Говорить о молодой художнице Фидан Ким обычно начинают так: "для своих лет она многого добилась". И правда, ее работы украшают известные галереи в разных уголках мира. Ее картины выставлялись в выставочных залах Грузии, России, Франции, Китая, а недавно она начала сотрудничество с американскими галереями. Но залог успеха - не талант и удачные знакомства. В случае Фидан - это результат многолетнего упорного труда, невероятной силы воли и четкого знания своей цели. Но за сильным характером девушки скрывается очень ранимая, тонкая душа, что и находит отражение в ее работах.

"Главным подарком судьбы я считаю знакомство с вице-президентом Фонда Гейдара Алиева Лейлой Алиевой. Моя персональная выставка в Пекине - инициатива Лейлы Алиевой. То, что мои работы путешествуют, это все благодаря Лейле ханум. Она играет значимую роль в развитии художников. Она следит за тем как продвигаются у меня дела. Да и не только у меня. Она очень многих поддерживает и вдохновляет", - говорит Ким.

Фидан решила, что станет известной художницей в три годика. Такая установка была с самого детства. Она не думала о том, чтобы выйти во двор и поиграть с друзьями. Фидан рисовала и знала, что будет известна на весь мир. В 12 лет она продала свою первую картину. Тогда она подписала ее как Фидан Ким и с тех пор продолжает творить под этим псевдонимом. 

С самого начала творческого пути девушку поддерживала мама, имя которой - Кимья, в сокращенной версии и стало ее псевдонимом. Так случилось, что девушка живет вдали от мамы и такой псевдоним - результат желания чувствовать присутствие родителя рядом.

Художница рано повзрослела. Обстоятельства заставили, говорит она. Может именно поэтому в 22 ей кажется, что она еще малого достигла. Ну, или же "потому что Дюрер в 14 лет писал автопортрет как некоторые в 60".

"Я себя никогда не чувствовала на свой возраст. В 16 я чувствовала себя даже взрослее, чем сейчас. Это проявлялось в, своего рода, социопатии. А сейчас внутренне я себя чувствую меньше, чем в 16. Тогда я работала на убой, не спала, не давала себе расслабиться. Мне казалось, что я чего-то не успею. Сейчас наоборот я даю себе установку, что все должно быть постепенно, чтобы я не перегорела", - говорит Фидан.

В 4 года у нее появился первый педагог, с которым она занималась до 12 лет. Потом художница познакомилась с Раидой Мустафасултан, и это стало поворотным событием всей ее жизни.

"Она стала моей семьей, мамой моего творчества. Если я знала, что хочу быть художником, то именно с Раидой ханум я поняла, что если не добьюсь всего этого, то для меня, как бы это неправильно ни звучало, жизнь была бы прожита зря. С Раидой ханум я осознала, что у меня гораздо больше сил, потенциала, чем я думала. Она поверила в меня так, как никто другой и даже я сама. До сих пор я работаю в ее мастерской. В 16 лет она сказала мне - иди пиши, тебе не нужен педагог. Но я до сих пор без нее не могу, потому что она заполняет некоторую пустоту во мне. Любой мой успех  - заслуга мамы и Раиды ханум.

Первое желание моей мамы - чтобы я была здорова и счастлива. Первое желание моего супруга - чтобы у нас была хорошая семья, дети. Первое желание Раиды ханум - чтобы я стала известной художницей. И наш с ней интерес совпадает. Мы с ней на первое место ставим творчество, а потом все остальное. Я считаю, что я буду учиться у нее бесконечно. Она для меня как гуру. Я к ней обращаюсь по любому поводу, даже бытовому", - признается молодая художница.

Не смотря на то, что Фидан творит беспрерывно и большинство ее работ разлетаются по известным галереям, она никогда еще не была довольна своими картинами. И надеется, что никогда не будет довольна, так как это будет означать "стоп" в развитии.

"Я не довольна своими картинами, но довольна публика. Мои работы - как мои дети. Ты же всегда хочешь, чтобы твой ребенок был лучше, но все равно любишь его. Мне очень сложно расставаться с картинами. Когда я создаю картину, то вкладываю в нее всю себя. Это все равно, что оторвать часть себя. Я помню каждую свою картину. Я даже помню все свои детские наброски. Есть коммерческие художники, которые говорят, что творчество - это бизнес. Это же сегодня делают американские художники. Поэтому галереи в США просят у меня 20 картин в месяц. Ты как принтер должен "штамповать" работы, а став известным, можешь делать, что хочешь. Но пока ты штампуешь, приходишь к тому, что уже не можешь писать картины как раньше.

Сейчас я перевоспитываю себя, потому что прошли времена ван Гога и нужно работать для продажи, еще презентабельно выглядеть и верно общаться с клиентом. И тактично спорить насчет цены", - рассказывает художница.

Недавно Фидан начала рисовать то, что ей действительно нравится. Узнаваемые яркие краски, цветы, нежные портреты теперь не встречаются в ее работах. Художница признается, что раньше рисовала сны, а теперь рисует реальность. Реальность через свои сны.

Фидан стремится к мировой славе. Она даже поставила себе срок в пять лет. Чтобы, например, через пять лет зайти в CNN и ее там узнали, чтобы The New York Times неоднократно писал о ней, чтобы ее приглашали на выставки в США. Для этого надо работать, не уходить в себя, не лениться, считает она.

"Я прихожу к выводу, что насколько больше ты работаешь, тем больше тебе благоволит судьба. Если я чуть разленюсь, ничего не происходит. Когда люди говорят, что где-то нет перспектив - это не так. Просто если ты будешь реально работать, откажешься от тусовок, сна, не будешь постоянно находить себе оправдание, вроде отсутствия вдохновения, то все получится. Вообще, зачем ждать вдохновение? Оно приходит в процессе работы! Я всегда пишу через силу, но в процессе приходит озарение", - рассказала Фидан Ким.

Франгиз Агаларова