"Воскресное чтиво" на Day.Az: "Невозможное"
В рамках рубрики "Воскресное чтиво" Day.Az представляет рассказ "Невозможное" нашего читателя, который представился как Коте Серый.

 

Мы призываем наших читателей продолжать посылать на электронный адрес office@day.az различные публикации, касающиеся искусства, истории, культуры, этнографии, традиций Азербайджана, и многих других областей жизни нашей страны, а также свои рассказы, ранее не печатавшиеся в прессе. 

Утро субботы было холодным. Я встал, рухнул с постели, отжался раз 10 для бодрости и пошел в душ. Скучно, подумал я. Видать, будет еще скучнее. Я глянул на экран своего телефона.

Facebook: Мамед Симпотяга прокомментировал... Опять очередной кретин, который считает, что его мнение важнее мнения каждого человека.

WhatsApp: Она: ты обязан мне всем, что...

Мда... конечно, обязан, ведь не я же тебя бросил...

Решено - сегодня я оставлю телефон в покое и ноутбук тоже, схожу, погуляю, куплю книжку, почитаю, побуду один. Я спешно оделся - джинсы и майку с изображением предсмертного, последнего фото Курта Кобейна, накинул любимую косуху, за которую некоторые считали меня скинхедом ввиду своей глубокой образованности и познания в рок- и субкультурах, армейские сапоги, оставшиеся последним напоминанием о службе в рядах Национальной fрмии. Глянув в зеркало на себя, пробурчал обыденное "норм" и вышел на улицу...

Весна... Люблю ее... Все пробуждается, равно как надежда, которую замело толстым слоем снега. Вот только эта весна была для меня чем-то вроде шутки, ибо в тот момент, когда все вокруг оживало, чирикало и спаривалось, внутри меня все, наоборот, угасало и превращалось в груду пустоты. Сев за руль, я быстро добрался до первого попавшегося книжного магазина, вбежал в него и подозвал продавщицу. Я знал, чего хотел.


- Что-нибудь из Ремарка...


- Осталась 1 книга, "Время жить, время умирать".


- Беру.


Взяв книгу, я решил не возвращаться к машине, а пешком пройтись до какой-нибудь кафешки и засесть там за чашечкой кофе и строками великого Ремарка. Обычно я в таком духе ходил в пабы, где быстро подводил черту для своей печени и потом брел с диким энтузиазмом домой, в постель, чтобы поскорей уснуть, пока алкоголь еще во мне. Бессонница мучила меня уже полгода, алкоголь спасал.

Поход по городу был плохой идеей. Слишком много слов в голове, которые нужно связать, но в них нет прекрасного, а значит, пусть это останется сумбуром моих мыслей.


Плавно, не заметив расстояния, я оказался у входа в кафе "Али и Нино". Зашел, осмотрелся. Уютненько, подумал я. Вот тут можно и сесть. Недолго думая, я выбрал место у стенки, деревянный столик на двоих, с видом на барную стойку, напротив стены, где полка с книгами. Приятное место, возможно, успокоит мои нервы.

Я заказал кофе, повесил свою косуху на стул, уселся удобно. Как только принесли кофе, я поблагодарил официантку, закурил сигарету и открыл книгу, дабы уйти в мир боли, который приготовил для меня Ремарк. Но этому не дано было случиться.


Меня отвлек запах мягких духов. Духи, которыми пользуются не вульгарные девицы, в татуаже и леопардовых лосинах, а именно запах детства... Да, так пахла бабушка... она душилась духами с ароматом нарцисса. Незабываемый запах. Тишину нарушил не менее мягкий голос:

- Вы заняли мое место, я тут всегда сижу.
 

Я машинально поднял глаза от книги, чтобы в форме моего унылого настроения ответить хозяину тоненького голоса, что место как бы не было зарезервировано кем-то, и... вошел в ступор.

Рост примерно 165, не больше, рыжие густые кудри, огромные зеленые глаза, темно-синее платье и легкое пальто цвета бордо. Нет, слишком просто, чтобы описать то совершенство, которое я увидел перед собой. Девушка с белой и нежной как бархат кожей и румяными щеками, на которые падали дико рыжие обжигающие волосы. Невероятно миловидная и миниатюрная, будто героиня фэнтези.

Я сделал слишком большую паузу, никак не находя слов, чтобы ей ответить. Тишину вновь нарушила она:


- Хорошо, раз вы немой, то я поделю с вами свое место, только не досаждайте мне...


Я молча кивнул и отложил книгу в сторону. Она заказала кофе, неуклюже порылась в сумке и достала книгу. Хемингуэй "Прощай, оружие". Аккуратно убрала закладку хрупкой ручкой, и ее зеленые глаза забегали по строчкам. Я молча наблюдал за ней.

Совершенство!

Она сидела грациозно, ровно, словно стебель тюльпана. Ее аромат, состоящий из детского шампуня вперемежку с духами, сводил с ума, на ней было минимум косметики, но и этот минимум был с таким вкусом, что ей бы легко дали рекламировать продукцию Шанель.

Читая, она глазами показывала удивление от книги и одновременно интерес, а когда переворачивала страничку, то зачесывала спадавшие волосы за ушко, вновь удивившись чему-то на следующей странице, прикусывала нижнюю губу.


Я решил, через час и 40 минут молчания, что-то наконец сказать.

Я не могу объяснить, что было со мной, но я был в состоянии ступора, был будто парализован ею.

Набравшись смелости, я промямлил первое, что пришло на ум, и это было:

- А, эм, вам нравит...


- Тсс, мы договорились с вами.


Я немного удивился такому повороту, потом откинулся на спинку стула... Да, признаю, в этот момент на меня нахлынул приступ разочарования. Напротив сидит ангел, а я веду себя как дурак. Ну ничего, думаю, одной ей будет спокойней сидеть, а я уйду читать в парк. Как только я подумал об этом, она захлопнула книгу, показав, что закончила чтение, отпила глоток кофе, вновь порылась в сумочке, достав... сигареты и серебристую зажигалку Зиппо, которой ловко прикурила, и так же, как и я, откинулась на спинку стула.

Вы видели курящих дам? Признаю, зрелище не очень приятное, многие согласятся, что девушке это не к лицу, но тут все иначе. Не каждая может делать это изысканно. Она могла. Держала сигарету промеж двух пальцев, медленно затягивалась, выдыхала тонкой струйкой, оставляя на фильтре небольшой след от помады.


- Попросите счет.


- Хорошо...


Я быстро окликнул официантку, дав понять жестом, чтобы она быстро нас посчитала. Когда она подошла к нам, я потянулся к кошельку в заднем кармане, но рыжий ангел ловко и быстро взяла у официантки счет и вложила туда купюры, при этом грозно мне сказав:


- Я оплачиваю ваш недопитый и остывший кофе, а вы мне рассказываете, о чем вы думали, когда смотрели на меня.


Кивнув, как дебил, я, не выдавая нотки эмоций, продолжал смотреть на нее.

Она резво встала и быстренько накинула свое пальтишко, не дав мне даже шанса ей помочь.

Мы вышли из кафе вместе. Встав у выхода, она повернулась ко мне, и ее зеленые глаза жаждали ответа: "ну давай, скажи, ответь...".


Ступор вновь меня охватил от и до. Все привыкли считать мужчин сильными и готовыми к любой ситуации, ну, и где-то они правы... Мы воевали, мы строили города, мы запускали ракеты в космос, но мы всегда, всегда будем робеть перед теми, в кого влюбляемся...


- Я люблю тебя...


- Что?


- Я хотел сказать, что...


- Нет, повтори еще раз.


- Я тебя люблю...


- Хорошо, иди за мной...


Она взяла меня за руку и потянула за собой.

Мы чуть ли не бегом шли через Торговую, проходя магазины, бутики, фонтаны и деревья. Все это с моего ракурса было похоже на быструю фотосъемку известного в Инстаграм хита "Follow me".

Я видел ее огненно рыжие, развивающиеся волосы, ручку, которая держит мою в своей ладони и ракурсы улицы, которые быстро сменяются.

Я настолько в это ушел, что не заметил, как мы остановились.

Это была крыша высотного здания. Она отпустила мою руку и подошла к самому краю.

- Ты знаешь, ты странный, - прозвучал мягкий пленительный голос, - такой молчаливый, с пустыми карими глазами. У тебя вид, будто тебе вырезали сердце, разве я не права?


- Я просто...


- Тсс.. Ты сказал, что любишь меня?


- Да...


- Уверен?


- Да...


- Книги надо дочитывать перед смертью... Нельзя оставить недочитанную книгу и умереть. Я дочитала сегодня книгу, которую начала читать 3 года назад... 3 года... Боль, ложь, измена. Вы, мужчины... Вам хочется подарить все, что в нас есть, но взамен вы причиняете столько боли, а потом вы уходите... А ведь клялись, что никогда не бросите. А ведь мы любим... И ты сказал, что любишь. Разве ты знаешь меня? Думаешь, я тебе поверю? Нет!

- Чтобы любить, необязательно знать друг друга...


- Возможно, но мне пора...

Я уже не сомневался. Ступор ушел. Пришло мое мужское начало. То, что крушит ворота осажденной крепости, то чувство, которое тебя бросает на пулеметную амбразуру, сжимает волю в кулак, и ты с диким криком "ура!" бросаешь себя вперед. Вера в себя, вера в то, что ты изменишь ход истории...


Я молниеносно среагировал и схватил ее, когда она была на краю. Схватил и с силой обнял. Ее волосы были на ее лице, я медленно коснулся их и отвел в сторону.


- Я влюбился в тебя, я тебя не отпущу, если собралась прыгать, то позволь мне первому это сделать. Но все равно, вопреки всему, я тебя не отпущу. К тому же, ты сама сказала. Книги надо дочитывать, а моя книга не дочитана, и сегодня точно не время умирать... Время жить.

Ее напряженное тело внезапно сильно расслабилось в моих руках, и я почувствовал дрожь. Зеленые глаза засверкали от наполнивших их слез, губы затряслись. Я почувствовал, как ее маленькая ручка коснулась моей щеки, губы раскрылись и промолвили:

- Ты и вправду существуешь?


Больше нечего было мне ей говорить, надо было доказать. Расстояние между нашими губами было настолько маленьким, что даже если бы она шептала, я бы почувствовал, что она говорит. Я закрыл глаза и коснулся ее губ...

...Острая боль в груди и ниже, в районе желудка ударила меня, словно я коснулся оголенного провода под напряжением.

Я поднял голову. Напротив - монитор с заставкой в виде рыбок в аквариуме. Кругом темно...

23:47... Пятница... Мда, опять уснул перед ноутбуком.

Правильно говорят - в снах порой мы видим то, чего не может быть. Сны - это место, где мы можем все, где местами наши мечты исполняются, а реальность - она глупа, она линейна и предсказуема...

Я тронул мышку, экран включился.

Так, что там прокомментировал Мамед?..