На официальной странице помощника Президента Азербайджана по общественно-политическим вопросам Али Гасанова в Facebook опубликовано обращение к читателям под заголовком "Попытка переложить на других горькие результаты бездарной деятельности...", передает в среду Day.Az со ссылкой на Trend.

В обращении говорится: "В статье, которой я вчера поделился на странице в FB, я затронул горькие последствия фактического безвластия, которые пережил Азербайджан в летне-осенний период 1993 года, и рассказал, какие преграды преодолел в то время Гейдар Алиев для устранения этих последствий. Я отметил, что некоторые руководящие лица тогдашнего правительства НФА-Мусават, избравшие путь саботажа, безответственно бросившие власть и страну на произвол судьбы, через много лет пытаются вменить в вину человеку и команде, которые спасли их же самих от физического уничтожения, горькие результаты своего бездействия.

Некоторые оппозиционные блоггеры, проанализировавшие эту статью, которую я написал в ответ на необоснованные обвинения, почему-то, отбросив на задний план перечисленные в ней серьезные факты и веские аргументы, постарались сфокусировать внимание читателей на проведенный в августе 1993 года референдум, будто пытаясь этим оправдать свою безответственность, проявленную в то время.

Да, 29 августа был акт референдума и я, как один из активных членов ПЕА, которой в то время руководил Гейдар Алиев, человек с активной гражданской позицией, конечно же, был в курсе этих процессов. Я не просто был в курсе, а имел возможность вблизи следить за ними. Причин, сделавших необходимым акт референдума, в то время было предостаточно. В первую очередь, для регулирования внешних связей Азербайджана нужна была правовая основа. Не забыты и призывы к этому в то время иностранных дипломатов для легитимации фактического политического положения в стране. Но с сожалением вынужден напомнить, что референдума, на который пришлось пойти для урегулирования внешних дипломатических связей, чтоб избавиться от имиджа "государства, не имеющего легитимной и фактической власти", было недостаточно для полного контроля над ситуацией в стране. Потому что, с одной стороны, Абульфаз Эльчибей настойчиво провозглашал себя единственным избранным президентом, не признавал соответствующего решения Верховного совета, а также результаты проведенного затем референдума, а с другой стороны, верные ему члены парламента и корпус чиновников чинили всякие препоны Гейдару Алиеву в исполнении должностных полномочий председателя парламента, замораживали должности, саботировали работу государственных управлений. С другой стороны, до конца года в приграничных регионах страны серьезной оставалась угроза сепаратизма. Визит в Келеки известных интеллигентов, чтобы уладить сложившиеся правовые недоразумения, прекратить попытки саботажа корпуса чиновников, анархию в вооруженных силах, не давали результатов.

На парламентских обсуждениях было достигнуто соглашение о том, чтобы вооруженные силы подчинялись не Гейдару Алиеву, а премьер-министру. Но контроль над вооруженными силами не был у одного премьера, существовали вооруженные соединения, в подчинении Аликрама Гумбатова, Ровшана Джавадова, других полевых командиров. Соглашение не подразумевало какой-либо единой правовой деятельности потому, что в ситуации, в которую попал тогда Азербайджан, правовые шаги были невозможны. Порой общие умозаключения, выступления с трибуны парламента подменяли собой правовые акты. Наилучшая характеристика правовой анархии того времени - пресловутый ответ одному из депутатов "Демблока": "Нарушен регламент всей страны, нарушены законы, это сделали вы, но теперь вы в парламенте протестуете против нарушения регламента".

В статье я перечислил также действия, которые можно было предпринять и без наличия армии, возможно, кажущиеся во многом невыполнимыми, как устранение правовой анархии и самоуправства, сепаратизма, опасности для страны быть стертой с политической карты, угрозы физической безопасности граждан, международной блокады и другие.

Однако, всем известно, что без наличия единой регулярной армии территории невозможно было защитить от разнузданных военных отрядов, примкнувших к политической борьбе. Только после избрания Гейдара Алиева президентом в октябре, частичного устранения правовых недоразумений и вооруженных противостояний, стало возможно начать в стране серьезное формирование армии, о чем и говорится в статье.

Глава государства Гейдар Алиев, обратившись к азербайджанскому народу второго ноября 1993 года по радио и телевидению, положил начало этому этапу. Обращение от второго ноября 1993 года являлось обращением программного характера, имеющим большое значение не только в деле создания армии, но и в сфере созидания государственности Азербайджана.

Во вчерашней статье я попытался объяснить именно эту реальность...", - написал в заключение Гасанов.