Между Москвой и Ереваном набирает обороты скандал вокруг личности Нжде - армянского боевика-националиста, ставшего на путь коллаборационизма с гитлеровской Германией.

Камнем преткновения стала мемориальная доска Гарегину Нжде, установленная на территории Армавира в Краснодарском крае. Городская общественность и депутаты уже давно требуют от церковников демонтировать доску нацистскому прислужнику, справедливо ссылаясь на федеральный закон, прямо запрещающий пропаганду фашизма.

Как передает Day.Az, об этом пишет российское издание Politnavigator.net.

Общественное возмущение получило поддержку среди депутатов Госдумы. В этом вопросе им пообещал оказать всемерную помощь председатель комитета по делам СНГ, нардеп от КПРФ Леонид Калашников.

В Ереване, где предыдущей властью был установлен памятник Нжде в центре города, инициатива армавирцев не нашла понимания, вплоть до заявления МИД, выразившего недоумение - почему в союзной России кому-то может мешать памятная доска "герою армянского народа", установленная, к тому же, на территории армянской церкви.

В скобках заметим, что нахождение памятной таблички Нжде в пределах армянского храма в Армавире вызывает неподдельное изумление, поскольку дяденька в свое время объявил себя язычником, так что ему там дважды не место.

Пресс-секретарь МИД РФ Мария Захарова конфликтную ситуацию на брифинге предпочла комментировать дипломатично. Тезисы сводились к тому, что "Церковь у нас отделена от государства", "в Армении мы явно не наблюдаем всплеска интереса к героизации нацизма", хотя и упоминалось об установке памятника "неоднозначным политическим деятелям".

Комментаторы, впрочем, напомнили, что "быть отдельным от государства" - не значит быть свободным от исполнения законов государства, и для наглядности привели судьбу памятной таблички казакам из эсэсовского корпуса фон Паннвица, установленной в 1994 году организацией "Добровольческий корпус" во главе с Леонидом Ламмом на территории храма Всех Святых, что расположен возле московской станции метро "Сокол".

Скандальную табличку гитлеровским казачкам постоянно обливали водостойким клеем, черной краской, разбивали, требовали ее сноса, но заботливые ельциноиды испорченную дрянь тщательно чистили, ремонтировали и терпеливо водружали на то же самое место. И только в начале "нулевых", когда власть поменялась, это позорное пятно наконец-то убрали.

13 ноября скандал вокруг армавирской таблички Нжде вспыхнул с новой силой. Депутат городской думы от КПРФ Алексей Виноградов ночью облил памятный знак коллаборационисту черной краской.

"Пока еще я не берусь за кувалду - надеюсь, что табличку снимут законными методами", - прокомментировал свой поступок армавирский депутат.

Из МИД Армении раздалось ответное шипение о "самоуправстве" и нарушении некоего "законного порядка" на территории ААЦ.

Реакция армянского МИД, считающего, что ААЦ в России не должна подчиняться российскому же законодательству, не должна ни у кого вызывать удивления.

Еще 11 октября, в ходе заседания Совета глав СНГ в Ашхабаде, Президент Азербайджана Ильхам Алиев упомянул в своей речи, что главы СНГ неоднократно выступали против героизации фашизма, тогда как в Ереване, вопреки обещаниям, был установлен памятник фашистскому прихвостню Гарегину Тер-Арутюняну (Нжде).

Президент Азербайджана тогда же процитировал майский доклад МИД РФ о героизации фашизма, в котором говорилось, что в отношении Нжде имеется документально подтвержденная информация о его тесном сотрудничестве с нацистами.

В ответ Пашинян разразился сумбурной речью, в которой смешал в кучу вклад армянского народа в Победу, участие его же в движении Сопротивления, а Нжде, по его мнению, был якобы не при делах, потому что "боролся против турецкой оккупации Армении и против "геноцида армян"".

Но самым ослепительным перлом в словесной диарее Воваевича стала заветная фраза: "Такое впечатление, что в этой войне Гитлер играл только второстепенную роль, а лидером нацистского движения был Гарегин Нжде".

Как оказалось, Пашинян не до конца высказался о роли Нжде для судеб современной Армении.

19 ноября, в телеграмм-канале российско-сирийского журналиста Аббаса Джумы, находящегося в данный момент в Ереване, была приведена еще одна искрометная цитата армянского майдан-премьера:

"Для меня стало сюрпризом, что этот вопрос все еще сохраняется в наших отношениях. Я много об этом говорил. Было бы странно, если бы мы создавали комиссию с Россией, чтобы изучить нашу собственную историю. Для нас Нжде и Баграмян имеют одинаковые истоки, как исторические фигуры. Они сражались за Армению, за армян. Они пытались сделать все, чтобы защитить свой народ от турков, которые повинны в "геноциде армян". Говорят, что Нжде имел контакты с Третьим Рейхом. Но и Молотов имел контакты. Кто-то в России осудил пакт? Сталин был об этом информирован? Для нас нет вопросов, кто такой Нжде".

Жаль, Иван Христофорович давно умер и не может ответить упоротому майдауну. В биографии маршала действительно есть эпизод, когда он после Февральской революции воевал в составе дашнаков с турками, но в 1920 году, видя, как легко льют людскую кровь нацики, разорвал отношения с ними и вступил в ряды армянской Красной Армии, да еще и принимал участие в ликвидации вооружённых соратников Нжде. Не говоря уж о том, что во время Великой Отечественной пропасть между Баграмяном и Нжде стала непреодолимой.

Впрочем, Пашинян не одинок в этой убогой мысли. Так думает большинство армянских нациков, полагающих, что героем Армении может быть любой армянин, декларировавший борьбу за Армению, пусть даже на стороне самого Сатаны.

При этом, упоротыми не берется в расчет тот факт, что не за Армению и армянский народ сражались эти самые нацики, а за тараканы в собственной голове. И во имя этих тараканов они не щадили ни красноармейцев-армян, ни мирное азербайджанское население, и позже, они готовы были служить в абвере, готовясь совершать диверсии и убийства в том числе, и в Армении. Зато расхлебывать заваренную ими кашу пришлось совсем другим людям. Более щепетильным, более разборчивым в связях, с огромной политической волей и ответственностью не только перед армянским народом: ложиться под всякую нечисть, тем более, во имя неких светлых идеалов, они себе никогда и ни за что не позволяли, доказав это всей своей жизнью.

Ну, а со своим недоумением, почему Сталин и Молотов так и не ответили за Пакт о ненападении, недоучке Пашиняну следует обратиться к "европейским партнерам" - почему они раньше СССР подмахнули с Адиком договоры о дружбе и сотрудничестве, почему не захотели выступить против бесноватого единым фронтом с Москвой, пока тот был мелким европейским гопником, и почему до сих пор не ответили за эту историческую подлость, обошедшуюся человечеству в десятки миллионов жизней.

В остальном, как сообщает Пашинян, "стратегические отношения между нашими странами развиваются хорошо. Я хочу сказать, что в течение последних лет было много дискуссий и в российской, и в армянской прессе. Прогнозировали апокалипсис в наших отношениях. Но этого не произошло. В связи с новым конституционным строем в Армении, у меня есть возможность общаться как с президентом России, так и с премьер-министром, как с коллегами. На данный момент я доволен уровнем наших отношений. У меня есть цель - улучшить даже то, что и так хорошо".

Спасибо, конечно, дрогой Никол Воваевич, но лучшее - враг хорошего. Отношения между нашими странами работают - и не надо в них лезть своими корявыми руками. Памятник гитлеровскому пособнику у себя уберите - и сразу будет вам улучшение, потому что в Армавире табличке Ндже - не бывать!