разведкой отцом своего 16-летнего сына, рождался из-под пера автора направляемых в Москву шифровок тогдашнего резидента-фантаста в Тегеране полковника Агаянца.

Наши доводы находят подтверждение в исследованиях историка и журналиста, эксперта в области военной и внешней политики СССР 30-40-х годов Владимира Воронова: "Руководители советской разведки, в том числе после войны, очень много стали говорить об этом заговоре. Всплыла версия участия группы 19-летнего, что уже удивительно, советского разведчика Геворка Вартаняна в тегеранских событиях. Как и когда эта версия родилась? Она появилась в 1948 году после того, как по распоряжению Лаврентия Берии была опубликована серия изданий, в которых приводилась легенда о том, что усилиями подчиненных Берии было предотвращено эпическое покушение на товарища Сталина. Все эти материалы были подготовлены к предстоящему 70-летию Сталина. А потом эта тема не поднималась до 1968 года, до 25-летнего юбилея Тегеранской конференции. Что касается Вартаняна, то он - сын агента ОГПУ-НКВД. Агент низовой, рядовой, никакого отношения к серьезной агентурной сети в Иране не имевший. Как они сами себя называли, "летучая кавалерия". Это была навербованная толпа армянских парней, которых можно было использовать, неважно под своим или чужим флагом, не для серьезных операций, а для "операций" типа набить морду, разгромить что-то, устроить легкую демонстративную слежку. Когда попадались они, не попадались те, кто их "вел", то есть их реальные серьезные кураторы. И даже по доступным материалам видно, против кого была задействована эта "летучая кавалерия", - это вовсе не мифическая немецкая агентура, а реальная британская! Потому что всех их пытались внедрить в британские разведшколы, всех "подводили" к британским разведслужбам. Все остальное, все эти регалии Вартаняна - это все заработано им десятилетиями позже, и никакого отношения к Тегерану он не имеет. Звание Героя Советского Союза он получил в 1984 году по представлению, оформленному еще во времена покойного уже Юрия Андропова, когда КГБ позарез нужны были новые свежие герои", - пишет Воронов.

Таким образом, Вартанян, даже если и числился разведчиком, никакого отношения к "Тегеран-43" он не имел. Фильм "Под кодовым именем "Анита" служит интересам истинных хозяев авторов картины и является историческим пятном.

О том, что сотрудники разведки армянской национальности искусно могут внедрять свои узконационалистические, личные и финансовые интересы в систему приоритетов силовых структур Советского Союза, мы в Азербайджане, хоть и поздно, но поняли с началом армянской агрессии в Карабахе.

Правда о Тегеране-43

В 1999 году в Москве состоялась встреча руководителей органов спецслужб Содружества независимых государств, на которой в качестве почетного гостя участвовал Геворк Вартанян. В ходе своего выступления на этой встрече Геворк Вартанян-Амир громогласно заявил, что наградам, полученным за свою разведдеятельность в Иране, он благодарен в первую очередь азербайджанцам. В фильме "Под кодовым именем "Анита" этому признанию и благодарности не только азербайджанцам, но и тысячам оперативников других национальностей, сыгравших большую роль в Тегеране-43, места не нашлось. А жаль...

Ликвидация немецкой агентуры в Иране была начата еще в далеком 1941 году, когда части Красной Армии заняли Северную часть Ирана, а на юге высадились британские войска. Руководство во главе со Сталиным решает создать в северной части Ирана социалистическую республику. В Иран были направлены десятки тысяч азербайджанцев - партийных работников, врачей, деятелей культуры, других специалистов. Для выполнения огромного объема оперативной и организационной работы в Иран были командированы десятки сотрудников спецслужб азербайджанской национальности. Резидентом Главного разведывательного управления МО СССР в Иране, под прикрытием руководителя торгового представительства СССР В Тегеране, был полковник Мамедгусейн Асадов. Последний в 19 лет начал службу в частях особого назначения Красной армии. После начала Великой Отечественной войны Главное разведуправление командировало Асадова в Иран, так как он отлично владел оперативной обстановкой, знал несколько иностранных языков, располагал широкими связями среди руководства Ирана и был вхож в шахский дворец. В 1942-1947 годах Мамедгусейн Асадов занимал пост руководителя торгпредства СССР в Иране и сыграл решающую роль в том, что Тегеран был выбран в качестве наиболее подходящего места для переговоров.

Обстановка в Иране накануне конференции была сложной, но контролируемой. По приказу Сталина вопрос обеспечения безопасности Тегеранской конференции был возложен на начальника Генштаба Красной Армии, маршала Советского Союза Александр Василевского. Для этого маршал Василевский ночью 24 ноября 1943 года прибыл в Азербайджан, и в городе Баку встретился с приехавшим из Тегерана полковником Мамедгусейном Асадовым. Изучив детали оперативной обстановки в Иране перед конференцией Тегеран-43, маршал Василевский, полковник Мамедгусейн Асадов вместе с группой охранения через азербайджанский пограничный город Астара перешли в Иран. После прибытия Василевского и Асадова в Тегеран, Сталину было доложено о готовности к ее проведению.

Правительственная делегация добиралась до Тегерана также через Азербайджан, причем в два этапа: поездом до Баку, а затем самолетами до Тегерана. Вечером 22 ноября 1943 года Верховный Главнокомандующий И.В.Сталин, нарком иностранных дел В.М. Молотов и председатель Комиссии по вопросам перемирия К.Е.Ворошилов, начальник Оперативного управления Генштаба С.М.Штеменко, нарком НКВД Л.П.Берия, сотрудники Наркомата иностранных дел и Генерального штаба отбыли из Москвы в Баку литерным поездом. Ранним утром 26 ноября поезд прибыл в Баку. Известно, что в аэропорту Бина, перед посадкой в самолет, Сталин о чем-то долго говорил с М.Багировым. Единственное фото, когда он садится в самолет, было сделано людьми Берия и засекречено на долгие 50 лет.

Все детали полета были заранее проработаны и согласованы, а органы безопасности НКВД Азербайджана по всему маршруту следования приняли беспрецедентные меры безопасности. Непосредственно после взлета появились истребители сопровождения. В итоге Сталин благополучно прилетел в Тегеран, где среди встречающих его лиц были главные ответственные лица, отвечающие за безопасность проведения Тегерана-43 - маршал Александр Василевский и полковник Мамедгусейн Асадов.

Азербайджанский разведчик Мамедгусейн Асадов имеет исключительные заслуги в проведении операции "Тегеран-43" и предотвращении покушения на глав антигитлеровской коалиции. Он был единственный, кто был награжден двумя орденами одновременно - Ленина и Красной Звезды, в то время, как Геворка и Гоар Вартанянов в списке награжденных не было. Известны также слова, сказанные после успешного завершения конференции Тегеран-43: "Без азербайджанских разведчиков советская разведка ослепла бы в Иране".

Остается еще одна загадка. История репрессий в отношении тысяч членов партии ТУДЕ, почти все руководство которой было расстреляно в результате измены завербованного английской разведкой сотрудника тегеранской резидентуры КГБ СССР Владимира Кузичкина.

А кто-либо из авторов фильма "Под кодовым именем "Анита" поинтересовался, каким образом Геворк и Гоар Вартаняны могли свободно разъезжать по миру, в то время, когда тегеранский куратор "нелегалов" майор Владимир Кузичкин в Лондоне сдавал списки советской агентуры на набережной Принца Альберта?

Двурушники и предатели День победы 9 мая злорадостно отмечают как "день освобождения Шуши", а в "день чекистов" 20 декабря возводят сомнительного разведчика в ранг "первого среди нелегалов", одновременно ставя в центре Еревана памятник фашистскому прихвостню Нжде...

Эльхан Алескеров,

полковник в отставке, директор Baku Network, доктор философии

http://bakunetwork.com

Присоединяйтесь к нам в Twitter и Facebook

Youtube channel: https://www.youtube.com/channel/UCp5ic7mhc6rZF6w0TQWqtmg

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!