28 марта с.г. исполняется 100 лет со дня создания органов безопасности Азербайджана. Предлагаем вашему вниманию, посвященный этой дате совместный проект Общественного объединения ветеранов органов спецслужб Азербайджана "Альянс", АМИ Trend и Day.Az - "Легенды азербайджанских спецслужб". 

Одной из ярких личностей наших спецслужб является легендарный разведчик Шамиль Сулейманов, о деятельности которого можно снимать захватывающие сериалы. На протяжении профессиональной деятельности он провел множество удачных операций, нашедших свое отражение в учебных пособиях о разведывательной деятельности, по которым выросла целая плеяда разведчиков. О некоторых из них мы ранее рассказывали в первом материале проекта. И по сей день почетный сотрудник органов национальной безопасности, полковник в отставке, 84-летний Шамиль Гасым оглу Сулейманов ведет активную деятельность, возглавляя Общественное объединение ветеранов органов спецслужб Азербайджана "Альянс". Такой ветеран как Шамиль Сулейманов служит ярким примером доблестного офицера и образцом для молодого поколения. 

В интервью Trend Шамиль Сулейманов, который прошел славный путь от оперуполномоченного КГБ СССР до начальника управления контрразведки МНБ Азербайджана, рассказал о некоторых успешных операциях, которые вписаны золотыми буквами в историю азербайджанских спецслужб.

Для меня была отвратительна деятельность КГБ - перед глазами были репрессии

Шамиль Сулейманов родился 11 марта 1935 года в Баку в семье госслужащего. В 1958 окончил нефтепромысловый факультет Азербайджанского индустриального института им.М.Азизбекова (ныне - Азербайджанская государственная нефтяная академия) и пошел работать в НГДУ "Сталиннефть". Тогда же был привлечен в ряды КГБ, пройдя обучение в контрразведывательной спецшколе №302 в городе Могилев Белорусской ССР. Это была первая школа КГБ в СССР, которая проводила набор специалистов с высшим образованием и делался упор исключительно на интеллектуальные способности. Однако не все было так просто...

"Когда я учился на 5 курсе АЗИИ, ко мне подошел старший оперуполномоченный отдела кадров КГБ, капитан по имени Павел и предложил работу в органах. Для меня это показалось странным и сразу же насторожило - почему именно я? Дело в том, что в те годы было крайне негативное отношение к органам КГБ. Шел 1958 год - пять лет назад скончался Сталин и был раскрыт его культ личности, расстреляны Лаврентий Берия и глава республики Мир Джафар Багиров, объявленные "врагами народа". Все это было крайне болезненным для нас - ведь мы верили им, а Сталина считали "отцом народов"... Более того, во времена Берии была практика, когда могли завербовать любого человека и заставить его писать доносы на близких и родных - для меня это было крайне отвратительным. Перед глазами были репрессии! Я был негативного мнения об этом органе и считал неподобающим для работы нормального советского человека. Я считал, что там работают крайне порочные и нечистоплотные лица - карьеристы, двуличные, угнетатели, садисты и т.д. Поэтому, и отказался. Но капитан стал рассказывать, что картина кардинально меняется и органы очищаются от этой категории лиц, происходит набор в вузах порядочных и высоконравственных людей. Во многих госструктурах происходят радикальные перемены. Наряду с другими силовыми ведомствами появилась необходимость обновить состав КГБ, полностью дискредитировавшим себя, и в сталинские времена специализировавшегося на репрессиях против граждан страны. Необходимы были не казематные костоломы, а профессионально подготовленные интеллектуалы. Ряды оперативников КГБ СССР было решено пополнять в основном за счет сотрудников с высшим техническим и гуманитарным образованием, прошедших спецподготовку в закрытых учебных заведениях КГБ. А так как Азербайджан был нефтяной республикой, необходимы были инженеры и специалисты со знаниями в этой сферы. Он сказал, что у них есть множество источников и рекомендовали именно меня - как умелого, порядочного и знающего человека. Я занимался активной общественной работой, был комсомольцем, председателем совета физкультуры нефтепромыслового факультета АЗИ, и, несмотря на невысокий рост, увлекался волейболом. Среди нас были ведущие спортсмены республики. Интересно, что в честь 45-летия Октябрьской революции наша волейбольная команда вышла в финал кубка СССР, и в Москве мы выиграли у именитого ЦСКА. Это был настоящий фурор!  Вообщем, мы встречались с капитаном ещё несколько раз, он настаивал на предложении, а я обещал подумать. Кроме того, в спецслужбах с 1945 года работал друг моего отца - Наджмаддин, который в свое время был в охране Мир Джафара Багирова. Он часто приходил к нам в гости, был для нас таинственной личностью, и когда я рассказал ему о предложении, Наджмаддин ответил, что он был одним из рекомендовавших меня в органы КГБ. Он подтвердил, что в органах реально происходят кардинальные перемены в лучшую сторону и посоветовал принять предложение. Я решил согласиться,и мне сказали, что со мной свяжутся.

После вуза меня направилина работу инженером в НГДУ "Сталиннефть", и в конце августа 1958 года нас пригласили в КГБ и отправили на учебу в Могилев. Это был первый набор в белорусскую спецшколу - 200 человек, все с высшим образованием, инженеры, секретари комсомольских организаций, обкомов, райкомов, заводских комитетов. При отборе важными критериями были членство в комсомоле и рядах КПСС, успеваемость, физическая подготовка, активное участие в общественной жизни. Из Азербайджана было выбрано всего пять человек для учебы, в том числе и я.

Став курсантом спецшколы, за полтора года овладел теоретическими навыками ведения делопроизводства, но опыта практической оперативной работы не хватало. Этого предстояло набраться уже по завершении курсов, пройдя стажировку. Занятия проходили очень интересно, изучали реальные дела с 1917 года -  все операции, проходившие под руководством Дзержинского, Менжинского и других против подрывных зарубежных сил и ликвидации организаций в различных странах мира. Это было захватывающе - как вербовали, готовили, проводили различные операции. Даже после занятий, когда нам полагался отдых, многие засиживались в библиотеках до поздней ночи, настолько все было увлекательно. Офицеры с трудом отправляли нас на отбой - спать. И вдруг перед последним экзаменом, в конце января 1960 года, был издан приказ председателя КГБ СССР Александра Шелепина о сокращении 16 тысяч сотрудников, в их число попали и 200 курсантов этой спецшколы. Это было грубейшей ошибкой! Нам пришлось вернуться домой...

Нельзя дважды войти в одну реку, но судьба распорядилась иначе...Мужской разговор...

Шамиль Сулейманов вернулся в НГДУ - теперь уже имени 26 Бакинских комиссаров - и работал на 5-м промысле рабочим-оператором высшего разряда по добыче нефти. Спустя два месяца стал инженером по эксплуатации на 2-м промысле НГДУ и был избран секретарем комитета комсомола. В 1961-м ему предложили должность освобожденного секретаря комсомольской организации Нефтяных Камней с перспективой перехода на работу в райком, а затем - в горком комсомола инструктором. О работе в КГБ, казалось, следовало забыть навсегда. Нельзя дважды войти в одну реку, но судьба распорядилась иначе...

"В сентябре 1961 года меня пригласили к начальнику отдела кадров КГБ Азербайджана и предложили работу в спецслужбах. Я ответил: "Спасибо вам, но однажды вы меня уже обманули. Второй раз я больше такого не позволю. Я вам больше не верю!". Затем приглашали еще несколько раз, приходили домой и каждый раз я отказывался. И, наконец, меня пригласил председатель КГБ Азербайджана, генерал-майор Александр Кардышев. Он любезно встретил меня и сказал: "Я знаю о твоих отказах, но давай побеседуем как "киши с киши", и стал говорить об азербайджанском менталитете и обычаях, заключив речь словами: "Возвращайся! В органах произошли перемены, мы пытаемся исправить ошибки прошлого руководства и возвращаем всех выпускников могилёвской школы". Я был удивлен таким познаниям, но стал возражать, что успешно работаю, достиг высот, у меня большие перспективы, скоро получу квартиру и автомобиль, зачем мне все начинать сначала. Он ответил, что страна нуждается в таких кадрах как я, а все вопросы с квартирой и автомобилем решат. Я обещал подумать и... согласился.

Так началась моя работа на посту оперуполномоченного 2-го контрразведывательного отдела КГБ Азербайджана. В первый же день работы, 27 декабря 1961 года, судьба свела меня с начальником 2-го отдела КГБ Азербайджана Гейдаром Алиевым, разговор с которым привел к новой вехе в моей жизни. Гейдар Алиевич поручил мне охватить сферу нефтяной и нефтеперерабатывающей отрасли и обеспечивать безопасность. Впереди была ответственная служба, ведь КГБ защищает Отечество, а защита Родины - священный долг каждого человека.

По поручению Гейдара Алиева Шамиль Сулейманов был представлен руководству Министерства нефтегазовой отрасли экономики Азербайджана в качестве сотрудника КГБ, курирующего нефтегазовую отрасль. В 1962 году на нефтегазовых промыслах республики благодаря помощи КГБ были ликвидированы десятки не только технических неполадок, но и вредительские попытки нанести разрушительный урон нефтяной промышленности страны. Шамиль Сулейманов особо подчеркнул, что успех в выявлении негатива, создаваемого враждебными элементами, достигался под бдительным контролем Гейдара Алиева.

В 1963 году Шамиль Сулейманов был переведен в 1-й разведывательный отдел, где с наивысшей степенью результативности проработал по нелегальному, политическому и научно-техническому направлениям. Работа в 1-м отделе КГБ Азербайджана требовала от сотрудников выполнения ряда обязательств, порой сопряженных с определенным риском. Работа за рубежом призывала к наивысшей сосредоточенности в выполнении тех или иных заданий. И всякий раз Шамиль Сулейманов с честью справлялся с возложенными на него обязательствами, осуществляя контрразведывательную и разведывательную деятельность не только на территории Азербайджана, но и в Иране, Швеции, Турции, Венгрии, Болгарии, Финляндии...

Как Шамиль Сулейманов раскрыл готовящиеся американо-иранские учения, а Брежнев хотел ввести войска в Иран

В 1968-1973 гг. Шамиль Сулейманов - офицер действующего резерва ПГУ КГБ СССР, помощник президента Академии наук Азербайджанской ССР по международным научно-техническим связям. В 1973-1977 гг. работал в составе ПГУ КГБ СССР в Иране. ПГУ, считавшееся элитой КГБ, включало грамотных и хорошо подготовленных профессионалов, небезуспешно добывавших за рубежом значимую информацию. На протяжении пяти лет Шамиль Сулейманов работал в Иране, где провел ряд блестящих разведывательных операций. Причем, находясь под неусыпным наблюдением SAVAK - Министерства государственной безопасности Ирана времен правления шаха Мохаммеда Реза Пехлеви (1957-1979).

"Я работал в порту Пехлеви заместителем руководителя представительства Главморагенства Каспийского морского пароходства в Иране, которое осуществляло доставку торговых грузов из СССР в Иран. Моей задачей было предотвращение фактов измены Родине, перебежчиков и вербовщиков SAVAK. Там знали, что я разведчик,  перед моим домом даже поставили круглосуточную дежурную будку, осуществлялось наблюдение и прослушивание дома и телефона, за мною постоянно следили, отслеживали каждый шаг - приходилось работать в таких тяжелых условиях и добиваться результатов. Каждый раз надо было придумывать различные варианты как ускользнуть от SAVAK, не попасться и выполнить поставленную задачу. В Иране работало около 60 сотрудников КГБ, резидентура находилась в Тегеране, а в Пехлеви я работал один.

Шел третий год моей работы в Иране. В Пехлеви размещалась база ВМС Ирана, и я заметил, что в городе появилось множество англоязычных иностранцев. А во время поездки в Тегеран для отчета о деятельности также узнал, что на базе Мянджил появилась новая военная техника не иранского производства. От агентурной сети, которую я наладил из местных жителей, не удалось получить необходимую информацию. Но были иранские купцы, с которыми у меня были очень хорошие отношения, они зависели от меня,  потому что помогал им вовремя получать грузы в порту Пехлеви. Брат одного из них работал в SAVAK. Я узнал, что этот человек очень любит московскую водку. И я попросил его узнать о происходящем, но очень аккуратно, чтобы он ничего не заподозрил. Вообщем, водка развязала язык "саваковцу" и он рассказал, что готовятся американо-иранские военные учения вдоль границы СССР с использованием авиации, танков, современной техники  и пехоты под названием "Жди удара с севера". Перепроверив полученную информацию через другие источники, и получив достоверную информацию, отправился в Тегеран и доложил резиденту (глава советской разведки в Иране). Это было из ряда вон выходящее событие! Дело в том, что это было нарушение договора 1921 года, когда СССР мог ввести войска в Иран, если на его территории были бы иностранные войска. (Такое кстати, произошло в августе 1941 года, когда началась Великая отечественная война, и СССР вел войска в Иран, где была организована широкая шпионская сеть фашисткой Германии.) Резидент сразу же отправил телеграмму председателю КГБ СССР Юрию Андропову, тот доложил Леониду Брежневу, было созвано срочное собрание Политбюро и решение о вводе войск в Иран. И получилось так, что через несколько дней в Москву с официальным визитом прибыл шах Мохаммед Реза Пехлеви. Встретив его, Брежнев сразу же шокировал его словами: "Я уже дал команду ввода советских войск в Иран!" и раскрыл ему причину. Шах сразу же уехал в посольство Ирана и буквально через день с территории Ирана были выведены воинские подразделения и техника США. За проведенную операцию и раскрытие замыслов резидент был удостоен ордена Ленина, другие получили повышения и звания, а мне ... дали выговор. Дело в том, что все они подчинялись Москве, а я - Баку. Заместителем начальника разведки КГБ Азербайджана был армянин - мой злейший враг,  Рафик Агаян, который, как я выяснил, был предателем и работал на армянскую террористическую организацию "Дашнакцутюн". Неоднократно докладывал об этом руководству КГБ, предоставлял факты, но мне не верили. В Иране меня даже пытался завербовать резидент "Дашнакцутюн", но я послал его подальше... Этот Агаян представил докладную записку председателю КГБ Азербайджана Виталию Красильникову, что в моем отчете  о проделанной операции, я не имел права написать "Об операции доложено лично Леониду Брежневу". Когда наш резидент в Иране узнал о такой несправедливости, он доложил в Москву и меня отметили лишь благодарностью от Андропова. 

Шведский гамбит ценой в полтора миллиона долларов, или история аля-Джеймс Бонд

Во время работы за рубежом,  Шамиль Сулейманов проявил незаурядные способности не только по линии КГБ, но и как опытный дипломат, неоднократно поощрялся руководством КГБ СССР и Азербайджана за проделанную работу. В 1982-1986 гг. занимал должность замначальника 1-го отдела КГБ Азербайджанской ССР по линии научно-технической разведки. В это время на высочайшем профессиональном уровне был проведен ряд важных разведопераций.

А вот следующую историю можно полностью сравнить с приключениями американского киногероя Джеймса Бонда. Настолько она увлекательна и удивительна. Про нее Шамиль Сулейманов даже написал книгу "Шведский гамбит". С 1986 по 1990 года Шамиль Сулейманов был назначен советником посла СССР в Швеции Бориса Панкина по научно-технической деятельности, став первым азербайджанцем в истории в этом ранге.

"В те годы по линии "X" (научно-техническая разведка) в 16 наиболее развитых странах мира при посольствах СССР были созданы должности советников. Посол  СССР в Швеции Борис Панкин встретил меня очень хорошо, хотя не мог поверить, что азербайджанец назначен на такую должность. Он сказал: "Наверное, вам помог Гейдар Алиев", который в те годы работал в Москве и был первым заместителем председателя Совета Министров СССР. Я ответил: "Меня направила сюда моя работа. Но Гейдар Алиев был моим начальником в КГБ и все, что я умею, научился у него". У меня там был источник из Норвегии, с которым был установлен оперативный контакт. В те годы по распоряжению Андропова не все источники оформлялись официально как агенты, с некоторыми мы работали на дружеской основе, из-за их симпатии к СССР. Эта категория лиц в оперативной терминологии именовалась - "полезные контакты". С норвежцем познакомился во время выставки нефти и газа в Баку, и "законтачил" его. Он работал на глубоководных железобетонных сооружениях, которые добывали нефть  в Северном море. Наши интересовались этим сооружением и хотели получить необходимую информацию. С норвежцем мы тайно встречались в Финляндии, Венгрии, Австрии и других странах, и он поставлял множество интересных сведений из нефтедобывающей сферы, в том числе - из области  биологии и даже ядерной физики. Его супруга жила в США, и так как он работал вахтенным методом - две недели работы, две недели отдыха, часто летал к ней. Однажды, во время 12-ти часового перелета из Лос-Анджелеса в Осло, он познакомился с американцем, который,  выпив алкоголя, разболтался, что работает на американской базе в Швеции. Эта база находится в морских скальных гротах под Стокгольмом, у самого берега. Она было создана немцами еще в годы войны, и вход в нее осуществляется прямо с моря на подводных лодках. Эта была база НАТО, созданная на случай войны с СССР! И шведское правительство скрывало о ее аренде США от своего народа. Но как такое возможно? Ведь Швеция нейтральная страна? Как там могут базироваться американские силы? 

И я разработал план операции. По моему совету норвежец подружился с американцем, стал приглашать его в гости, так как жил один, устраивал для него гулянки, и даже организовал отдых для его семьи в Швеции, временами по-дружески давал ему деньги. А когда американец спрашивал о его щедрости, отвечал, что хорошо зарабатывает на нефтяных промыслах. За все это, конечно, платили мы. К тому же, он очень любил московскую водку и интересовался ее происхождением, на что однажды норвежец ответил, что его друг - то есть я - работает в посольстве СССР.  И так постепенно узнал, что американец работает в одном из шести гротов базы НАТО под Стокгольмом, что они очень засекречены и имеет допуск только к одной из них. Более того, он предоставил список техники, находящейся в одном из гротов. Эту информацию я отправил в Москву, и выяснилось, что здесь находится уникальная разведывательная аппаратура RV 1500, которую японцы разработали по заказу ЦРУ для прослушивания на дальние расстояния, через различные препятствия, способная засекать различные объекты. Это был сверхзначимый аппарат, и центр мечтал получить RV 1500, поэтому  мне поручили разработать операцию. Мы через норвежца пообещали американцу 50 тысяч долларов, а когда была готова решающая стадия, пришел ответ из Москвы - запретить проведение операции. Дело в том, что годом ранее в Мексике при попытке получить RV 1500 был задержан наш разведчик, который работал в посольстве СССР в США, и приговорен к пожизненному сроку. Человек, который должен был передать аппарат, был подставным лицом. Тогда был большой скандал, "полетели генеральские головы" и пришлось в Москве задержать одного американского дипломата, обвинить в разведывательной деятельности, чтобы поменять на нашего. Я вылетел в Москву и, несмотря на большую вероятность быть арестованным и провала, взял весь риск на себя.

Я все разработал до мелочей, минимизировав риски. Вкратце скажу, что американец по нашему совету вывез RV 1500 в своем автомобиле, вставив его на место магнитофонного плеера - их размер был одинаковым. Отправил аппарат в Москву, меня поздравили с успешной операцией, счастью не было предела. Но не тут-то было! Когда стали его разбирать, чтобы изучить особенности, японцы так разработали аппарат, что все 29 чипов самоуничтожались - оставался лишь один чип. И мне поступил приказ ...добыть еще 30 аппаратов!!! Из 30 аппаратов можно было сделать один рабочий RV 1500. Что делать? Как это возможно? Мы же с таким большим трудом один аппарат достали, а здесь надо аж 30! Терять было нечего, и мы об этом сказали американцу. Он согласился, но потребовал астрономическую по тем временам сумму - полтора миллиона долларов! Москва дала согласие. И американец стал постепенно вывозить эти аппараты по той же схеме и передавать их норвежцу. Надо было все сразу доставить в Москву. Но как это сделать? И тогда я разработал новую операцию, которую решили провести в лесу Гетеборга. Время было зимнее. Я нашел опушку леса, откуда шел прямой скат к Балтийскому морю. На автомобиле аппараты в мешках доставлялись к этой опушке леса, скатывались вниз, где уже ждал наш автомобиль-фургон. Чтобы замаскировать операцию, сотрудники нашего посольства устроили на этом берегу трехдневный пикник. Пили, ели, гуляли, а недалеко за нами наблюдали спецслужбы Швеции, которые якобы ловили рыбу. И когда они заметили, что с горки скатились мешки, которые быстро погрузили в автомобиль и умчались в консульство, находившееся в 3 км от этого места, было уже поздно. А я отправил телеграмму начальнику, который запрещал проведение операции: "Операция прошла успешно. Все в консульстве!". Спецслужбы Швеции, которые работали в тесном контакте с американцами, поняли, что произошла какая-то серьезная операция, но не знали - что же было в этих мешках. Консульство СССР нельзя было обыскивать, поэтому были перекрыты все границы, проверялась даже дипломатическая почта. Что же делать? Как доставить аппараты в Москву? И было решено о проведении еще одной тайной операции - в нейтральных водах использовать подводную лодку. На катере посла мы из Стокгольма отправились в Гетеборг, на котором и организовали праздничный пир. В назначенный момент из воды появилась красная лампочка, мы к ней подплыли, затем всплыла подводная лодка, открылся люк, мы быстро на канате с крючком погрузили мешки, и лодка обратно ушла под воду. Сражу же к нам подплыли сторожевые катера, стали расспрашивать о красной лампочке, подводной лодке, мы же отказывались - говорили, что просто отдыхаем. Но и это не все! Когда лодка проплывала мимо Стокгольма, она села на скалу. Что делать? Нельзя же об этом сказать службам Швеции, сразу же мог начаться обыск, и найдут ценный груз. И моряков тоже нельзя было бросать на произвол судьбы. Решили подождать. Как, оказалось, был отлив. Через сутки начался прилив, лодка снялась со скалы и направилась в Ленинград. Так была завершена эта уникальная операция! А впоследствии мы узнали, что оказывается, у американца была тяжелая форма онкологии. Мы не знали об этом. Они с женой из Аргентины, которая была из бедной семьи, мечтали о ранчо на берегу Атлантического океана. А стоило это миллион долларов. За жизнь бы они такого не могли скопить, поэтому американец и решил рискнуть ради воплощения мечты своей жены". 

Шамиль Сулейманов прошел славный героический путь чекиста, его заслуги были по достоинству оценены правительством Союза и Азербайджанской Республики. В 1991 году назначен начальником 2-го Управления МНБ Азербайджанской Республики. В 1992-м ветеран разведки и контрразведки уволился из органов по собственному желанию, оставив неизгладимый след благодаря своему профессионализму и авторитету среди сотрудников КГБ и МНБ. Сегодня он - глава большой дружной семьи, его внуки гордятся своим героическим дедом. Является автором четырех книг об истории спецслужб Азербайджана. Каждый человек мечтает прожить достойную жизнь и заслужить авторитет не только в семье, но и в обществе. И сегодня Шамиль Сулейманов как ветеран спецслужб может констатировать: около 60 лет назад он сделал правильный выбор, встав на защиту своего Отечества, оберегая безопасность интересов своего народа. Как говорит легендарная личность: "Мы истинные чекисты, думаем не о наградах, а об интересах Родины!". А мы вместе с читателями пожелаем ему крепкого здоровья, и еще долгие годы оставаться в достойной плеяде своих соотечественников.

Вугар Иманов

Другие материалы в рамках проекта "Легенды азербайджанских спецслужб" можно прочитать здесь.