28 марта с.г. исполняется 100 лет со дня создания органов безопасности Азербайджана. Предлагаем вашему вниманию, посвященный этой дате совместный проект Общественного объединения ветеранов органов спецслужб Азербайджана "Альянс", АМИ Trend и Day.Az - "Легенды азербайджанских спецслужб". Первый выпуск посвящен великому лидеру Гейдару Алиеву, которому принадлежит неоценимая роль в становлении и развитии органов безопасности Азербайджана. Об операциях, проведенных под руководством Гейдара Алиева расскажет легендарный разведчик, председатель Общественного объединения ветеранов органов спецслужб Азербайджана "Альянс" полковник в отставке Шамиль Сулейманов.

Немного о личности самого Ш.Сулейманова. Он выпускник нефтепромыслового факультета Азербайджанского индустриального института им.М.Азизбекова (ныне - Азербайджанская государственный университет нефти и промышленности),  далее старший инженер второго промысла НГДУ имени 26 Бакинских комиссаров. Учился в контрразведывательной спецшколе №302 в Могилеве Белорусской ССР.  27 декабря 1961 года начал свою трудовую деятельность под руководством Гейдара Алиева на посту оперуполномоченного 5 отделения 2-го контрразведывательного отдела КГБ Азербайджана. 1 января 1963 года по рекомендации Гейдара Алиева был переведен в 1-й разведывательный отдел КГБ Азербайджана. В 1968-1973 гг. - офицер действующего резерва Первого главного управления КГБ СССР (ПГУ) под прикрытием помощника президента Академии наук Азербайджанской ССР по международным научно-техническим связям. В 1973-1977 гг. работал в составе резидентуры ПГУ КГБ СССР в Иране. Во время работы за рубежом проявил незаурядные способности не только по линии КГБ, но и как опытный дипломат, неоднократно поощрялся руководством КГБ СССР и Азербайджана за проделанную работу. При этом  всегда говорил: "Мы, истинные чекисты, думаем не о наградах, а об интересах Родины". В 1982-1986 годах занимал должность замначальника 1-го разведывательного отдела Азербайджанской ССР по вопросам научно-технической разведки и одновременно руководителя линии научно-технической разведки ПГУ КГБ СССР. В этот период на высоком профессиональном уровне организовал и провел ряд важных разведопераций. С 1992 года назначен начальником 2-го контрразведывательного Управления Министерства национальной безопасности Азербайджана (МНБ). В 1992-м ветеран разведки и контрразведки, уволился из органов по собственному желанию, оставив неизгладимый след благодаря своему профессионализму и авторитету среди сотрудников МНБ.

Я вошел в кабинет ...через шкаф

Свести проколы в работе к минимуму может лишь постоянная работа над ошибками - своими, а лучше чужими, глубокий всесторонний анализ проведенных спецопераций. Именно на этих принципах воспитывал своих сотрудников, будучи тогда начальником 2-го отдела КГБ Азербайджана, Гейдар Алиев. Два раза в месяц Гейдар Алиев собирал в своем кабинете молодых офицеров и проводил с ними чекистские занятия, используя архивные материалы КГБ. Он был талантливым руководителем - мудрым, внимательным, умел доходчиво разъяснить поставленную оперативную задачу. Для молодых офицеров это была отличная школа. Среди них был и Шамиль Сулейманов. Под руководством Гейдара Алиева он очень скоро сформировался как профессиональный оперработник и за более 30-летнюю деятельность с большим успехом осуществлял контрразведывательную и разведывательную деятельность не только на территории Азербайджана, но и в Иране, Швеции, Турции, Венгрии, Болгарии, Финляндии, на Кипре и в Алжире.

"В первые же часы работы в системе государственной безопасности судьба свела меня с Гейдаром Алиевым. Это произошло 27 декабря 1961 года. Как сейчас помню, меня встретил сотрудник отдела кадров и проводил на 3 этаж, чтобы представить начальнику 2-го отдела КГБ. Волнения охватывали мою душу, и в то же время, было какое-то странное состояние - мы долго шли по узкому коридору, справа и слева было множество закрытых кабинетов. И в самом конце коридора вошли в угловой кабинет - небольшую комнату, где работали три секретарши, у стен находились закрытые шкафы. Я подумал: "Куда же меня привели? Где же вход в кабинет начальника?". И каково же было мое удивление, когда этот сотрудник вошел в один из шкафов, через некоторое время вышел оттуда и пригласил меня. С полным недоумением я вошел в шкаф, оказался в темном тамбуре, где появилась еще одна дверь и мы вошли в просторный кабинет. Окна выходили на море и в сторону "Динамо" - старое здание КГБ раньше находилось на пересечении улиц лейтенанта Шмидта и проспекта Сталина. Сотрудник представил меня начальнику - подполковнику Гейдару Алиеву. В те годы получить такое звание было очень трудно. Даже из капитана в майоры было сложно перейти. Высокие офицерские звания давались исключительно из соображений эффективной деятельности и по занимаемой руководящей должности. "Добрый день. Мне приятно с вами познакомиться!" - с такими словами начал беседу Гейдар Алиевич, пригласив меня за стол, а сам сел напротив. Так началась наша беседа, которая длилась около двух часов. Гейдар Алиевич попросил рассказать о своей жизни и деятельности, изложив все в лаконичной форме и с конкретным повествованием. Как выяснилось, он знал моего отца - старого  большевика Касума Азизовича Сулейманова, поинтересовался его состоянием здоровья и чем может помочь. Гейдар Алиевич интересовался не только моей профессиональной и общественной сферой, но и увлечениями, хобби, занятиями спортом, люблю ли театр и литературу и т.д. Я был удивлен, что он вроде не нефтяник, но знает все о нашей сфере. Гейдар Алиевич отметил, что после "хрущевского сокращения" осталось мало сотрудников для деятельности в различных областях экономики - промышленности, сельского хозяйства, а также в медицине, культуре и т.д. Тогда при КГБ были созданы различные отделения, курирующие различные области жизнедеятельности страны. Меня как инженера-нефтяника Гейдар Алиевич определил в 5-е отделение промышленности, которым руководил Юсиф Гасанов. И поручил мне не просто большой, а огромный участок нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности, с заводами и предприятиями на суше от юга Азербайджана до границ с Россией, на море от Нефтяных камней до границ с Туркменистаном. Я был в недоумении: "Один?! У меня же нет опыта - как я смогу все это освоить?". "Да, один! Предстоит огромный и тяжелый труд, но мы тебе поможем. Для начала прикреплю тебя к опытному работнику, чтобы научился как работать с людьми, вербовать агентов. Но прежде всего ты должен принять агентурную сеть этих отраслей - около 90 человек. Многие из них старая гвардия и надо будет привлекать  к сотрудничеству новую молодую плеяду". Далее Гейдар Алиевич стал рассказывать много полезного о процессе вербовки, что это очень многогранный и сложный процесс, надо все тщательно анализировать и иметь смекалку, быть логичным и конкретным, смелым и решительным, находить подход к каждому человеку, узнавать все о его жизни, деятельности, интересах. "Твое дело - не покладая рук, ездить, знакомиться с руководством, посещать все объекты, беседовать, интересоваться и находить нужных для работы людей", - сказал Гейдар Алиев. Это был мой первый большой урок от Гейдара Алиева - интересный, захватывающий и поучительный для начала моей оперативной работы. После того, как вышел от него, мне показали мой кабинет, я сел за стол и, обхватив голову руками, подумал: "Елки-моталки! Как же я это все сумею охватить?!". Перед глазами вновь пронеслась двухчасовая беседа с Гейдаром Алиевичем и я понял, что в моей жизни настал кульминационный момент и произошли кардинальные перемены. Все о чем я мечтал, строил планы о будущей жизни,  стать лучшим специалистом и добиться высот в общественной жизни - все это рухнуло после беседы с Гейдаром Алиевым. Я понял, что мое предназначение именно в этой области - оперативной работе, в выполнении задач по обеспечению безопасности в стране. А кумиром стал Гейдар Алиев. Его заветы, советы, рекомендации использовал всю жизнь и всегда добивался успехов. Впоследствии я был представлен руководству Министерства нефтегазовой отрасли экономики Азербайджана в качестве сотрудника КГБ, курирующего нефтегазовую отрасль. В те годы на нефтегазовых промыслах республики благодаря деятельности Гейдара Алиева были пресечены десятки попыток нанести разрушительный урон нефтяной промышленности страны. Всего за год под его руководством я, новичок, достиг таких успехов, что мне завидовали асы КГБ. Он стал поручать мне самые серьёзные дела".

Как удалось провести уникальную операцию "Мохол", или коньяк "Гянджа"

Крупнейшая и уникальная операция "Мохол" в 60-х годах под руководством Гейдара Алиева обеспечила в 1994 году, в рамках реализации "Контракта века", международному нефтяному консорциуму успешный старт на шельфе Каспия.

Шел 1963 год. В Баку был создан филиал научно-технической разведки КГБ, в котором я вел работу по вербовке агентов и организации рабочего процесса. Нам стало известно, что американцы испытывают в Мексиканском заливе громадное сверхсовременное техническое сооружение, позволяющее бурить в океане нефтяные скважины на глубине 5 км. Это была полупогружная плавучая нефтяная буровая платформа (ППНБП) - настоящий городок со всеми удобствами - кинотеатром, рестораном, жилыми комнатами, соответствующим техническим оснащением и т.д. Причем, ее не было видно со спутника, потому что она была покрыта специальным оборудованием. И мы решили разработать уникальную операцию. Необходим был человек, чтобы все узнал изнутри. После долгих поисков выбор пал на академика Мамедпашу Гулизаде, у которого были связи с научными деятелями США, он согласился помочь, и организовали ему командировку в Техас. В те годы за границу в командировку можно было ездить только на 10-15 дней раз в году. Но этого было мало. Вместе с Бабаевым мы полетели в Москву и встретились с заместителем председателя Государственного Комитета по науке и технике (ГКНТ) при Совете Министров СССР Джерменом Гвишиани. Он был зятем государственного и партийного деятеля Алексея Косыгина и пользовался большим авторитетом. Он нас встретил очень хорошо, мы рассказали ему о "Мохоле" и наших планах. Он очень заинтересовался этим американским проектом и дал "зеленый свет". После пары командировок, Мамедпаша Гулизаде сказал, что нашел только одного ученого, который случайно проболтался о месте нахождения и технических характеристиках сооружения. Причем, сделал это под воздействием... коньяка "Гянджа"! Однако, информация о ППНБП, которую назвали "Мохол" и осуществляется Национальным научным фондом США, строго засекречена и находится на особом контроле ЦРУ. Академика Мамедпашу Гулизаде вновь отправили в Техас, снабдив несколькими бутылками коньяка "Гянджа", чтобы он установил еще более тесные связи с этим американским ученым. "Есть контакт! Коньяк "Гянджа" сделал свое дело!", - радостно воскликнул академик, вернувшись в Баку и подробно рассказав о "Мохоле". Как оказалось, американец входит в научно-технический совет "Мохола". Ученые договорились встречаться на научных конференциях. Вначале это была Япония, потом Польша. И здесь произошел удивительный случай. Американец сказал, что мечтает побывать на Нефтяных камнях в Баку, но не может, так как советский штамп в паспорте положит конец его карьере. На что заранее проинструктированный Мамедпаша Гулизаде сказал, что при помощи своего высокопоставленного друга организует его тайный визит на Нефтяные камни. Американец был крайне удивлен и не поверил: "Как это возможно через весь Советский Союз без штампа в паспорте оказаться в Баку? Это же невыполнимо!". Но Мамедпаша Гулизаде все же уговорил его, и он дал свое согласие. Мы придумали так, что он якобы из Польши летит на отдых в Карловы Вары ( позже мы все документы подготовили, что якобы он действительно отдыхал там). Однако, пройдя границу Польши, посадили его на самолет в Москву и приземлились в аэропорту Шереметьево, где прямо у трапа самолета встретил друг академика - то есть я. Со всеми спецслужбами была договоренность о тайном визите американца в СССР и его беспрепятственном проезде. Американцу сделали только подвесную визу КГБ - без штампа в паспорте, которую делали только нелегальным гостям. Посадили шокированного американца в черный ГАЗ 24 с зашторенными окнами и поехали в гостиницу "Пекин", которая была своеобразной штаб-квартирой КГБ. Посидели, пообщались и поехали в аэропорт "Внуково", чтобы долететь до Баку. Первый ряд, первые места, окруженный всяческим вниманием американец никак не мог прийти в себя и поверить в происходящее. В Баку встретили с большим шиком, поселили в гостинице "Старый интурист", которая также была своеобразной штаб-квартирой КГБ Азербайджана. Отменное питание, отдых, культурная программа и через пару дней на катере, где был накрыт стол с яствами, впятером - я, американец, Мамедпаша Гулизаде, а также сотрудники КГБ - полковник Сами-Солтан Эфендиев и майор Джабир Бабаев, которых представили как крупных научных работников, отправились на Нефтяные камни. Американец думал,  все, что с ним происходит - это сон. На ГАЗ 21 мы провели для него обширную экскурсию по эстакадам, местам добычи нефти и работы нефтяников, он сам принимал участие в бурении, беседовал с рабочими и руководством, интересовался историей создания Нефтяных камней и т.д. "Я потрясен! Сбылась моя мечта! Мамедпаша, я твой друг навеки - требуй от меня взамен все, что хочешь!", - говорил американец. "Единственное, мне не понравилось - почему ваши рабочие работают в таких адских условиях, под открытым небом?", - возмутился американец. И тогда Мамедпаша Гулизаде постепенно перевел разговор на  проект "Мохол" и сказал: "Так помоги нашим рабочим! Покажи мне "Мохол", или достань техническую документацию. Сколько надо, мы заплатим!". "Но это невозможно, все очень засекречено, мне уже 70 лет и я могу всего лишиться, меня могут поймать и посадить", - отвечал американец. Всю дорогу до Баку, а затем до Москвы речь шла о "Мохоле" и, наконец, перед самым вылетом американец сказал, что постарается помочь азербайджанским нефтяникам, которых он зауважал и полюбил всей душой. "А денег мне ваших не надо! Если получится, сделаю это по зову души!", - сказал на прощание американец. Спустя четыре месяца американец позвонил Мамедпаше Гулизаде и сказал, что ждет его в Венгрии, где и передал ему тысячные страницы проекта "Мохол". Как он их достал? Нам так и не удалось узнать. Шел 1964 год. Гейдар Алиев был назначен заместителем председателя КГБ Азербайджана. И мы пошли к нему с докладом о выполненном задании и приобретенном крупном проекте, который настойчиво требовала Москва. Гейдар Алиев запретил отдавать проект: "Скажите Москве, что Азербайджан является нефтяной академией Советского Союза. Мы сами разберемся!". Гейдар Алиев пользовался большим уважением председателя КГБ СССР Юрия Андропова, который разрешил разрабатывать проект в Баку. При НИИ Гипроморнефть была создана тайная лаборатория  с привлечением лучших умов страны, для разработки и создания аналога "Мохола", но не копии, иначе произошел бы мировой скандал. Когда дошли до последней страницы технической документации, выяснилось, что ... это всего лишь половина проекта. На разработку второй половины уйдут годы - говорили ученые. Поэтому мы вновь отправили Мамедпашу Гулизаде на встречу с американцем, который был также удивлен этим фактом и пообещал достать вторую половину. И через несколько месяцев в Финляндии передал второй том проекта. Шел 1969 год. Гейдар Алиев стал первым секретарем ЦК КП Азербайджанской ССР, возглавив республику. Он был дальновидным государственным деятелем и сразу понял, что разработка этого проекта является революционным и принесет стране большую пользу. С трудом добился через Москву строительства в 1978 году в Гарадагском районе Завода глубоководных оснований (БЗГО) и производства  ППНБП. Первая установка дошла до острова Наргин и чуть не перевернулась. Для доработки проекта были привлечены зарубежные специалисты, и вторая установка прошла успешное испытание. Все происходящие процессы находились под непосредственным контролем Гейдара Алиева. Таким образом, благодаря  операции "Мохол" и дальновидности Гейдара Алиева, Азербайджан стал первым в СССР по производству ППНБП. Затем были построены такие заводы в Астрахани, Сахалине, Северном море...А после обретения Азербайджаном независимости и подписания "Контракта века" БЗГО активно участвовал во всех нефтяных проектах страны.

Моя первая удачная операция: спрятанный в скале акваланг

Гейдар Алиев не жалел своего драгоценного времени, и это помогало ему отбирать, а затем продвигать по службе наиболее способных сотрудников, укрепляя тем самым госбезопасность страны. Важнейшая функция КГБ Азербайджана, как и большинства спецслужб в мире, - получение, анализ и предоставление руководителям исполнительной и законодательной власти республики информации, использование которой может помочь в нейтрализации антигосударственной экстремистской, антиконституционной деятельности, выявлении очагов социальной и национальной напряженности. Необходимо было нейтрализовать те или иные опасные, разрушительные для государства тенденции. Но при этом, проявляя высокий гуманизм.

"Моя первая удачная операция произошла в 1962 году. Мой агент, который был заядлым рыбаком, совершенно случайно нашел на берегу моря в Гарадагском районе, около маяка, спрятанный в расщелине скал в целлофановом пакете абсолютно новый акваланг и водолазный костюм. Я побывал на месте и, убедившись в информации, сразу же доложил Гейдару Алиеву. Он сразу же объявил тревогу, собрал всех руководителей отделов, создал комиссию и привлек специалистов из разных областей для проведения оперативно-поисковых мероприятий. Выдвигались различные версии, но остановились на том, что это "нелегал" из Ирана, которых в те времена американцы переправляли на мини подводных лодках на территорию Союза для выполнения различный заданий. Лодка подплывала, и разведчики в водолазном костюме добирались до берега. По всей территории были усилены наряды, останавливали всех подозреваемых, были привлечены все силы, вплоть до привлечения курсантов Краснознаменной  каспийской флотилии. И это продолжалось на протяжении 7-8 месяцев, с ежедневными вечерними докладами Гейдару Алиеву о проделанной работе. Наконец, нашли! Им оказался наш соотечественник, причем партийный работник, который купил этот костюм и также катер у одного боцмана в ККФ. Он собирался тайно перебраться в Иран, а оттуда в США. Изменнику родины следственный отдел КГБ определил от 5 до 7 лет. И когда дело уже шло в суд, Гейдар Алиев решил воспользоваться новым указом Юрия Андропова о проведении профилактических мер с заблудшими гражданами. Гейдар Алиев был очень гуманным человеком. Он вызвал на беседу задержанного, который во время беседы просил прощения, говорил, что жестоко ошибся, попав под влияния радио "Голоса Америки" и "Голоса Свобода". Гейдар Алиев решил поверить. Тогда была такая практика, что в течение года таких людей мы все равно держали под наблюдением. И в случае повторения ошибки, делу давали ход. Как выяснилось, этот человек встал на истинный путь. Но дело в том, что будь на месте Гейдара Алиева другой человек, он вряд ли стал бы себя утруждать такими профилактическими беседами. Дал бы делу ход и посадил бы человека, отчитавшись перед начальством за выполненную работу. В такой гуманности было и величие Гейдара Алиева.

Школа Гейдара Алиева

"Я много лет работал за рубежом и эта деятельность призывала к наивысшей сосредоточенности в выполнении заданий. И всякий раз, исключительно благодаря приобретенному опыту работы с Гейдаром Алиевым, с наивысшей степенью результативности работал по нелегальному, политическому и научно-техническому направлениям, осуществляя контрразведывательную и разведывательную деятельность не только на территории Азербайджана, но и в зарубежных странах. Великий лидер, посвятивший 25 лет жизни деятельности в органах безопасности, является эталоном высокодисциплинированного военнослужащего, офицера безопасности, верного своему народу, истинного государственного чиновника. Гениальная личность во все периоды своего руководства Азербайджаном, постоянно держал в центре внимания развитие органов спецслужб, несмотря на тяжелые условия, вложил большой труд в формирование этих органов. Это вечный маяк в деле защиты и укрепления независимости, государственности и безопасности Азербайджана. Гейдар Алиев обладал феноменальными способностями, дарованными Всевышним и это дар он развивал на протяжении всей своей жизни и использовал во благо безопасности страны, когда возглавлял различные структуры спецслужб страны и будучи Президентом Азербайджана. Его качества оперативной деятельности были доведены до совершенства и каждого своего сотрудника, каждую операцию, как искусный ювелир он превращал из алмаза в бриллиант. Все, кто работал под его руководством, были счастливы, потому что прошли большую академию жизни, помогающую в достижении поставленных целей и успешной плодотворной деятельности. Стоит отметить, что благодаря решительности и смелости Гейдара Алиева в органах безопасности республики постепенно была проведена политика национализации, уделялось особое внимание подготовке умелых кадров для будущего свободного Азербайджана. Стали продвигаться грамотные, профессиональные национальные кадры, служба безопасности стала органом, защищающим нацию от угроз, заботящимся о формирующейся национально-культурной элите народа. Гейдар Алиев спас многих представителей интеллигенции и общественных деятелей от ареста, угроз и давления за национальные идеи. Как в период руководства республикой, так и во время работы в Москве, Общенациональный лидер уделял большое внимание формированию экономического, научного, технического и военного потенциала будущего независимого Азербайджана. На рефератах Гейдара Алиева обучались во многих школах КГБ СССР. Сегодня является важным для молодого поколения изучение примера профессионализма и самоотверженной службы народу, приверженности Родине общенационального лидера Гейдара Алиева, имеющего неоценимые исторические заслуги во всестороннем прогрессе Азербайджана, внесшего бесценный вклад в дело защиты государственной независимости и безопасности. Благодаря уверенной и очень смелой внутренней и внешней политике Азербайджанского государства во главе с Ильхамом Алиевым стабильность приобрела в нашей стране необратимый характер. Азербайджан добивается больших успехов во всех сферах, политический и экономический авторитет и позиция нашей Родины в мире с каждым годом все более укрепляются. Органы государственной безопасности вносят достойный вклад в надежную защиту интересов и безопасности народа".

В заключении Шамиль Сулейманов выразил признательность начальнику Службы государственной безопасности, Национальному герою Азербайджана, генерал-полковнику Мадату Гулиеву за созданные прекрасные условия для деятельности Общественного объединения ветеранов органов спецслужб Азербайджана "Альянс".

Вугар Иманов

Другие материалы в рамках проекта "Легенды азербайджанских спецслужб" можно прочитать здесь.