Дмитрий Родионов: Запад не готов дать Армении даже половину того, что ей дает Москва

Решение о подписании Арменией соглашения с ЕС в рамках "Восточного партнерства", активно муссируется в армянских СМИ со ссылкой на заявления официальных лиц правительства этой страны, которые периодически раздаются в этой стране. Известно также, что данный вопрос обсудили в ходе недавней краткосрочной встречи в Сочи президенты России и Армении.

О том, насколько вероятно подписание Арменией этого документа, и в целом смене внешнеполитических ориентиров Еревана, своим мнением поделился в беседе Day.Аz директор Центра геополитических исследований Института инновационного развития, известный российский эксперт Дмитрий Родионов.

"Восточное партнерство" никуда не ушло, оно продолжает работать с теми же странами, так же как и не ушло желание ряда стран постсоветского пространства сосать двух "маток" одновременно: Россию и Запад. Эта привычка родом из девяностых, когда можно было спокойно получать деньги и прочие выгоды от Москвы, при этом интегрироваться на Запад. Тогда особых противоречий в этом не было потому, что Запад не был столь агрессивен в попытках прописать постсоветское пространство в свою зону влияния, да и сама Россия также пыталась стать "своей" для Запада, практически не имея собственной внешней политики. В последние годы ситуация сильно изменилась. По сути, обозначились некие красные черты как для России и Запада, так и для стран ВП, которым пришлось делать четкий выбор между двумя проектами. Армения свой выбор сделала. Зависимость ее от России слишком велика, чтобы этим пренебрегать, тем более, что Запад не готов ей дать и половину того, что дает Москва. Это и гарантии военной безопасности, и вооружение по внутри российским ценам, и деньги, и энергетика и, наконец, условия для жизни самой многочисленной в мире диаспоры. Страх потерять все это и заставил Саргсяна резко передумать в 2013-м и отказаться от "евроассоциации". Тем не менее, это не значит, что Ереван полностью отказался от попыток получения максимальных бонусов от Запада, при этом, не нарушая своих обязательств перед Москвой. Вопрос в том, что эти бонусы, как и то, что Запад потребует взамен, по своим масштабам, несравнимы с тем, что предлагалось в 2013-м, что в итоге выбрали Украина, Грузия и Молдова. В первую очередь речь идет о создании ЗСТ с Европой, которая для страны-участницы ЕАЭС либо невозможна вообще, либо возможна с существенными оговорками и ограничениями.

По сути, готовящееся рамочное соглашение между ЕС и Арменией не имеет ничего общего с "евроассоциацией" и является скорее некоей моральной компенсацией за утраченные возможности "евроинтеграции". Кроме того, Саргясяну важно кинуть эту "подачку" прозападно настроенной части элит, которые опасаются, что интеграция в евразийские проекты повлияет на суверенитет Армении. Опасение за суверенитет это, кстати, общая тема для всех стран постсоветского пространства и входящих в ВП: и для Армении, и даже для Беларуси. Это в общем, мало связано с прозападной позицией. В любом случае, этим людям важно показать, что, мол, мы вовсе не собираемся во всем подчиняться Москве, у нас есть и альтернативные интеграционные проекты. Подчеркну, эти проекты не должны переходить "красную черту", не должны противоречить интересам Москвы. То есть это такая тонкая игра, в которой игрок прекрасно знает предел своих возможностей и никогда не пытается их превзойти, во всяком случае, в открытую. Еще один важный момент: насколько все это нужно Европе. Сейчас не 2013 год, у Европы слишком много своих проблем. Кроме того, ей сейчас, мягко говоря, не до "Восточного партнерства". Я имею в виду, разумеется, ведущие страны ЕС. Обратите внимание, что наиболее активными проводниками ВП являются страны Восточной Европы, которые отличаются крайней русофобией и которые всегда были проводниками скорее американских интересов, чем европейских: я имею в виду Польшу, Прибалтику. Для Евросоюза в целом проект ВП просто потерял актуальность.

Что касается встречи Путина и Саргсяна, думаю, конечно, они этот вопрос обсуждали. Обсуждали именно в контексте тех самых "красных черт". Но не думаю, что этот вопрос был главным, так как Ереван знает, где пределы терпения Москвы", - резюмировал российский эксперт.

Матанат Насибова