Интервью Day.Az с известным российским политическим аналитиком, историком и правоведом Олегом Кузнецовым.

- Глава СБ России совершил неожиданный визит в Армению, хотя встреча с армянским коллегой планировалась только в ноябре и не в Ереване. С чем это может быть связано?

- Вы совершенно правы в том, что нынешний визит секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева в Ереван является неожиданным и даже экстраординарным, поскольку его предыдущий визит проходил в марте 2017 года, т.е. до так называемой "бархатной революции" апреля-мая прошлого года, а новая встреча Патрушева с его армянским коллегой должна была состояться только в ноябре в рамках традиционной ежегодной встречи глав служб безопасности союзных России стран постсоветского пространства.

Также я хотел обратить внимание на тот факт, что этот визит состоится впервые после завершения в Армении конституционной реформы и смены политического режима в этой стране в 2018 году, когда президентом вместо Сержа Саргсяна стал Армен Саркисян, а правительство возглавил Никол Пашинян. Иными словами, на протяжении 15 месяцев, пока с мая прошлого года Арменией управляло правительство Пашиняна, секретарю российского Совбеза не было особого дела до того, что творится внутри этой страны, но вдруг он сорвался с места и полетел в Ереван.

На мой взгляд, объяснение этому заключается в том, что визит Патрушева в Армению случился накануне планировавшейся, но отложенной по техническим причинам трехсторонней встречи в Сочи президентов России, Ирана и Азербайджана.

- Но ведь отложенная встреча в Сочи Армению никаким образом не касалась?

- И тут вы правы, но только отчасти. Вы правы в том, что объявленная повестка дня трехсторонней встречи не предполагала обсуждения "армянского вопроса". Но при этом не стоит забывать, что на 15 августа были анонсированы встречи иранского президента с его азербайджанским и российским коллегами, а также встреча президентов Владимира Путина и Ильхама Алиева. Совершенно очевидно, что во время этих двух официальных встреч глава Азербайджана обязательно бы поднял карабахский вопрос, ответа на который в свете последних заявлений Пашиняна о полном и безоговорочном "миацуме" у Москвы в настоящий момент нет. Патрушев как опытный чекист явно приезжал в Ереван проводить рекогносцировку на местности, не доверяя ни отчетам МИД России по этой стране, ни информации, которую он получает от своего армянского коллеги Армена Григоряна, и от того, что он в Ереване увидит, почувствует и поймет, во многом зависело бы поведение Путина во время переговоров в Сочи.

- Выходит, что провокационные заявления Пашиняна в оккупированном Карабахе вызвали вопросы не только в Баку, но и в Москве, если потребовался визит главы Совбеза? Ведь прежде накануне встреч президентов России и Азербайджана главы СБ не ездили в Ереван.

- Я рассматриваю визит Николая Патрушева в Ереван скорее как инспекционную, а не дискуссионную поездку, я не думаю, что он был склонен вести какие-то пространные беседы с представителями армянской стороны, поскольку серьезных тем для обсуждения с ними у России по большому счету нет. В свете последних заявлений Никола Пашиняна в Карабахе для России тема обеспечения внешней безопасности и внутренней стабильности в Армении силами российских армейцев и пограничников является для Москвы наиболее актуальной, поскольку в свете данных заявлений стремление официального Баку продолжать мирные переговоры становится все менее активным и настойчивым, а требования населения Азербайджана начать освободительную войну за Карабах - все более громкими.

Если мне не отказывает шестое чувство, Патрушев съездил в Ереван, чтобы оценить ситуацию и понять, должна ли Россия и далее дистанцироваться от оценки заявлений Пашиняна, или все же должна вмешаться и прервать его геополитическое словоблудие до того, как начнут говорить орудия. Думаю, во многом именно от его оценок сложившейся ныне ситуации в Армении будет зависеть будущая ее позиция по нагорно-карабахскому урегулированию.

- И каковы были результаты, по-вашему?

- Я, конечно, не телепат, но, на мой взгляд, увиденное и услышанное в Ереване, вряд ли обрадовало Патрушева. Москве, очень может быть, потребуется время, чтобы переварить и оценить вновь полученную "из первых рук" информацию по Армении.

- В ходе встреч с Патрушевым в Ереване армянская сторона инициировала вопрос "регламентации продажи оружия третьим странам". Ереван продолжает попытки добиться прекращения продажи Россией оружия. Как думаете, получится?

- Для начала давайте скажем о том, что Азербайджан - это не единственный "злейший враг" Армении, которому Россия продает оружие. Есть еще и Турция, которая закупила зенитно-ракетные комплексы ПВО, планирует закупать системы противокорабельной обороны, новейшие российские истребители для ВВС, а также создавать совместные с Россией предприятия оборонно-промышленного комплекса. В свете этих тенденций Турция в ближайшие годы станет гораздо более частым импортером российского вооружения в сравнении с Азербайджаном, и этот вновь образовавшийся тренд вызывает у официального Еревана гораздо большую озабоченность в сравнении с поставками российского вооружения Азербайджану.

Будем откровенны, в войне с Азербайджаном у Армении есть разного рода шансы избежать разгрома и оккупации, но в войне с Турцией у нее таких шансов нет, поэтому вопрос, как вы сами говорите, "регламентации продажи оружия третьим странам" ставится Ереваном не в единственном, а во множественном числе. Так что дело тут не столько в вашей стране.

Такими своими заявлениями нынешнее армянское руководство явно льет воду на мельницу конкурентам российского оборонно-промышленного комплекса, который постепенно, поэтапно, но очень агрессивно завоевывает турецкий рынок вооружений, что не может не волновать Вашингтон и Брюссель. Турция все более выпадает из военно-технической системы НАТО на фоне того, что страны Восточной Европы в нее все более интегрируются. В данном случае вольно или невольно Ереван играет на стороне североатлантистов даже в том случае, когда защищает свои собственные интересы. Кстати, это мог быть еще один вопрос, ответ на который Патрушев ездил искать в Ереван. Но достоверного ответа на него мы точно не узнаем, если, конечно, кто-нибудь из армянских политиканов не раскроет на публику секреты этой встречи ради собственного политического пиара.

Беседовала Лейла Таривердиева