Апрельская увертюра 2016 года

Прошло ровно 5 лет с апрельской войны 2016 года, которая явилась увертюрой Второй Карабахской войны 2020 года.

Тогда в апреле 2016 года азербайджанская армия в ответ на провокации армянских вооруженных сил в районе оккупированного Джебраильского района перешла в наступление и освободила более 2000 га азербайджанской территории.

Впервые с 1994 года азербайджанской армии не только удалось отбросить армянские войска с оккупированных территорий, но и перейти в наступление.

Начав терпеть поражение и понимая, что наступление азербайджанской армии остановить не удасться, армянское руководство в очередной раз использовало свою старую тактику, срочно обратившись к России, как к своему главному союзнику и одному из сопредседателей Минской группы ОБСЕ со слезной просьбой остановить развивающую успех азербайджанскую армию, обещая выполнить часть резолюций СБ ООН и освободить значительную азербайджанскую территорию в случае прекращения огня и остановки наступления.

Тогдашний Президент Армении Серж Саргсян буквально на коленях умолял руководство России вмешаться, объясняя, что поражение в войне обернётся свержением его режима и приходом к власти прозападных сил, которые переориентируют страну на Запад.

Тогда азербайджанская сторона, проявив добрую волю, приняла предложение российской стороны прекратить огонь и остановить наступление, полагаясь на то, что России удасться добиться от Армении освобождения оккупированных территорий мирным путём в кратчайшее время.

Армянская сторона в очередной раз не выполнила свои обещания, затянув данный процесс под всякими вымышленными предлогами, а затем вообще отказавшись от их исполнения.

Такая позиция армянской стороны не только нанесла огромный ущерб имиджу России как посреднику в решение карабахского конфликта, но и поставила точку в вопросе доверия Армении как партнеру по мирным переговорам.

Вскоре руководство Армении отказалось от выполнения данных обещаний, мотивируя это внутриполитическими проблемами, и продолжила имитационный переговорный процесс в рамках Минской группы.



Естественно такое безответственное поведение Армении не могло не вызвать резкую ответную реакцию Азербайджана, который выразил своё недовольство России как посреднику в вопросе прекращения огня, тем что армянская сторона в очередной раз уклонилась от выполнения данных обещаний и одновременно затягивания переговорного процесса, где выдвигая заведомо невыполнимые требования по статусу Карабаха и других оккупированных территорий, пыталась узаконить оккупацию.

После апрельских событий 2016 года Армения не только торпедировала мирный процесс, но и делала все возможное, чтобы добиться путём давления сопредседателей Минской группы на Азербайджан выгодных для армянской стороны условий возможного мирного соглашения, при котором удастся сохранить оккупацию большой части азербайджанских территорий и добиться международного признания сепаратистов.

Активно используя влиятельную диаспору, армянская сторона, играя на противоречиях между Москвой и Западом, вела себя как тот ласковый телёнок, который у двух маток сосет. Давала обещания налево и направо и двумя руками гребла финансы, которыми покрывала огрехи обанкротившейся экономики, находящейся полностью в стороне от глобальных региональных проектов.

Даже смена власти в Армении в 2018 году, когда в результате так называемой "вельветовой" революции пришли прозападные питомцы "гнезда Сороса" во главе с Н. Пашиняном, не только не изменила армянскую позицию по конфликту, но наоборот, сделала ее более агрессивной и провокационной.

Новое армянское руководство продолжило курс на закрепление оккупации азербайджанских территорий. С одной стороны, укрепляя связи с Западом, где пользовалось определенной симпатией благодаря обещаниям порвать с Россией и переориентировать внешнеполитический курс страны, а с другой стороны, сохраняло российскую военную базу, как щит против возможных действий по деоккупации Карабахского региона Азербайджана.

Такая двойственность во внешней политике нового армянского руководства объяснялась ещё и тем, что Армения вообще не собиралась ничего освобождать, кроме части Агдамского и Физулинского районов и то лишь в обмен на мифический независимый статус сепаратистов.

Естественно, что Азербайджан, которого мягко говоря "кинули", не дав развить успех в апреле 2016 года, не мог спокойно наблюдать за деструктивным поведением Армении.

Имитация Арменией переговорного процесса, неспособность сопредседателей Минской группы оказать давление на армянскую сторону в исполнении резолюций СБ ООН и ОБСЕ, вооруженные провокации на линии соприкосновения войск, в ходе которых гибли как военнослужащие, так и мирные азербайджанские жители, окончательно убедили азербайджанскую сторону в том, что Армения не только не склонна к мирному решению карабахского конфликта, но и вообще действует только на закрепление оккупации.

В действительности с приходом к власти Н. Пашиняна переговорный процесс в рамках Минской группы ОБСЕ практически не только затормозился, но и сошёл на нет, превратившись лишь во встречи ради встреч.

Более того, Н. Пашинян и его окружение открыто перешли к провокационным действиям и заявлениям, в ходе которых прямо задевали национальные чувства азербайджанского народа, которые свели на нет все возможные обсуждения и переговоры.

Подводя итоги событий Апрельской войны 2016 года, можно сделать вывод: впервые с армянской армией вступила в бой новая азербайджанская армия, оснащённая новейшим вооружением и обученная по современным международным стандартам.

Армянская сторона, потерпев поражение в четырехдневных боях и получив первый урок, не сделала соответствующих выводов, продолжила политику сохранения оккупации и присвоения чужих земель.

К сожалению, международные посредники также не сделали соответствующих выводов из событий апреля 2016 года и продолжили своё "сюсюкание" с оккупантом, задабривая и умиротворяя армянскую сторону.

Азербайджан не только освободил часть своей территории, опробовав новейшее вооружение и тактику, но и окончательно убедился в том, что Армения не настроена на освобождение оккупированных территорий и мирное решение конфликта.

Именно апрельская война 2016 года явилась увертюрой к победе Азербайджана во второй Карабахской войне 2020 года, а армянская сторона, не сделав выводов из поражения, продолжила политику сохранения оккупации, которая завершилась сокрушительным поражением и капитуляцией.

Отказ Армении от выполнения своих обещаний практически убедил Азербайджан в том, что мирное решение конфликта невозможно в силу того, что армянская сторона будет использовать любую возможность, чтобы не выполнять взятые на себя обязательства и добиться международного признания сепаратистов.

На протяжении более 30 лет конфликта армянская сторона, вне зависимости от того, кто был у власти в Армении, постоянно проводила одну и ту же политику в переговорном процессе, используя переговоры в собственных целях.

Как только достигалось какое-либо прекращение огня между сторонами, армянские вооруженные силы использовали эту передышку для перегруппировки и нового наступления.

Так было в мае 1992 года, когда после подписания Тегеранских договоренностей были оккупированы Шуша и Лачин.

Твёрдая политика руководства Азербайджана всегда была направлена на защиту национальных интересов, освобождение оккупированных территорий и скорейшего возвращения к местам постоянного проживания временно перемещённых лиц.

Позиция Азербайджана заключалась в неукоснительном выполнении достигнутых договоренностей и соглашений, однако ход событий показал, что такая позиция воспринималась армянской стороной как проявление слабости и служила выдвижению неисполнимых дополнительных требований, которые противоречили как международному праву, так и законам Азербайджанской Республики, что сразу же категорически отклонялось представителями азербайджанской стороны.

Наверняка, давно пора признать всем международным посредникам, а также отдельным странам-членам ОБСЕ позицию Президентов России В. Путина и Франции Э. Макрона, которые, не смотря на особо близкие отношения с Арменией, признали, что Карабахский регион - неотъемлемая часть Азербайджана, а сепаратистов никто в мире, включая Армению, не признает.

Всяческие разговоры о каком-то статусе или попытки внести это в повестку дня возможных встреч в рамках посредничества сопредседателей Минской группы просто смехотворны и не отражают новых геополитических реалий.

Азербайджан не намерен что-то обсуждать, что затрагивает суверенные права независимого Азербайджанского государства. Азербайджан является по Конституции унитарным государством и внесение изменений в основной закон возможно лишь в ходе Общенационального референдума.

Как справедливо отметил Президент Ильхам Алиев, вопрос о статусе выброшен на свалку истории и возвращаться к нему азербайджанская сторона не намерена.

Если кто-то ещё питает себя пустой надеждой на возвращение к этому вопросу, то он глубоко ошибается. Все вопросы о возможном статусе похоронены армянской стороной, которая, отказавшись от мирного справедливого решения карабахского конфликта на основе принципа территориальной целостности и нерушимости границ, сама поставила точку в этом вопросе.

Голословные обвинения Армении в адрес Азербайджана в том, что отказ от обсуждения статуса свидетельствует о нежелании окончательного мирного решения уже затухшего конфликта, лишь желание армянской стороны сбросить все с больной головы на здоровую, попытками дезинформировать международное сообщество и армянское общество, которое уже устало от войны, человеческих жертв и экономического коллапса.

Так что апрель 2016 года стал предтечей Победы ноября 2020 года и, говоря сегодня об апрельской войне, мы не должны забывать, что все жертвы 2016 года оказались не напрасны.

Не будь маленькой Победы тогда, не было бы нашей большой Победы 10 ноября 2020 года!

Пярвин Мирзазаде