Эксклюзивное интервью Day.Az с российским историком и политологом Олегом Кузнецовым.

- Мы в последнее время стали свидетелями многочисленных провокаций на линии фронта. Наибольшее напряжение, пожалуй, вызвали недавние провокации вооруженных сил Армении, заявивших о взятии некоей стратегически важной точки на границе между Нахчываном и Арменией. Есть ли вероятность, что армянская сторона стремится спровоцировать Азербайджан на военное противостояние в этом направлении, чтобы затем втянуть в конфликт ОДКБ?

- Я на днях вернулся в Москву из Нахчывана, но я не увидел там ничего такого, что могло бы говорить о каком-то масштабном столкновении на линии противостояния противоборствующих сторон. Моя поездка была запланирована давно и связана с участием в работе международной научной конференции, приуроченной к юбилейным торжествам по всему Азербайджану по случаю 90-летия образования Нахчыванской Автономной Республики, график которых был утвержден Президентом АР Ильхамом Алиевым еще в начале года. Помимо меня в данном научном мероприятии принимали участие коллеги из Турции и США, а само оно состоялось в курортной зоне Ак-Булаг или Белый источник, в километре от границы с Арменией.

В работе пленарного заседания конференции, а оно длилось около четырех часов, приняли участие председатель Милли Меджлиса НАР Васиф Талыбов и управляющий делами Милли Меджлиса НАР Али Гасанов. Подумайте сами, если бы обстановка на границе была неспокойной, поехали бы они сами и повезли бы в район боевых действий иностранных гостей, жизнью и мнением которых они дорожат?

- Насколько, по-вашему, вообще реально возникновение очага напряжения на этом участке азербайджано-армянской границы?

- Рельеф местности здесь таков, что вести на ней какие-либо масштабные боевые действия тактическими группами более ротного состава без риска их потерять полностью в общевойсковом бою для обеих сторон практически невозможно. Линия границы практически повсеместно проходит по гребням гор, долины между которыми образуют собой нейтральную полосу, в которой под покровом ночи или ненастья могут действовать одиночки или малые группы численностью в одно-два отделения.

Любое пересечение государственной границы означает переход на обратный склон горы, на котором нарушители превращаются в прекрасные мишени для артиллерии или минометов обороняющихся, находящихся в глубине своей территории, и расстреливаются ими в считанные минуты. При этом "свои" им не могут оказать никакой огневой поддержки, поскольку атакующие скрыты от них горой, делающей корректировку огня без использования ресурсов располагающихся на околоземной орбите геостационарных спутников абсолютно невозможной.

Из всего этого можно сделать только один вывод: любые заявления о захвате, а тем более об удержании за собой важных стратегических высот, где бы то ни было на всем протяжении границы между Нахчываном и Арменией - это блеф и бред, рассчитанный на простофиль и невежд, недобросовестный политический пиар, журналистская "утка", или как там это называется еще.

- Однако армянские СМИ, говоря о якобы занятии важной стратегической точки в высокогорье на границе с Нахчываном, даже намекают на то, что ответные военные действия Азербайджана могут вовлечь в конфликт ОДКБ...

- Напряжение на границе с Нахчываном было объявлено, по крайней мере, на проармянских интернет-ресурсах в России, "захватом стратегически важного высокогорного района". Вполне возможно, что имели место два и даже три совершенно разных инцидента. И даже если в ответ на них, предположим, последовало уничтожение огнем азербайджанской артиллерии или минометов одного-двух наблюдательных пунктов армянских вооруженных сил, то ни о каком привлечении сил ОДКБ для обеспечения территориальной целостности и безопасности Армении не может быть и речи.

- То есть налицо явная попытка Армении втянуть Россию в военные действия. Тогда возникает вопрос - на кого работает Армения?

- Я считаю вполне возможным такой сюжет: Армения, заручившись гарантиями США и Франции как сопредседателей Минской группы ОБСЕ, совершает полномасштабную военную провокацию против Нахчывана, а не в Нагорном Карабахе, ибо там проходит государственная граница, а не линии фронта. В ответ армянские вооруженные силы получают отпор со стороны Азербайджана, который в ответ на агрессию в силу военной необходимости будет вынужден открыть огонь на поражение по силам и средствам противника, расположенным на его территории, что влечет за собой явное и прямое нарушение суверенитета и территориальной целостности.

В соответствии с механизмами Договора о коллективной безопасности Россия должна вступиться за Армению, в результате чего она втягивается в вооруженный конфликт, который противоречит ее геополитическим интересам, но играет на руку странам НАТО. После чего Армения, являющаяся де-юре союзницей России, де-факто превращается в ее противницу, как это и было в начале нагорно-карабахской войны, главным геополитическим результатом которой стала гибель Советского Союза и получение доступа к природным богатствам постсоветского пространства со стороны транснациональных корпораций.

- Получается, что уже наступил этап, о котором неоднократно предупреждало азербайджанское политологическое сообщество: Армения готовится предать интересы России на исключительно важном южно-кавказском направлении. Тем более, вам, как историку, наверное, хорошо известно, что армянская верхушка неоднократно предавала своих покровителей и хозяев...

- Не только один я в России понимаю возможность реализации такого сценария развития событий на Южном Кавказе. Россия сегодня не имеет безусловных гарантий политической лояльности Армении по отношению к себе хотя бы потому, что доля финансовой помощи Армении со стороны армянской диаспоры России составляет менее половины объема финансовой помощи, которую получает она от армянских диаспор из США, Франции и иных антироссийски настроенных стран. Лучшим доказательством этого является тупик, в котором сегодня находится процесс приведения национального законодательства Армении в соответствие с законодательством Таможенного союза, хотя свое намерение стать его членом Армения декларирует постоянно и на всех уровнях.

Поскольку в настоящее время глобальная макроэкономика очень часто делается самыми грязными военно-политическими средствами, то я не исключаю возможности того, что в самом ближайшем будущем, скажем, через три-четыре месяца, когда в силу природно-климатических условий боевые действия в горах будет вести несравнимо сложнее, чем летом, может иметь место заранее спланированное обострение нагорно-карабахского конфликта со стороны Армении. Конечной целью его будет потенциальное ослабление России и угождение интересам стран Запада. Единственной альтернативой этому может быть только скорое и всеобъемлющее сближение России и Азербайджана и ликвидация очага напряженности на Южном Кавказе на условиях полного и безусловного восстановления территориальной целостности Азербайджанской Республики.

- Каким вам видится будущее Армении как государства и будущее российско-армянских отношений? Соответствует ли нынешняя Армения целям защиты и расширения стратегических интересов России на южно-кавказском и других азиатских региональных направлениях?

- Перспективы политического руководства Армении в складывающихся принципиально новых геополитических условиях мне кажутся абсолютно "радужными". После двух десятилетий небытия оно вновь получило шанс обратить на себя внимание на международной арене и в очередной раз самореализоваться как инструмент торжества чужой геополитики, который до времени валяется в пыли где-нибудь в подсобке, но в нужный момент используется по назначению. Так было всегда, по крайней мере, на протяжении последних полутораста лет, так будет и сейчас.

Армяне традиционно использовались атлантистами в лице Великобритании, США, Франции в целях разрушения континентальных империй: так было в отношении Персии, так было в отношении Османской империи, так было в отношении СССР. Опыт истории армянского народа последних двух столетий показывает, что все присущие ему негативные качества находят свое полномасштабное применение исключительно в условиях глобальных геополитических кризисов. А в условиях именно такого кризиса мы уже объективно существуем в последние годы. Я вообще не уверен, в интересах ли России был сделан выбор Борисом Ельциным Армении как стратегического союзника на Южном Кавказе, или кто-то "со стороны" подсказал ему сделать этот шаг, как и вопросах приватизации стратегических предприятий бывшей советской промышленности на территории Российской Федерации.

На вторую же часть вашего вопроса я отвечу исторической аллегорией, имеющей под собой реальную фактическую основу. В 1916 году обсуждался вопрос вступления Румынии в Первую мировой войну, и никто не мог точно сказать, чьим союзником она в итоге окажется - стран Антанты или Тройственного Союза. Когда у начальника штаба Верховного Главнокомандующего генерала от инфантерии Антона Ивановича Деникина спросили мнение на этот счет, он со свойственной всем истинным военным простотой и суровостью ответил: "Если Румыния выступит на нашей стороне, то мне потребуется 16 дивизий, чтобы защитить ее. Если же она выступит против нас, то мне потребуется 16 дивизий, чтобы разгромить ее".

Нечто подобное мы наблюдаем сегодня в позиции России по отношению к Армении. Она для нас как старый муж при молодой жене - жить уже невозможно, а уйти - неприлично. Естественно, такое положение дел не может продолжаться бесконечно долго, и это хорошо понимают и в Москве, и в Ереване. С той только разницей, что в Ереване стремятся максимально долго сохранить существующий порядок вещей, а в Москве торопят с выбором определиться, с кем Ереван всецело - с Западом или Россией.