На сайте Валдайского клуба опубликована статья заместителя генерального директора информационного агентства Trend, вице-президента Экспертного совета Baku Network Гюльнары Мамедзаде, передает Day.Az.

Представляем вниманию данную статью.

Последний саммит стран Содружества Независимых Государств 11 октября 2019 года продемонстрировал в некотором роде ренессанс этой организации, поскольку взаимные претензии постсоветских государств с течением времени и приобретением нового опыта всё более уступают место прагматичному экономическому сотрудничеству и более сбалансированному внешнеполитическому диалогу.

Все ранее озвученные прогнозы относительно снижения эффективности и даже якобы кончины СНГ, как показало время, оказались несостоятельны. Более того, в условиях определения нового мирового порядка опыт выживания, развития и поддержания стабильности достаточно сложен, внешние и внутренние риски наращиваются. Соответственно, нужны опорные точки, которые государства СНГ получают на взаимном уровне и при непосредственном участии усиливающейся России.

Такие страны, как Россия, Азербайджан, Казахстан и другие, задействованные в транснациональных проектах, транслируют наработанные ими возможности в сферу взаимных интересов, усиливая друг друга и расширяя коммуникации с внешним миром.

Таким образом, СНГ остаётся системообразующим интеграционным фундаментом, производной для новых интеграционных форматов, включая ЕАЭС. Это пространство понятной и взаимовыгодной экономической кооперации. И те шаги, которые необходимы, именно сейчас и активируются, включая вопрос реанимирования свободных экономических зон, снятия или упрощения таможенных и визовых барьеров, удобных расчетов на валютном рынке и другие. Чем более конкретны и эффективны будут механизмы и результаты взаимодействия на уровне СНГ, тем более долгосрочным и полезным будет представляться этот формат.

В мире сегодня фигурируют такие понятия, как "торговые войны" и экономические санкции, которые пока затрагивают непосредственно крупные страны, в частности, Китай, Россию, Иран, но косвенно повышают потенциальные риски и для всех остальных. Мы помним также, как пострадали экономики стран с углеводородной доминантой после снижения цен на нефть и долларовых скачек.

То есть нужны опережающие действия и защитные механизмы. И весь этот процесс построения устойчивой экономической основы в современных условиях приобретает стратегический характер и достигается совместными усилиями стран, связанных во многом схожей экономической проблематикой.

Одним из таких механизмов является формирование в перспективе на пространстве СНГ единого финансового рынка, что, по мнению президента РФ, "пошло бы на пользу конкурентоспособности входящих в это объединение стран". "Мы должны гарантировать себя от валютных рисков", - подчеркнул Владимир Путин.

Кроме того, Декларация о стратегическом экономическом сотрудничестве стран СНГ принимается в новых реалиях, тогда как прежняя договорная база СНГ устарела, частично так и не получив полезного применения. Опираться на устаревшие нормативные документы, не отражающие новые тренды и условия, контрпродуктивно, поэтому абсолютно верно работать в русле новой стратегической концепции, принимая во внимание как технические инновации, так и политические трансформации.

Россия - Туркмения: наращивая взаимодействие

Топливно-энергетический комплекс так или иначе остаётся одним из базовых фрагментов российско-туркменского сотрудничества, как и взаимодействие сторон в построении "транспортного каркаса" Евразии.

Важно отметить, что после подписания Каспийской конвенции в августе 2018 года Туркмения заметно и последовательно наращивала активность на внешнеполитическом уровне, в том числе на западном направлении. Например, Ашхабад работал на привлечение партнёров и инвестиций для реализации Транскаспийского газопровода, вёл переговоры с США на предмет участия в проектах по сооружению современной инфраструктуры в Туркмении в связи с участием Ашхабада в создании межрегиональных транспортно-транзитных коридоров по линиям "Восток - Запад" и "Юг - Север" с выходом на азиатские, европейские и ближневосточные рынки. Ашхабад совместно с Румынией проявился в проекте международного транспортного коридора "Каспийское море - Чёрное море" (МТК - КМЧМ) и других.

Но ситуативная повестка достаточно динамична и изменчива, и становится совершенно очевидно, что реализация всех этих амбициозных проектов с участием Туркмении сталкивается с серьёзными рисками в контексте региональной безопасности, в том числе учитывая близость границ Туркмении и Афганистана. И только Россия, с её растущим потенциалом и влиянием, в том числе на Востоке и в Азии, может обеспечить Ашхабаду определённые гарантии безопасности и стабильности. Как и присутствие Туркмении в международных форматах и региональных проектах с участием России.

В принципе, Россия и Туркмения совместно работают в формате Международного совета делового сотрудничества торгово-промышленных палат стран прикаспийского региона "Деловой Каспий", Туркмения поддерживает резолюции о неприсутствии третьих стран на Каспии в военном контексте, активен в налаживании туристического потенциала Каспия совместно с Россией и другими прикаспийскими странами. Ашхабад приглашён к переговорам Москвы и Дели о создании коридора "Россия - Казахстан -Туркменистан - Иран - Оман - Индия", представлен в других совместных проектах с РФ.

То есть у Москвы и Ашхабада много точек соприкосновения, в том числе через призму Каспия и СНГ, в формате которого Туркмения председательствовала в этом году и даже выступила с инициативой подписания Декларации о стратегическом экономическом сотрудничестве стран СНГ.