Самая большая ошибка армян - они считают, что в России им все можно - РОССИЙСКИЙ ЭКСПЕРТ

25 декабря 2017 07:15

О судебных исках против известного историка Олега Кузнецова, которыми закидывают соответствующие органы России активисты местной армянской общины, нашим читателям хорошо известно. Совсем недавно завершилось следственное разбирательство по очередной жалобе армян, а на днях стало известно, что националисты не намерены сдаваться и продолжают искать пути отправить историка, говорящего правду об армянском терроризме, на скамью подсудимых.

О подробностях своих новых "приключений" Олег Юрьевич рассказал в интервью Day.Az.

- Насколько нам известно, вердикт Следственного комитета России не "успокоил" ваших оппонентов. Можно поподробнее?

- Действительно, это так. В сентябре, когда ситуация с заявлением московских адвокатов Рубена Киракосяна и Карена Нерсесяна в Следственный комитет России в обвинениями в том, что моя монография "История транснационального армянского терроризма в ХХ столетии" разжигает в России межнациональную рознь, вышла из под их контроля, они решили задействовать, как говорят в России, "план Б" и продублировать заявление в МВД России. Заявление, точь-в-точь, до последней запятой, повторяющее заявление Рубена Киракосяна в СКР, было подано по месту моего рождения и проживания десять лет назад в Центр противодействия экстремизму Управления МВД России по Тульской области. Инициатором дублирования заявления, по имеющейся у меня информации, стал тот же московский адвокат Карен Нерсесян, связывавшийся по этому вопросу в руководством армянской общины Тульской области. Так что инициатива была не "снизу", а "сверху" вследствие исполнения прямого указания из Еревана.

- А кто стал заявителем в этот раз?

Олег Кузнецов: В России высока угроза армянского терроризма - ФОТО

- Руководство армянской общины Тульской области поручило стать заявителем одному весьма интересному персонажу - Санику Жульевичу Аветисяну, более известному в определенных кругах как "Манук Веневский" (Венев - районный центр Тульской области). Узнать факты из биографии этого человека очень легко, если ввести соответствующие запросы в поисковики Интернета. Будучи директором совхоза, он на закате советской власти приватизировал это предприятие, стал влиятельным человеком в районе, как говорят в России, "авторитетным бизнесменом", построил в Веневе армяно-католический храм, после чего объявил этот старорусский исторический город армянским. В 2007 году между местными жителями и мигрантами из Армении в Веневе возник конфликт, усмирять который пришлось силами батальона 108-й бригады ВВ МВД России (ныне - Росгвардии). Тогда дело замяли, теперь Манук Аветисян считается добропорядочным предпринимателем, а заодно пишет заявления в органы полиции о противодействии экстремизму и разжиганию межнациональной розни, хотя 10 лет назад именно в этом и был замечен сам.

Органы полиции проводят свою проверку, результаты которой мне официально никто сообщать не будет, поскольку проверочные действия пока никак не затронули моих конституционных прав. Тем не менее, как сообщили мне источники, близко знакомые с ситуацией, тульские полицейские, не имеющие средств для оплаты столь серьезной экспертизы, обратились в СКР за экспертным заключением, полученным в процессе их проверки, после чего приобщили эти материалы к своей проверке и вынесли "отказное" решение. От себя скажу, что текст постановления об отказе в возбуждении против меня уголовного дела размещен в свободном доступе в интернете, ознакомиться с ним может каждый желающий, экспертное заключение было мной скопировано из материалов проверки и максимально широко распространено среди сотрудников правоохранительных органов и спецслужб России, поэтому нет смысла искать, откуда конкретно я частным порядком получил соответствующую информацию. В России пока не все продается и покупается за деньги армянской диаспоры.

- Куда еще могут обращаться желающие вас засудить? Есть ли у них пути для отступления?

Олег Кузнецов: армянские компании России несут убытки из-за подозрения в финансировании террористов Карабаха - ИНТЕРВЬЮ

- Тут можно было бы продолжить мою предыдущую мысль о том, что не все в России подвластно армянским деньгам, и сказать, что, тем не менее и к сожалению, у нас достаточно правоохранительных органов, сотрудники которых вместо защиты национальных интересов России готовы защищать интересы армянской диаспоры и даже государства Армении на территории РФ. Достаточно в этой связи сказать о полной инфантильности соответствующих структур власти к факту установки памятника Гарегину Нжде в Ереване, хотя лично он с лета 1940 года сотрудничал с Абвером и возглавлял в Крыму разведывательно-диверсионную школу. К сожалению, в верхах делают вид, что ничего не происходит, оттого в России люди, замешанные в армянском экстремизме, могут спокойно подавать заявления в полицию на людей, которые с армянским экстремизмом борются.

Сами понимаете, что в таких условиях, ощущая свою полную безнаказанность перед лицом российского законодательства, активисты армянской диаспоры имеют все возможности для моего преследования. В 2016 году они начали с "верхов" и обратились в Совет безопасности России, в 2017 году они подали заявления в Следственный комитет и в МВД. Единственный орган, в который они не обращались, или мне об этом неизвестно, - это ФСБ России. А так, круг своих возможностей они уже полностью исчерпали. Больше в России армянским лоббистам обращаться не к кому, разве что к бандитам.

- По-вашему, они к этой братии еще не обращались? Звучат ли какие-то угрозы в ваш адрес?

- Прямые угрозы и просто оскорбления со стороны активистов армянской общественности в Росси поступают в мой адрес практические постоянно, начиная с 2013 года, когда вышла в свет моя книга "Правда о "мифах" карабахского конфликта", в которой я с фактами в руках показал случаи фальсификации армянскими исследователями в своих интересах архивных документов. Такого рода психологический прессинг в моей жизни присутствует уже давно, и угрозы физической расправы являются его составной частью. Однако до недавнего времени дальше слов дело не заходило. Однако этой осенью ситуация сильно изменилась: ко мне стали из разных мест поступать сообщения, что представители армянской общественности в России ищут на меня компромат и установочные данные, по которым можно меня найти. Мне точно известно, что была попытка получить доступ к моей учетной карточке в военкомате, опрашивались руководители, как минимум, двух мест моей прежней работы и службы. Думаю, что ясно, зачем это делается.

Российский историк взялся за армянских националистов - ЗРЯ СВЯЗАЛИСЬ

Надо понимать, что Россия, несмотря на все свои размеры, - это маленькая страна, в которой интерес посторонних людей к конкретному человеку становится для него известным очень быстро. В Туле, где я родился и учился, половина класса в школе была из детей военных, вторая половина - из детей уголовников, сам я долгие годы был связан службой с правоохранительными органами России, поэтому у меня есть огромное количество знакомых в самых разных сферах - от начальников полиции до криминальных авторитетов. Армяне в России - чужаки, и когда они обращаются за информацией о человеке в разные структуры, этот интерес очень быстро становится известным тому, кем интересуются, причем информируют об этом и бывшие коллеги, с которыми сохранились прекрасные и даже не очень отношения (первые говорят об этом с тревогой, вторые - со злорадством, но говорят все равно), и бывшие одноклассники и из числа полицейских, и из числа уголовников. Круг информаторов бывает очень широк.

Поэтому я вполне конкретно знаю, что за сбором информации обо мне стоит конкретно московский адвокат Карен Нерсесян, который напрямую получает указания из Еревана, в августе он контактировал с формальным лидером тульских армян Рафиком Папяном, от которого требовал оказать на меня давление, в том числе и силовое. Требование Нерсесяна что-то сделать со мной дважды обсуждалось руководством армянской общины Тульской области, в итоге было решено ограничиться только действиями в правовом поле, после чего уже упоминавшийся выше Манук Аветисян подал на меня заявление в Центр противодействия экстремизму Управления МВД России по Тульской области, хотя изначально Карен Нерсесян из Москвы требовал самых радикальных мер.

- Создается впечатление, что армянской общине можно все. Вам так не кажется?

- Вот беда армян в Росси как раз в том и заключается, что они наивно думают, будто пользуются на территории РФ абсолютной свободой действий, в том числе могут безнаказанно совершать любые преступления. В этом они сильно ошибаются: как минимум, каждый третий армянин является осведомителем или полиции, или спецслужб. На практике это значит, что в каждом "хумбе" или руководящей пятерке армянской диаспоры соответствующего уровня есть один или даже два осведомителя. Любая оперативная информация о готовящемся преступлении на национальной почве в России автоматически становится достоянием и полиции, и спецслужб, и прокуратуры, каждое ведомство имеет свои источники информации, так что отследить, откуда или от кого "протекло" у армян, нет ни малейшей возможности, осведомителем может быть каждый сидящий за столом совещания руководящей пятерки диаспоры. Особенно в двухмиллионной Тульской области, где каждый армянин находится на виду у сотен глаз, две пары из которых всегда бывает профессионально внимательными и любопытными.

- Киракосян жаловался армянским СМИ, что экспертиза вашей книги об армянском терроризме проводилась оба раза в Москве, и требовал ее проведения в Санкт-Петербурге. Почему именно там и  что это может для него изменить?

- Понять Рубена Киракосяна можно - он потерпел поражение в деле, которое считал абсолютно выигрышным, всячески трубил о своей победе и даже взял аванс под свой будущий успех. Заодно он очень сильно в репутационном плане подставил свое общественное детище - "Русско-армянский дашнакцутюн юристов", как я его называю. Помимо этого, он засветил своего "кукловода" - Карена Нерсесяна, исполнителем воли которого он является, а таких людей, как Карен Нерсесян в политические и информационные скандалы вмешивать нельзя. Словом, он, как говорят в России, "облажался по полной", и теперь Рубену Киракосяну ничего не остается другого, как искать для себя жалкие оправдания. И деньги дашнакам надо возвращать, а они уже потрачены, и не только на семью.

Российским генералам омерзительно пожимать руки террористам Саргсяна - ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ

Теперь у него остается только одна призрачная надежда на то, что если он будет подавать через подставных лиц заявления в разные правоохранительные органы России, вдруг найдется кто-нибудь где-нибудь в провинции, кто составит угодное армянскому лобби экспертное заключение, на основании которого есть призрачный шанс возбудить против меня уголовное дело. Именно возбудить, безо всякой перспективы на успех, чтобы хоть как-то реабилитироваться. Однако всякому здравомыслящему юристу понятно, что возбуждать дело по факту, по которому в возбуждении один раз было отказано, без наличия вновь открывшихся обстоятельств никто не будет. А возможности найти эти вновь открывшиеся обстоятельства у него нет, так как книга пока еще не переиздавалась с дополнениями и изменениями. Но, обещаю, в скором времени это обязательно случится.

Есть еще одно обстоятельство, на которое я хочу обратить внимание ваших читателей: следствие назначает экспертизу в том органе, квалификации сотрудников которого оно доверяет. Если Рубен Киракосян хочет сделать экспертизу моей монографии в Петербурге, ему в этом никто препятствовать не может, но сделать он это может уже не за государственный счет, а на коммерческой основе. А платить за экспертизу из своего кармана он, похоже, не желает. В результате получается, что для него армянская национальная идея и вообще торжество закона в России - это политическая или коммерческая тема, связанная с собственной прибылью, а не расходами. Как и всякий адвокат, он готов защищать интересы своего народа только на коммерческой основе, а вкладываться в идею он, похоже, как и всякий дашнак, как мы об этом знаем из истории, он не готов. Отнять, пожить за чужой счет, присвоить себе - на это он способен, а выложить миллион рублей для проведения экспертизы ради достижения, скажем так, блага своего народа - на это он точно не готов, вот поэтому он и плачется в интернете, что его, бедненького, обидели, и копеечку на коммерческую экспертизу просит, хотя сам заранее знает о ее полнейшей бесперспективности. Словом, сюжет для психологического триллера уже готов.

Беседовала Лейла Таривердиева

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!